Бикфордов шнур

Одна замужняя женщина Эля завела отношения на стороне, вернее, даже не завела, а только попыталась. Злопыхатели, конечно же, сказали бы, что она просто не успела. Или — хуже того — не смогла. Потому что муж сам завел уже свои шашни, все открылось, и, таким образом, Элин роман накрылся тазом. Вот ведь как интересно — ни на что сил нет, а женщина все равно верит. Конечно, иногда можно вспомнить классика и воскликнуть в негодовании: «О, женщины, коварство вам название». Это если переходить на злопыхательский язык. Но мы-то другие, мы добрые, мы снисходительные, мы пытаемся во всем если не разобраться, как там разберешься, а стараемся хотя бы взглянуть прощающим взглядом. Все всегда ждут понимания.

Тем более что обстоятельства самой жизни кого угодно бы толкнули на эту сторону, на сторону поиска любви. Там же был сплошной квартирный вопрос и неустроенность. Эля со своим мужем Михаилом когда познакомилась, они начали красиво встречаться — в заснеженных парках и других местах отдыха горожан. Немноголюдных. Потому что не хотелось никому глаза мозолить. Михаил же, в некотором смысле, был несвободен, хоть со своей женой Надеждой Викторовной не особо проживал, то есть он у себя, у мамы, а Надежда Викторовна, получается, у себя, потому что как только им удалось обзавестись отдельной жилплощадью, Михаил тотчас же сделал ноги. Потому что брак с этой Надеждой Викторовной — это не то что клетка, это уже острог, и никакой не белый. Вот как Тургенев писал? Он своему товарищу в письме буквально ведь следующими горькими наблюдениями делился: «Я, к сожалению, заметил, что у нас все любительницы литературы принадлежат к разряду рыл и мордемондий». Сказано было еще в середине XIX века, а не теряет актуальности. Конечно, рылом Надежду Викторовну никто не называет, это перебор, конечно, но что-то такое мордемондистое все-таки наблюдалось. Ну да, она, может, и такая хрупко-изящная с виду, но характер и занудство! И главное — часами заговорить может до обморока, и все с обидными оборотами, так прямо не обзывается, но выходишь после такой словесной трепки как дурак и неуч. Вот так с ней Михаил и промучился — потому что куда было ее девать? К своим маме с папой она возвращаться отказывалась категорически.

Но потом судьба все-таки смилостивилась и обеспечила эту женщину отдельной жил-площадью. А пока ожидания — Михаил и познакомился с Элей, и взялись они гулять по скверам и парками, и рассказывать пылко друг другу про свои чувства, и пересказывать оттенки этих чувств. В общем, этим гражданам было до чрезвычайности друг с другом интересно и занимательно. И главное — она на него смотрит, а он верит, что все правда. Не врет и не давит. И никакого, главное, от нее подвоха. Что она станет такой, какой стала его жена Надежда Викторовна, и это несмотря на то, что Эля тоже кое-какие книжки почитывала, но это для себя, а не так — чтоб мучить собеседника подробностями. А еще же Эля работала в области, к счастью, далекой от культпросвета, в отличие от Надежды Викторовны, которая еще и подрабатывала тамадой на свадьбах и юбилеях, поэтому книги она не просто читала, а заучивала наизусть. А Эля работала простым бухгалтером, и это предполагало в ней крепко стоящую на ногах женщину, далекую от того, чтобы закатывать сцены и истерики. Эля — видно же было за версту — спокойная барышня.

Поэтому, когда из жизни Михаила Надежда Викторовна исчезла, то он поспешил Эле предложить совместное проживание. И Эля здесь обнаружила несвойственное ей легкомыслие, что доказывает, что некоторые черты характера проявляются у нас в связи с новыми обстоятельствами жизни, то есть они дремали, а потом проснулись. Вот так и в Эле пробудился какой-то даже авантюризм. Потому что это была чистая авантюра — пойти вслед за мужчиной, у которого Эля — совсем даже не вторая жена, а, наоборот, даже третья. Это Эле так сказала ее мама. Но Эля уже превращалась в какую-то прямо вот бабочку и птицу и ничего не хотела слышать о трудностях бытовой стороны жизни. Потому что прогулки по скверам — это одно, а на что вы будете снимать квартиру — это другое. Это мама — Эле, но Эля ничего не видит, ничего не слышит, полет у нее, как говорилось. Вследствие этих летаний народился сын Ванечка, прехорошенький такой ребенок, который, правда, никак не мог смириться, что места дислокации его родителей постоянно меняются. В том смысле, что родители живут то там, то здесь, то у маминой мамы, то у папиной. Бабушки, конечно, все добренькие, но насчет того, чтобы поделить эти несчастные квадратные метры, стоят насмерть. Каждая так немного исподлобья смотрит и ждет, когда у другой бабушки нервы сдадут. Эля, разумеется, ждет, что совесть проснется у Мишиной родительницы, а Миша, он человек благородный, ни на чем не настаивает, но и, чтобы менять родительскую квартиру, где все знакомо с детства, не может быть и речи. Вот и мотаются они, с вещами, получается, на выход. И Эля уже в непонятках, где там у них зимнее барахло, а где демисезон. И так вплоть до того, как ребеночку уже в школу идти, а это еще какой срок, и за это время их чувства не то что потускнели, но под напором житейских бурь парусник любви малость свои паруса пообтрепал, такой у их парусника маленько даже бичеватый вид появился. И чаще Эля уже у своей мамы вместе с ребеночком, и Миша, соответственно, звонит и сообщает бодро, что он дома остается. И в его представлении «дома» — это как раз уже у своей мамы. Неразрешимый получился квартирный вопрос. А то, что где-то имеется жилплощадь, которую одни люди сдают, другие снимают, в голову им не приходило, потому что и так концы с концами еле-еле приходилось сводить. Какие-то непредвиденные расходы постоянно возникали форс-мажором, что естественно, когда ребеночек, да и сама Эля еще молодая женщина. А у Миши страсть насчет книжных магазинов, а это, кто не в курсе, то одна хорошая книжка там стоит примерно как три килограмма говядины. И Эля хотя и культурная женщина, но все равно задавала бестактные вопросы насчет говядины, и ее совершенно не трогало, что в Мишиной библиотеке появилось наконец новое художественное произведение любимого автора. Конечно, они ругались. А кто бы не ругался — и на месте Эли, и на месте Миши? Вот так начинается несовпадение интересов, и горизонт уже застилают тучи, и женщина уже смотрит презрительно, а мужчина — виновато. Такая печаль наполняет сердце. Потому что совсем недавно они бежали навстречу друг другу в этих скверах и парках, и Эля смеялась и шептала: люблю, люблю.

Вот и кто бы тогда бросил в нее камень? Когда Эля приходит с работы, а ее мама говорит, что звонил «твой» и просил передать, чтобы его не ждали. Вот его не то что перестали ждать, а перестали ждать вот этого, нынешнего, равнодушного уже человека, потому что ты к нему тянешь руки, а он как-то уворачивается, нырки делает, как боксер на ринге, и ты этими руками, ждущими любви, ловишь постоянно какую-то пустоту. Поэтому и возник другой мужчина, но самый смех, что этот мужчина совсем не догадывался, что он стал что-то значить для Эли. Короче, он там водителем на Элиной работе работал, а Эля ездила с ним по разным учреждениям, и бывало, что целый день они по городу мотаются, и приходится ждать подолгу, когда кто-то где-то освободится, чтобы подписать, или просили позже подъехать. Вот они, получается, с этим Виталей проводят много времени, а Виталя еще такой веселый, анекдоты, и когда надо — откроет окно в машине, когда жарко, когда надо — закроет, когда дует. А Эля не то что совсем дура наивная и не видит очевидного — что он просто открытый такой парняга, просто ее сердце ждет, что его обогреют. Ну и начала она что-то придумывать, воображать какие-то картинки, а этот Виталя, конечно, ни сном ни духом, у него вообще своя, посторонняя Эле жизнь, там у него тоже непростые отношения с двумя девушками, кто-то ему звонит, и он разговаривает и смеется. А Эля кусает губы, и у нее портится настроение, она даже почти ревнует. Хотя какие там у нее основания для ревности, кроме своего собственного желания быть кому-то нужной. В общем, довольно все мучительно, потому что придуманные и существующие чувства по боли переживания мало чем отличаются одно от другого. И вот так Эля однажды не скумекала, где фантазии, где реальность, и так вдруг однажды она настоящую сцену закатила. С кем ты, мол, все по телефону треплешься? И в том смысле, что это несправедливо и непорядочно по отношению к ней, к Эле. Виталя, конечно, рот открыл, вообще ни слова. Потому что здесь ведь он увидел, как посторонняя тетка из бухгалтерии натурально с ума сошла, помешалась в секунду. Он сильно перепугался и молча довез Элю до конторы. И так хорошо для него случилось, что он как раз на следующий день ушел в отпуск, а потом и вообще уволился. И не потому, что в глазах у него стояло перекошенное гневом лицо Эли, а в ушах — ее слова о подлости мужчин, так совпало просто, что родственники его пристроили на другое место работы с повышением заработной платы и прочими заманчивыми перспективами. Поэтому адью, Эля.

А тут еще и муж Мишаня ушел к своей бывшей жене, и совсем не к той, которая номер два, а, наоборот, номер один, про которую все забыли и в расчет не брали. Потому что основные боевые действия проводились между Элей и Надеждой Викторовной, а то, что еще раньше была какая-то Люда, все напрочь забыли. Похоже, что и сам Михаил забыл. Только эта Люда возникла как-то на его пути в виде ангела помощи, и он прямо вот ахнул, какие чудеса жизнь преподносит. Он опять сначала влюбился, а потом опять полюбил и предложил ей гулять по скверам и паркам. На что Людмила сказала: на что нам пешие прогулки, когда есть автомобиль. И они на этом автомобиле стали везде ездить. Сначала они поехали и подали заявление о расторжении Мишиного брака с Элей, а потом уже и в загс, где их по-тихому расписали и поздравили. И Михаил после всех своих где стайерских, где спринтерских забегов ощутил себя наконец в тихой гавани, где от него никто ничего не требует, а просто любят, и смотрят ласково, и ничего, вообще ничего не требуют взамен этой любви. Живи, и все — а я тебя буду любить! И Михаил ощутил в сердце своем благодарность и склонил голову в почтении перед глубиной переживаний Люды. И вот здесь уже без обид, девочки, потому что речь идет только о том, что восстанавливается справедливость.

Но опять же остались неохваченные этими чувствами две предыдущие женщины, Надежда Викторовна и Эля. Но у Надежды Викторовны нашлось занятие — поиск спутника жизни через Интернет, так что она постоянно занята перепиской и встречами. Уже намечаются кое-какие варианты...

А что касается Эли, то ее широко распахнутые голубые глаза, зеленые, серые, синие — все зависит от цвета линз, все ждут и ждут. И есть тут безусловная уверенность в том, что она обязательно дождется своего человека. Потому что пылкое у нее сердце. И которые мужчины неленивые, и которые умеют что-то еще услышать, короче, если не глухой он и не слепой — ему обязательно захочется настоящей любви. Вот так он и встретит Элю. И это уже от сердца к сердцу какие-то невидимые нити, бикфордов практически шнур. И все в мире связаны любовью. Пусть иногда и немножко дурацкой.

Загрузка...