Непотопляемый

Начальник райотдела милиции Борисов предстал перед судом по обвинению в избиении подчиненного

Как нужно поступать с милиционером, который, напиваясь, прилюдно избивает своих подчиненных? Место ли в рядах стражей порядка тому, кто не извиняется за свой пьяный дебош, а приказывает униженному и оскорбленному писать рапорт на увольнение и заявляет, что ему наплевать на суд и на прокуратуру? Можно ли доверять таким людям охрану порядка целого района? Ответы на эти вопросы мы надеемся получить, наблюдая за ситуацией вокруг скандального дела начальника ОВД Осинского района Владимира Борисова.

Я — начальник, ты — дурак

— Двадцать третьего декабря 2008 года в 9.00 я сдал дежурство в ИВС, после чего мне полагался отдых в течение двух последующих суток, — рассказывает дежурный ИВС ОВД Осинского района Александр Непокрытых. — Я отдохнул после смены и поехал в село Оса, чтобы купить к компьютеру сына колонки с наушниками. Затем я приехал в кафе «Ева», встретил своих знакомых и сел к ним за стол.

Александр подчеркивает, что в тот вечер к спиртному притрагивался (по бурятскому обычаю отказываться от алкогольного угощения — верх непочтения), но не пил. Но сути дела это не меняет: он находился в заведении во внерабочее время и имел полное право расслабиться.

— Около 21.00 мы услышали громкий крик из первого зала и узнали голос начальника ОВД по Осинскому району подполковника милиции Борисова, — продолжает Александр, — я догадался, что он кричал на находившегося в первом зале участкового. Затем Борисов зашел в наш зал и стал кричать на нас, при этом нецензурно выражался. В такой манере начальник интересовался, почему мы находимся в кафе и распиваем спиртное. Он заявил, что уже вызвал наряд милиции.

Александр Непокрытых объяснил Борисову, что находится не при исполнении. Но тот, как рассказывает потерпевший, его будто не слышал и продолжил на него кричать.

— Он схватил меня и сказал, чтоб я немедленно вышел из бара. Я шагнул в сторону и, смахнув руку Борисова со своего плеча, направился к выходу из кафе.

Выйдя на улицу, Александр Непокрытых собирался поехать домой. Но дорогу ему преградил Борисов.

— Взяв меня за плечо, он спросил: «Куда собрался?» Я ему ответил, что сейчас на такси поеду домой, — рассказывает Александр Непокрытых. — Борисов мне сказал: «Сейчас поедешь на освидетельствование!» Я снова стал объяснять ему, что за мной никаких провинностей нет. Но он в грубом приказном тоне заявил: «Я тебе сказал ехать — значит, поедешь!» Хочется отметить, что Борисов вел себя агрессивно, возбужденно, и когда он на меня кричал, я почувствовал от него запах алкоголя. Я сказал Борисову, что он сам пьян.

— После этого Борисов применил насилие к Непокрытых, с силой нанеся удар своей левой ногой по ногам потерпевшего справа, в результате чего последний упал и ударился головой о землю, — рассказывает начальник межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по Иркутской области Никита Гранин.

— Я увидел свои ноги в воздухе выше головы и потерял сознание, — продолжает Александр Непокрытых, — очнулся от того, что меня кто-то дергал за плечо. Открыв глаза, я понял, что лежу на спине, и увидел, что меня трясет Борисов, наклонившись надо мной. Увидев, что я открыл глаза, он с улыбкой сказал мне что-то вроде следующего: видишь, как ты напился, на ногах стоять не можешь. Встав на ноги, я спросил его: «Почему вы распускаете руки, зачем ударили меня?!»

Неунимавшийся подчиненный разозлил начальника настолько, что тот, как говорит Александр, схватил его и силой потащил к милицейскому автомобилю.

— Борисов открыл дверь и запихнул меня на переднее пассажирское сиденье. Я повторил Борисову, что он сам пьян, и предложил ему также пройти освидетельствование. Борисов несколько раз ударил меня кулаком.

Коллеги довезли Александра до здания ОВД и отпустили. 35-летний мужчина, отец, капитан милиции, просто не мог поверить, что с ним так обошелся начальник!

— Находясь дома весь следующий день, я надеялся, что Борисов одумается и извинится передо мной, — делится впечатлениями Александр Непокрытых, — но вышло совсем наоборот.

Двадцать пятого декабря во время рапорта Борисов велел Александру писать заявление на увольнение.

Связи решают все

— В результате умышленных преступных действий Борисова потерпевшему были нанесены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, относящейся к категории повреждений, причинивших вред здоровью средней тяжести, — рассказывает Никита Гранин. — Изначально делом занимались следователи возглавляемого Борисовым ОВД. Но 4 января расследованием занялись сотрудники Следственного комитета при прокуратуре.

Казалось бы, вина начальника ОВД очевидна. Нужно его арестовывать, отстранять от работы и запирать в следственный изолятор, пока еще кого-нибудь не побил. Если он так ведет себя с коллегами, то нетрудно догадаться, что сулит встреча с этим подполковником простым гражданским. Однако, несмотря на всю неоспоримость фактов, при умении и хороших связях можно выкрутиться и не из таких сложных передряг.

Владимир Борисов по-прежнему работает. И следователи СКП весьма скептически настроены по поводу итогов судебного разбирательства. Ведь Борисова суд не то что арестовать не позволил, его даже от должности не отстранили.

— Свои действия Борисов совершал, являясь сотрудником милиции — представителем власти, явно превышая свои должностные полномочия, — говорит Никита Гранин, — не имея на то законных оснований, дискредитируя себя как сотрудника милиции в глазах граждан, подрывая авторитет государственных органов власти и государства в целом. Он прекрасно осознавал, что совершает действия, явно выходящие за пределы его полномочий.

Трижды сотрудники СКП обращались в судебные инстанции с ходатайствами о снятии с Борисова полномочий. Но получили три отказа. Два — из районного суда, один — из областного. Выходит, что попавшийся на взятке мэр Магданов опаснее, чем распоясавшийся начальник милиции.

Все жители района, кто не побоялся обсуждать с нами личность Борисова, говорят, что он здесь — практически самая важная персона. Но если к некоторым милицейским начальникам население относится терпимо или даже с симпатией, то о Борисове так никто не высказался. Все говорят о его крутом и непредсказуемом нраве.

— У него прекрасные связи в милицейском руководстве областного уровня, — говорит житель района Петр Вешников, — суд для него тоже не проблема. Я точно знаю, что председатель местного суда, который не позволил отстранить Борисова от должности, состоит с ним в родстве.

На очередном судебном заседании по вопросу отстранения Борисова следователи предоставили объявление, размещенное в местной газете. Из него следовало, что начальник ОВД Борисов просит всех свидетелей драки явиться к нему на личный прием. Одной из основных причин, по которой подозреваемого необходимо отстранять от занимаемой должности, является его возможное давление на свидетелей. Но суд, даже имея на руках такое красноречивое доказательство нажима на свидетелей, не счел его весомым. Кроме того, таинственным образом исчезли все записи входящих звонков дежурной части ОВД. Записи эти должны были в полной неприкосновенности храниться на жестком диске компьютера, установленного в кабинете Борисова. Он, как следует из свидетельских показаний, звонил из кафе со своего сотового и приказывал вызвать экипаж. Можно предположить, что подполковник, если он действительно был пьян, не хотел обнародовать интонации своего голоса и выражения. Это ли не еще один факт вмешательства в расследование? Для иркутских и осинских судей — нет.

Легко представить, насколько неприкосновенным чувствует себя человек, который на глазах многочисленных свидетелей избил капитана милиции и до сих пор даже не отстранен от должности, не говоря уже об его аресте. Александр Непокрытых получил серьезное увечье. Около месяца он провел в больнице. По счастью, после ссоры с начальником он не стал инвалидом. А подозреваемый гордо носит погоны подполковника и, вполне может быть, собирается расти по служебной лестнице еще выше.

Напуганные милиционеры

Мы попытались поговорить о деле Борисова с другими его подчиненными, но ни один из них не согласился. Зато родственники милиционеров на условиях анонимности возмущенно рассказывали, как обрабатывались те сотрудники, которые присутствовали при избиении Непокрытых. Им, как уверяют местные жители, было недвусмысленно сказано: меняй показания или увольняйся. Поэтому практически каждый из тех, кто изначально рассказал следователям о том, что случилось между Борисовым и Непокрытых, позже отказался от своих слов.

— Когда обсуждаем с коллегами мою историю, практически все они меня поддерживают, — говорит Александр, — но пойти против начальника до конца осмелился только я.

По-человечески понять осинских милиционеров можно: о работе в милиции мечтает чуть ли не каждый местный мужчина. Потерять погоны, пусть даже отстаивая интересы товарища, для многих сотрудников и их семей — непрактичный поступок.

Александр Непокрытых после лечения продолжил работу в районной милиции в прежней должности дежурного изолятора временного содержания.

— С Борисовым вижусь едва ли не ежедневно, — улыбается Александр, — но мы с ним не здороваемся. Никакого воздействия ко мне он больше не применяет. Недавно даже премировал. Видимо, таким он стал после бесед с адвокатами.

Наверное, адвокаты же и посоветовали Борисову начисто отрицать свою вину. Следователи рассказывают, как на очередном допросе в СКП он заявил, что является начальником и имеет полное право следить за тем, как ведут себя подчиненные. Следователи приходят к выводу, что он действительно считает себя правым!

Разговаривая с Александром Непокрытых, мы заметили, насколько он устал от постоянного напряжения. Но отступать не собирается.

— После всего, что мне довелось пережить в связи с этим делом, я уже не верю, что Борисову грозит что-то серьезное, хотя по этой статье в принципе полагается до семи лет, — рассуждает Александр. — Мне в моей истории непонятно еще и вот что. Все мы знаем ситуацию с майором Евсюковым, расстрелявшим людей в супермаркете. Были крупные отставки, руководство МВД заявило, что к историям, когда милиционер поднимает руку на окружающих, нужно относиться с повышенным вниманием и принципиально жестко наказывать виновных. Но, судя по всему, всегда будет кучка неприкасаемых, которые продолжат беспредельничать.

Что говорят в милиции области

В пресс-службе ГУВД по Иркутской области нам сказали следующее: «Мы знаем об уголовном деле в отношении Владимира Борисова. Дело передано в суд, и именно он установит истину».

Метки:
baikalpress_id:  29 715