Прописные истины

В талантливом исполнении модной писательницы

Известная российская литераторша, создательница целой серии детективов и по совместительству телеведущая Татьяна Устинова на прошлой неделе осчастливила своим визитом иркутских читателей. Она встречалась с ними в магазине «ПродалитЪ». Обозреватель «Пятницы» (не фанат Устиновой) Елизавета Старшинина, побывавшая на этой встрече, долго потом не могла вспомнить, о чем почти целый час вещала «примадонна российского детектива».

Честно признаюсь, что до самого последнего дня я ни одного романа Татьяны Устиновой не читала. Не желая оказаться в роли того самого гражданина, который «Пастернака не читал», но мнение высказывал, я решила что-нибудь прочесть. Здесь передо мной встала проблема выбора, потому что романов у Устиновой вышло много — почти тридцать томов. И все такие красивые — в шикарных обложках, прямо глаза разбегаются. Спасибо Интернету, который выдал синопсисы (краткое описание) почти всех романов. Выяснилось, что у Устиновой преобладают главные героини двух типов: либо это журналистки-пиарщицы, либо — немолодые и некрасивые женщины с трудной судьбой. В итоге я выбрала роман «Миф об идеальном мужчине» о злоключениях одинокой и бедной детдомовки Клавы Ковалевой. Сюжет таков: Клава безнадежно влюблена в разведенного, циничного и хладнокровного майора милиции Андрея Ларионова, который втайне мечтает «о толстом щенке по имени Тяпа и женщине, которая принимала бы его таким, какой он есть». Параллельно в романе убивают известного хирурга Мерцалова, тоже, кстати, бывшего детдомовца. В финале мы узнаем, что и Клава, и убитый хирург на самом деле — родные брат и сестра. Более того, они незаконнорожденные дети знаменитого скульптора Джапаридзе, который, умирая, оставил им огромное наследство. Собственно из-за этого наследства весь сыр-бор. И вот когда уже убийца (законный сын скульптора) наставил на несчастную Клаву пистолет, появляется майор Ларионов и обезоруживает подонка. Ну а дальше, как вы уже догадались, слезы и любовь до гроба. О художественных достоинствах романа говорить не приходится, тут можно лишь привести цитату Татьяны Толстой, которая как-то назвала Устинову хорошей бабой, но посредственной писательницей. Впрочем, чтобы ни говорили Толстая и прочие серьезные литературные деятели, от Устиновой не убудет. Ее книги издаются миллионными тиражами, по ним снимаются сериалы... Значит, кому-то это нужно, кому-то нравится. К примеру, некоторые мои знакомые говорят, что это такой способ релаксации перед сном...

Меня больше занимает другая ипостась Татьяны Устиновой — не только автора детективов, но и раскрученного медийного персонажа. Устинова присутствует сегодня практически везде: в телевизоре, на радио, в глянцевых журналах, газетах... И везде она говорит. Причем много и на любую тему. Она щедро дает советы, к примеру, как правильно воспитывать детей, как следить за фигурой, как пропалывать грядки. В общем, такая универсальная копилка житейской мудрости. И это впечатление подтвердилось во время ее приезда в Иркутск. На моей памяти приезжали разные писатели, и всегда им было не только интересно себя показать, но и пообщаться, узнать, чем живут люди. Но Татьяна Устинова — это нечто совершенно особенное. Она зашла в зал магазина, вернее, вплыла, как корабль, гордо подняв голову, победоносная, торжествующая, просто суперсуперсуперуспешная...

Выяснилось, что писательница несколько дней отдыхала на Байкале. Ходила на яхте по озеру. Понравилось все: сопки, горы, мыс, кедры, горное озеро, облака, рыбалка...

— Все это произвело огромное впечатление, которое еще нужно долго укладывать в голове, — призналась Устинова, — у меня сгорел нос, хотя все время шел дождь, — это необыкновенно!

Неудивительно, что во время созерцания байкальских пейзажей Татьяну Устинову посетило вдохновение, в результате родился сюжет нового романа — она даже посетовала, что не взяла с собой компьютер.

— Вы представляете, я ручкой на бумажке писала роман! — воскликнула она.

Как будто речь шла о чем-то из ряда вон выходящем.

Естественно — и тут не может быть никаких сомнений, новый роман Устиновой будет об убийстве. «Начинаться он будет с того, что мужик очухивается после совершенно ужасной попойки, — приоткрыла свой замысел литераторша, — я ужасно веселилась, когда это все писала. Ужасно!»

Затем Устинова немного рассказала о своей насыщенной работе на телевидении в программах «Жизнь как жизнь» и «Час суда».

— Конечно, — призналась она, — всем уже этот «Час суда» очень надоел. И нам с Павлом (Астаховым. — Ред.) хуже горькой редьки, и редакции, и мне кажется, что он и продюсерам надоел. Ну хорошая программа, рейтинговая такая — юридический ликбез какой-то... Жалко бросить! Потому и не бросают.

По поводу конкуренции с другими писательницами-детективщицами: Донцовой, Марининой, Поляковой, Шиловой и др. — Татьяна Устинова ответила очень дипломатично:

— Ниша у каждого своя, все пишут по-разному, но топовые авторы потому и топовые, потому что у каждого свой стиль. И мы не конкурируем никак внутри этого сообщества, потому что мы не эстрадные звезды. И нас не надо запихивать в один концерт. Я как читатель читаю все подряд, и в моих читательских мозгах все они соседствуют. И я прекрасно понимаю, что если читать одну только Устинову, то можно сойти с ума. Не надо...

Речь писательницы сопровождалась весьма экспрессивной и выразительной мимикой, с закатыванием глаз, взмахиванием рук... Наблюдать за этой пантомимой было очень любопытно, и часто даже гораздо любопытнее, чем слушать ее откровения. Совершенно очевидно, что из Устиновой получилась бы неплохая трагикомичная актриса в духе Фаины Раневской. И, кстати, выяснилось, что недюжинные актерские таланты были замечены кинематографистами. Причем самим Станиславом Говорухиным, который утвердил Устинову на роль бывшей жены главного героя в комедии «Сердца четырех». Устинова с восторгом и упоением рассказывала об участии в съемках.

На вопрос «Не хотели бы вы написать толстый роман в другом жанре?» знаменитая литераторша прорычала «Нет!!!» — да так громко, что все даже вздрогнули.

— Знаете, один знакомый все время подбивает меня написать роман-эпопею под названием «Жабий камень». Но боюсь, что не потяну эпопею, — неожиданно заскромничала Устинова, — решительно никак! Детективы меня все больше манят.

Напоследок Устинова пожелала всем «никогда не сдаваться и радоваться жизни».

— Это умение нужно культивировать в себе, — принялась философствовать писательница, — оно с неба само не падает. И неважно, что вы сегодня купили: горсть орехов или новую машину... Можно радоваться и тому, и другому. Искренне... Если нет пока машины, то будет еще. Иначе можно утонуть в этом негативе...

В общем, почти весь разговор Устиновой с читателями (скорее читательницами. — Авт.) строился вокруг прописных истин, но подавались они с таким артистизмом и сознанием собственной значимости и исключительности, что все сидели просто завороженные. И я в том числе... Несомненно, это был спектакль «одного актера», причем очень талантливый спектакль... Действительно, немногим такое под силу: говорить о всякой чепухе, но чтобы при этом люди чувствовали себя счастливыми. Собственно, точно такой же психотерапевтический эффект производят и романы «примадонны». Вроде читаешь, и оторваться невозможно, а прочитал — и через час уже ничего не вспомнишь.

Загрузка...