Заморозят зарплату

Девятнадцатого августа на совещании в Смоленске вице-премьер Александр Жуков заявил, что в 2010 году не будет индексации (роста) зарплат у бюджетников и военнослужащих. Правительство также не станет увеличивать пособия по безработице и выделять регионам субсидии на поддержку ветеранов труда, тружеников тыла и многодетных семей. В бюджете на это нет денег.

Как мертвому припарка

Заявление о замораживании зарплат прозвучало на фоне неутешительного доклада, который практически одновременно обнародовал Росстат. Согласно ему, Россия находится на первом месте по падению ВВП среди стран БРИК и «Большой восьмерки». Также в нем отмечается, что в нашей стране самая высокая инфляция. О том, что это означает для России, мы размышляем с Григорием Заорским, доктором экономических наук, ректором Сибирского института ГАСИС.

Для профессора ситуация очевидна: «Вся наша экономика построена на добывающей отрасли, — объясняет он, — но страны, куда мы экспортировали газ, нефть, алюминий и т. д., пока еще охвачены кризисом. В результате мы меньше продаем и меньше получаем денег. Работающих отраслей в России почти не осталось. Наша экономика и прежде работала на недопустимо низком уровне, а сегодня объемы производства снизились процентов на тридцать, а где-то еще больше, к примеру, строительство упало в объемах в два-три раза. Это значит, что доходы бюджета, которые формируются из налоговых поступлений, тоже сократились».

— Некоторые эксперты говорят, что сегодня у нас расходы превышают доходы в два раза!

— В полтора раза — это точно. В разных регионах цифры колеблются, но в целом это так. Государству надо как-то выкручиваться, чтобы исходя из имеющейся доходной части бюджета обеспечить финансирование всех расходных направлений. А бюджет — это тридцать одна статья расходов, в том числе образование, здравоохранение, наука, культура, экономика, космос, которые нежелательно, но все же можно урезать, и все остальные — социальные статьи, которые урезать нельзя: пенсионеры, дети-сироты, инвалиды, плюс надо содержать армию, правоохранительные органы, суд. Эти статьи неприкасаемые. Задача — оставить их как минимум в том же объеме финансирования, что есть сегодня. Но объем поступлений в бюджеты всех уровней уменьшился, поэтому остается одно: не индексировать зарплату, не увеличивать социальные выплаты... Но тут снова возникает задача: как сохранить расходы на том же самом уровне, притом что доходная часть сокращается. Выход здесь один — включить станок.

— В переводе на русский язык это значит, что зарплата расти не будет, а инфляция будет усугубляться? То есть от чего ушли — к тому и пришли.

— Инфляция никуда не денется, качество жизни простых людей ухудшится. Но самое главное, что на оздоровление экономики эта мера, как мне кажется, не повлияет. Скорее, даже даст обратный эффект. Сегодня уже нет средств, которые можно было направить на создание новых производств.

— Однако некоторые экономисты говорят, что решение о замораживании нужно было принимать еще три месяца назад...

— Сомневаюсь, возможно, будет достигнут краткосрочный эффект в первые две недели. А затем снова все вернется на круги своя. Еще раз повторяю, замораживание заработной платы в нашей ситуации инфляцию не уменьшит, но политически ситуацию ухудшит, психологически будет воспринято как антинародная мера, принимаемая неумелым правительством.

— Давайте поговорим о последствиях.

— Совершенно очевидно, что эти меры приведут к росту коррупции, всяческим поборам. Чиновники, имеющие отношение к управлению, будут пытаться компенсировать недополученное с помощью взяток и откатов. Естественно, при росте инфляции уровень жизни обычных рядовых бюджетников резко снизится. Тем более у нас и так учителя, медработники, библиотекари и т. д. относятся к наименее обеспеченным слоям населения. Они и раньше жили отнюдь не роскошно, теперь им придется вообще затянуть ремни. Плюс еще цены на услуги ЖКХ, наверняка они к концу года снова пойдут вверх. Бюджетникам придется туго.

— Протестовать будут как в начале 90-х?

— Думаю, нет. Скорее всего, они будут терпеть. Если позволят, будут роптать, позволят СМИ немного показать и написать — немного покажут по ТВ и немного расскажут, не позволят — то никто и не узнает. Ну, кто-то, может, от отчаяния уйдет из жизни. Массовых волнений не будет. Понимаете, основа протеста — объединенный коллектив. А какое в школе может быть объединение? Ну, работают там 20—30 учителей, которые разобщены и на которых постоянно оказывается административное давление. Та же ситуация в поликлинике, детском саду. Ну а если кто-то где-то попытается перекрыть федеральную трассу, то разогнать их не составит труда, даже дубинок резиновых не надо.

Метки:
baikalpress_id:  29 701