Устали отдыхать

Почему отдых на китайском курорте Бэйдайхэ хочется считать по принципу «день — за три дня»?

Август подходит к концу, и читатели «Пятницы» начинают возвращаться из отпусков. Иркутянин Егор Смирнов, побывавший этим летом на китайском курорте Бэйдайхэ, вернулся с отдыха с двойственным чувством: с одной стороны — замечательно, интересно отдохнул; с другой — очень устал. Своим опытом Егор с удовольствием поделился с читателями «Пятницы». В его отчете — все плюсы и минусы отдыха среди китайской номенклатуры.

Молчание турагентов

Не спрашивайте меня, почему нам с женой захотелось поехать в Бэйдайхэ. Это трудно объяснить. Возможно, сыграло свою роль почти сказочное название курорта, возможно — информация о его «избранности», а может, нам просто надоела Турция. В общем, решили ехать на китайский курорт Бэйдайхэ.

Странное, а потому неприятное ощущение у меня возникло после первого же звонка в турфирму.

— А почему вы выбрали Китай? — разочарованно спросила менеджер агентства. — Не лучше ли по такой же цене, а то и дешевле, отправиться в Турцию?

Несмотря на безнадежные интонации в голосе туроператора, я узнал, что путевка в Турцию втроем (двое взрослых и тринадцатилетний мальчик. — Авт.) вместе с перелетом обойдется в 90 000 рублей. В Китай — примерно столько же.

— Я имею в виду трехзвездочный отель и двенадцать ночей, — объяснила туроператор. — Но в Турции за эти деньги у вас будет «все включено», а в Китае — только завтраки (правда, оказалось, что в китайском варианте в названную стоимость включено двухдневное пребывание в Пекине. — Авт.).

Тогда я попросил подыскать отель с бассейном и поближе к морю. К своему огромному удивлению, я узнал, что в Бэйдайхэ, знаменитом номенклатурном курорте Китая, где отдыхают все крупные чиновники и бизнесмены, нет ни одного отеля с бассейном! Более того, туроператор не смогла с уверенностью в голосе назвать хоть одну гостиницу, которая находилась бы совсем близко к морю (так называемая первая линия. — Авт.).

— По-моему, «Кун-Жин» и «Дружба» недалеко от пляжа, — вяло произнесла девушка.

Когда речь заходит про Турцию, Таиланд, Египет или любую другую раскрученную курортную страну, туроператоры дают клиентам подробнейшую информацию о месте их будущего отдыха. Они показывают сотни фотографий отеля в журналах, демонстрируют карту населенного пункта, где счастливчикам предстоит провести незабываемые дни и ночи. С Китаем оказалось все совсем наоборот.

Турагент говорила так, будто пыталась скрыть что-то кардинально важное. Я напомнил, что имею право потребовать от продавца путевки самую исчерпывающую информацию о покупаемом товаре. Турагент произнесла сакраментальную фразу:

— Ну чего вы хотели от китайцев! У них все всегда так, какие-то они скрытные.

В итоге нас «поселили» в отель «Приморский», заверив, что он находится едва ли не на самом пляже. Девушка долго копалась в своем компьютере, через пять минут отыскала фотографию моря, снятую с ресепшена какой-то гостиницы, и поклялась, что это наш отель.

Я успокоился и, приехав домой, порадовал жену, что, во-первых, место проживания отхватил отменное и, во-вторых, лететь нам всего-навсего два с половиной часа. Этот фактор для нас — туристов, которые боятся летать, немаловажен.

Курорт Бэйдайхэ (в русском варианте — Байдахэ) находится в 280 километрах восточнее Пекина. Из аэропорта туда добираются на автобусах. Посадить россиян в автобус должна была некая китайская Наташа, наша мать родная на предстоящие 12 дней.

Дефицитное солнце

Но до Наташи нужно было еще добраться. Турагент сказала, что все трудности закончатся для нас после того, как в аэропорту Иркутска мы найдем представителя турагентства, которая даст нам список въезжающих в Китай. Пускают туда либо по одиночной визе, которая стоит 100 американских долларов на человека, либо по тем самым спискам. С ними хлопотнее, но дешевле. Представитель фирмы сказала, что в Пекинском аэропорту перед пограничным контролем будет находиться представитель принимающей стороны, который найдет остальных членов нашей группы (в общей сложности в списке было десять фамилий. — Авт.), и после этого мы спокойно пересечем границу.

Аэропорт Пекина нас не просто удивил — это даже не аэропорт, а целый город. Блестящий, огромный, чистейший! В нем пассажиров возят на электричках! И есть в этом аэропорту горизонтальные эскалаторы для тех, кто устал идти пешком.

Несмотря на заверение иркутских туроператоров, что никаких трат по пути до отеля мы больше не понесем, китаец Володя объявил, что нам необходимо завизировать наши списки какими-то круглыми печатями. Стоит эта процедура пять юаней (один юань меняют на пять рублей. — Авт.) за каждый список. Делать было нечего, расплатились.

Море китайцев

До отеля ехали три часа. «Приморский» оказался не на самом берегу, как обещали в Иркутске, а в семи минутах от него. Номер наш был вполне приличным, девушки-«куни» — расторопными, представители администрации, как и абсолютное большинство местных жителей, — не знающими русского языка.

Кое-как добившись от них времени, когда заканчивается включенный в стоимость путевки завтрак, и поняв, что в нашем распоряжении десять минут, мы помчались в ресторан. Нужно сказать, что завтрак стал первым положительным моментом в отпуске. Забегая вперед, скажу, что каждое утро кормили нас буквально как на убой: шведский стол ломился от салатов, нескольких видов горячего, различных гарниров и так далее. Из ресторана мы уходили максимум в девять утра и были настолько сыты, что второй прием пищи устраивали только под вечер.

Первый день был жарким и пасмурным, солнце так и не выглянуло, поэтому пляж мы рассматривали очень и очень предвзято. И совершенно напрасно. Подходы к пляжу — без соринки, его опоясывает прекрасная набережная, каждый десяток метров которой не похож на другой. Здесь можно повсюду ходить босиком, не боясь, как в Турции, напороться на ржавую консервную банку. Как только на песке появляется обертка от какого-нибудь «сникерса», тут же прибегает уборщик и ликвидирует ее.

Желтое море — на самом деле желтое. Отдыхая на Средиземном море, мы запросто погружали свой аквафотоаппарат в воду и делали прекрасные фотографии: настолько там прозрачная вода. Здесь же мы сумели снять только насыщенную желтизну воды. Но пусть никто не подумает, что купаться в этих местах неприятно: напротив, выходить из моря не хотелось часами.

Вечером, когда мы отправились в соседнюю гостиницу играть на бильярде, от завсегдатаев Бэйдайхэ узнали, что приехали не в сезон. Нам объяснили, что в июле сюда лучше не ездить из-за пресловутого сезона дождей. Оптимальное время — до середины июня и с середины августа. Почему нам об этом не сказали в турагентстве — пусть останется на их совести.

Несмотря на сезон дождей, по-настоящему курорт заливало только в один из двенадцати дней нашего пребывания. Теплый дождь шел с такой силой, что на улицу невозможно было выйти даже с арендованным за 5 юаней гостиничным зонтом. В остальные дни было солнечно и жарко.

Вкусно и дешево

Мы совсем не пожалели об отсутствии в Бэйдайхэ системы «все включено», иначе были бы лишены возможности насладиться необыкновенно вкусной местной кухней. Знаменитые китайские порции настолько больше наших, что нам троим хватало одного горячего, одного салата и двух гарниров. Практически каждый ужин мы сопровождали дегустацией морепродуктов.

В предбаннике любого местного ресторана установлены аквариумы с множеством водных монстров, начиная с крабов и креветок и заканчивая омерзительными морскими кишками и медведками. Мы попробовали практически все, за исключением кишок. Понравилось и на вкус, и по цене, и по ощущениям: указал на живых креветок, их выуживают и готовят у тебя на глазах. Здесь и речи быть не может о просроченности продуктов.

На очень плотный ужин, включая, например, жареную каракатицу с зеленым луком и пиво, мы тратили не больше 70 юаней. В Иркутске за такие деньги каракатицу можно разве что просто увидеть.

Красоты хоть отбавляй

Тех, кто не мыслит свой отдых без массированного шопинга, спешу немного разочаровать: в Бэйдайхэ шопинг практически отсутствует. Здесь можно купить лишь пляжные принадлежности, еду и дешевые айфоны по 3000 рублей за штуку. Чего здесь действительно много, так это жемчуга. Торговаться за него нужно нещадно, до последнего дыхания, тогда вам удастся купить нитку, пусть даже и мелкого жемчуга, всего за пятьдесят рублей.

Есть в Бэйдайхэ огромный жемчужный рынок, где нас научили отличать поддельные жемчужины от настоящих. Самый простой способ — взять нитку из рук продавца и потереть друг о друга две жемчужины. На настоящем жемчуге (вне зависимости от его цвета. — Авт.) должен появиться белый порошок. Если его нет — значит, перед вами стекло или пластмасса.

Если сравнивать, например, турецкую Анталию и китайский Бэйдайхэ, то последний, безусловно, выигрывает по красоте и уютности. Дело в том, что, являясь ближайшим к мору курортом от Пекина, Бэйдайхэ уже много десятилетий считается летней столицей государства. Здесь отдыхает вся элита Поднебесной. На идеально чистых городских улицах большинство машин — новые модели «Ауди», «БМВ», «Порше». Отдыхающие с семьями высокие чины не стесняются показывать свою значимость. От этого, безусловно, страдает и всеобщий настрой местного населения по отношению к россиянам. К нашим соотечественникам в Бэйдайхэ относятся с неким превосходством. А может быть, все это — плод моей воспаленной фантазии, а китайцы показались мне такими напыщенными и высокомерными из-за их колоссальных успехов в спорте.

Фотографироваться в Бэйдайхэ хочется на каждом шагу. Повсюду бесконечные скверики, газончики, статуи, фонтаны, вечером подсвечиваются абсолютно все деревья вдоль улиц. Цветы стоят на тротуарах прямо в керамических горшках, и никто их не пинает. А Олимпийский парк вообще оставляет тебя в уверенности, что, к сожалению, родному Иркутску таким восхитительно-фееричным никогда не стать.

Хочется отдельно сказать о том, что китайцы абсолютно не умеют завлечь туриста в поездки по местным красотам. Как делают их коллеги в других странах? Они буквально затягивают туристов в автобусы, впихивают им в руки буклеты, приукрашивая достоинства достопримечательностей. Китайцы же как будто все это делать ленятся.

— Вы поедете завтра на Китайскую стену? — позвонила как-то утром Наташа.

Мы, конечно же, согласились. И были рады отдать по 250 юаней просто за то, чтобы прикоснуться к стене и, если повезет, пройти по ней несколько метров.

На деле эта поездка оказалась одной из самых запоминающихся в моей жизни. Для начала нас привезли к какому-то предгорью и повели в парк аттракционов. Там нам разрешили бесплатно кататься на всех, очень даже недурных, качелях, каруселях и гонках. Затем мы проследовали за Наташей в удивительный парк, где прямо между людьми гуляли павлины, пеликаны, черные лебеди. Их мы кормили с руки. Затем нас, еле дышавших от фантастичности (в иных туристических странах мы бы за уже увиденное заплатили гораздо больше. — Авт.) происходящего усадили в кабинки фуникулера. Спустя пять минут нас встретили на пригорке, откуда отходил катер, который повез группу по местному горному водохранилищу. После нас отправили на другом фуникулере. На этот раз туристам предстояло незабываемое сорокаминутное путешествие в минималистической кабинке над водохранилищем, над горами с вырубленными в них статуями Будды, над местной тайгой, над облаками. В итоге мы забрались на высоту 890 метров. И там увидели настоящий буддийский монастырь. Точно такой же, как в тех самых фильмах про Шаолинь и его обитателей. И только после этого, спустя три часа, нас повели к стене.

Я не стану описывать ощущения от знакомства с этим чудом инженерной мысли, упомяну лишь изречение Мао, написанное на камне, установленном поблизости: «Кто не видел Китайскую стену, тот плохой человек».

Подобный же восторг мы испытали от посещения аквариума, где увидели пятиметровых акул, скатов и побывали в зале, имитирующем нахождение человека под водой. В аквапарке кроме самих горок нам показали белых медведей, белуг, шоу дельфинов. Словами трудно описать эмоции после выезда из «Сафари-парка», где дорогу нам преграждали белые львы, жирафы, зебры и медведи. Еще раз подчеркну — о том, что экскурсия будет интересной, насыщенной и, не побоюсь этого слова, великолепной, китайские гиды не сообщали. Они вообще никак не рекламируют свой «товар», не завлекают туриста. И это очень непривычно и странно (особенно после Турции. — Авт.). Ведь на выходе-то — отличное времяпрепровождение за очень небольшие деньги.

Блеклый Пекин

Из Бэйдайхэ в Пекин мы добрались на скоростной электричке. В пути провели два часа. На вокзале нас встретила еще одна сотрудница, на этот раз — китайская Лера, которая отвезла нас в гостиницу.

Пекин показался мне серым из-за цвета неба, душным из-за отсутствия свежего воздуха и жары и безликим — из-за массы небоскребов. В Пекине очень мало китайского. Сильное впечатление на нас произвели только олимпийские объекты. Шопинг в столице оказался изнурительным из-за языкового барьера. Русский язык в Пекине не знает никто. Если увидишь на улице «белого» человека, это наверняка итальянец или немец. Хорошо говорят по-русски только на рынках, где приходится выбирать что-нибудь более-менее приличное из миллионов повторяющихся из павильона в павильон тряпок и сандалий.

Подытоживая рассказ о Бэйдайхэ, скажу, что нам показалось, будто мы провели там не две недели, а как минимум два месяца. Такого богатого впечатлениями отдыха мы еще на себе не испытывали. И хотя отдых я оцениваю на пять баллов, больше по собственному желанию в Китай никогда не поеду. Пресытился.

Мини-разговорник

Здравствуйте — нихао

Пожалуйста — пукэци

Нет — бу

Дорого — гуй

Хорошо — хао

Плохо — бухао

Туалет — цэсуо

Загрузка...