«Бывшие» вернулись с триумфом

Кто есть кто в новом правительстве Иркутской области?

На прошлой неделе Иркутская область наконец-то обрела правительство. Наконец-то — потому что очень уж все заждались. И правда, с момента утверждения нового губернатора прошло уже больше двух месяцев. Но, очевидно, для довольно долгого формирования кабинета у Дмитрия Мезенцева были свои причины. И как только был обнародован список, многие с изумлением обнаружили, что новый кабинет являет собой странный симбиоз чиновников из трех предыдущих администраций: Говорина, Тишанина и Есиповского.

«Возвращенцы»

Первое, что бросается в глаза, — Мезенцев не стал менять структуру правительства, которая была разработана в ходе революционной административной реформы прежнего главы региона. Хотя эта структура еще очень далека от совершенства, к примеру, непонятна ситуация с ключевым экономическим блоком, и зачем министру экономического развития дали в довесок руководство трудовыми ресурсами и высшей школой. В то же время вызывает недоумение отсутствие министра, который бы отвечал за миграционную политику и демографию, учитывая актуальность проблемы для нашего региона. Не изменилось и количество заместителей губернатора и министров.

Теперь что касается содержания правительства. Складывается впечатление, что при его формировании губернатор руководствовался одним принципом: никого не раздражать. Как мы помним, в предыдущем правительстве наибольшее раздражение среди иркутских элит вызывали так называемые варяги, особенно молодые и дерзкие красноярцы из «команды» Сергея Сокола (хотя при ближайшем рассмотрении вся команда состояла из самого Сокола и Михаила Кручинина, возглавлявшего ЖКХ и транспорт). Но один Сокол с его амбициями стоил десятерых. На этот раз никаких противоречивых, вызывающих неприятие фигур в правительстве нет. Главную ставку Мезенцев сделал на людей, которые в разное время уже занимали высокие посты в областной власти. Одни из них работали еще при Говорине, другие — при Тишанине, третьи — при Есиповском, а некоторые — при всех трех... Для краткости будем их называть «возвращенцы».

Прежде всего это, конечно, первые заместители — Александр Битаров и Юрий Параничев. Что мы о них знаем?

Битаров в региональную политику пришел очень давно. В конце 80-х годов он занимал руководящие должности на городском уровне, когда мэром был Борис Говорин. Заведовал горздравотделом, работал заместителем мэра по социальным вопросам. Затем Александр Семенович ушел в строительный бизнес. Параллельно он долгое время был депутатом областного Совета народных депутатов, а потом — Законодательного собрания. Наконец, с 2004 по 2005 год Битаров занял пост первого зама Говорина. После отставки Битаров сосредоточился на депутатской деятельности в ЗС региона. Кстати, к чести зампреда, строительная компания, которую он возглавлял, ни разу не была замешана в скандалах, связанных с точечной застройкой или отсутствием необходимых согласований.

Юрий Параничев — что можно сказать о нем? В его случае произошла странная метаморфоза. Изначально его — человека из команды Тишанина — в Иркутске воспринимали как чужака, но после вынужденной отставки Параничев обрел имидж опального политика. На фоне развернувшего бурную деятельность Сергея Сокола многие стали сожалеть об уходе спокойного и немногословного Юрия Владимировича. Впрочем, вопреки ожиданиям, Параничев после отставки не стал возвращаться в родной Челябинск, а остался работать в Иркутске в статусе заместителя гендиректора ООО «Газпром добыча». И оказалось, не зря...

В руководство области триумфально вернулся еще один заметный ветеран иркутской политики — Виктор Игнатенко. Многие уже и не помнят, что Виктор Игнатенко в 1991 году был председателем Иркутского облсовета, то есть формально — высшим должностным лицом области. После разгона Советов Игнатенко ушел на преподавательскую работу, но в 1996-м вернулся в политику. Сначала — в Законодательное собрание, а с 1997 года он бессменно возглавлял Иркутский облизбирком. Но в прошлом году пришла команда Есиповского, и против принципиального и бескомпромиссного Игнатенко была развернута настоящая война. В итоге Виктор Васильевич был вынужден уйти.

Еще два «возвращенца»: Петр Воронин и Вера Кутищева. Назначение Воронина удивления ни у кого не вызывает, Петр Александрович, вернувший себе портфель министра ЖКХ, энергетики, транспорта и связи, знает каждую котельную и каждую заглохшую трубу в области. А вот по поводу Веры Кутищевой, министра культуры, не все так однозначно. Аналитики поговаривают, что, возможно, в этом назначении большую роль сыграл непререкаемый авторитет некоторых деятелей местной культуры.

Говорят, в одну реку дважды войти нельзя, но, судя по всему, все «возвращенцы» уверены, что не исчерпали своего ресурса. Однако в этом сомневаются многие аналитики.

В любом случае, ход губернатора с призванием на руководящие посты «бывших» был воспринят консервативной по своей природе провинциальной элитой с большим энтузиазмом. В глазах многих чиновников, обиженных прежними руководителями, этим актом Мезенцев восстановил поруганную справедливость, проявив уважение к местным политическим традициям и уважение вообще. Ведь многие до сих пор не могут успокоиться после кадровой чехарды во времена Тишанина и доминирования «варягов» во времена Есиповского.

«Старые-новые»

Теперь о политиках, которые попали в «серый дом» впервые. Во-первых, это два зампреда — Владимир Дорофеев и Иван Хоменко и первый заместитель руководителя аппарата губернатора Александр Лобаков, судьбы которых с Иркутском никогда не пересекалась, но в данном случае это совершенно не важно, ибо все трое являются кадрами самого Мезенцева. Дорофеев и Хоменко с 2004 года работали у Мезенцева в секретариате Совета Федерации, а Лобаков работал его заместителем. Что интересно, все трое — бывшие военные: Хоменко — генерал в отставке, Дорофеев и Лобаков — полковники запаса. Судя по всему, Дмитрий Федорович, как бывший офицер, отдает предпочтение людям из военной среды. Поэтому этот факт всем придется учитывать в дальнейшем.

Меньше ясности в мотивах назначения на должность руководителя администрации Усть-Ордынского Бурятского округа бывшего главного федерального инспектора по Республике Бурятии Бориса Данилова. Возможно, для москвичей нет никакой разницы между бурятами из Усть-Орды и «большой» Бурятией. Но западными бурятами, которые недавно лишились своей автономии, приезжий назначенец может быть воспринят очень болезненно. К тому же улан-удэнские наблюдатели отмечают, что, будучи главным федеральным инспектором, господин Данилов практически не имел контактов с представителями округа. Также отмечается, что он не имеет опыта административно-хозяйственной работы.

Всех остальных новых назначенцев можно назвать «новыми-старыми». То есть они и раньше были на виду, но никогда не работали в исполнительной власти. Это Гайдар Гайдаров, занявший кресло министра здравоохранения, и Константин Волков, получивший портфель министра по физической культуре и молодежной политике.

Профессор медицины Гайдаров вот уже семнадцать (!!!) лет является депутатом регионального ЗС. Шутка ли, за это время Гайдар Мамедович уже успел стать профессиональным парламентарием, причем, вне сомнения, очень самобытным и ярким, достаточно вспомнить его выступления во время обсуждения бюджетов. Возможно, назначение Гайдарова — это некий реверанс в сторону ЗС. Но проблема в том, что парламентская трибуна и кресло министра — совершенно разные и часто противоречащие друг другу виды деятельности. Часто бывает, что представитель законодательной власти (пусть даже очень раскрученный. — Авт.) совершенно теряется в коридорах власти исполнительной.

По поводу Константина Волкова можно лишь сожалеть, что его заметили только сейчас. Это личность в своем роде легендарная, потому что именно с его именем в большой спорт вошло название города Иркутска. И, судя по его дальнейшей «неспортивной» биографии, он и управленец неплохой.

Статус-кво

Теперь пару слов о чиновниках, сохранивших свои посты. Во-первых, это три зампреда — Юрий Гуртовой, Александр Моисеев и Владимир Пашков, который также является министром экономического развития, труда, науки и высшей школы. Гуртовой в 1997—2001 годах уже работал в администрации Иркутской области, будучи замом губернатора Бориса Говорина. Кстати, Гуртовой был заместителем начальника управления КГБ, затем ФСБ по Иркутской области. До назначения в правительство Есиповского Гуртовой работал в департаменте безопасности корпорации «Ростехнологии».

Александр Моисеев — единственный человек в областном правительстве, некогда возглавлявший в правительстве Касьянова федеральное министерство: Госкомитет по рыболовству. Кстати, именно Касьянов лоббировал Моисеева на пост главы рыбного ведомства. Однако в декабре 2003 года Моисеев неожиданно ушел в отставку. В марте 2008 года он снова вернулся политику, но уже не в столице, а в Великом Новгороде. Там он получил пост замглавы администрации области. Однако буквально через пять месяцев Александр Петрович получил назначение в Иркутск. Конечно, многие недоумевают: все-таки столичный чиновник федерального уровня — и вдруг Сибирь... Высказывались предположения, что это такая форма политической ссылки для чиновников, которые работали с опальным Касьяновым. Впрочем, по Александру Петровичу никак не скажешь, что он недоволен судьбой. В Иркутске он освоился, и мы его воспринимаем уже как своего.

Теперь — министры. Прежде всего, конечно же, «непотопляемый» Семен Круть, вновь (вопреки всем злопыхателям) утвержденный на посту министра социального развития, опеки и попечительства.

В кулуарах его называют ласково «наш Микоян» и «аксакал»: Семен Круть — уникальное явление, ведь он единственный чиновник, который пережил уже трех губернаторов и сохранил должность при четвертом. Это абсолютный рекорд! Напомню, что в администрацию области Круть пришел в 1997 году. Поначалу он возглавлял Департамент региональных фондов. В 2001 году Борис Говорин поставил Крутя руководить областной соцзащитой. И этот пост он сохраняет до сих пор, но теперь уже в ранге министра. Журналисты и депутаты ломают голову над феноменом Семена Крутя. Это тот редкий случай, когда никакие громкие скандалы, которые время от времени возникают в связи с деятельностью главного защитника пенсионеров и малоимущих, не могут поколебать его положения. А таких эпизодов в бытность пребывания на посту руководителя соцзащиты у Семена Викторовича было немало. Еще в 2003 году при Борисе Говорине много шума наделала история, связанная с запросом депутата Антона Романова по поводу нецелевого расходования средств. Депутат упрекнул Семена Крутя в том, что он установил в своем кабинете... импортную душевую кабину. Эта пикантная деталь оживленно обсуждалась в СМИ. Однако сам чиновник категорически отверг все обвинения в свой адрес, заявив, что кабина нужна для сотрудников, которые приезжают из командировок. «Они приезжают, заходят, переодеваются, моются. И спокойно, в чистой рубашке присутствуют на совещаниях, коллегиях». Потом была аналогичная история с теплоходом, вновь инициированная депутатом Романовым. Снова пошумели и забыли. Семен Викторович остается у руля, несмотря на все нападки и «разоблачения».

Свои портфели также сохранили Виктор Басюк, министр образования; Юрий Бажанов, министр сельского хозяйства; Руслан Болотов, министр строительства и дорожного хозяйства; Татьяна Поронова, министр финансов; и Ольга Гайкова, министр природных ресурсов и экологии.

Кто за политику

Сразу бросается в глаза то, что в нем нет фигуры, способной отвечать за политический блок. Остается предполагать, что формированием политики будет заниматься сам губернатор. (Кстати, удивительно, почему Дмитрий Федорович до сих пор не открыл своего блога в Интернете, сейчас это становится необходимым элементом имиджа прогрессивного руководителя. Свои блоги есть у его бывшего начальника Сергея Миронова и у некоторых губернаторов.)

Ложка дегтя

Аналитики с сожалением отмечают, что нынешнее правительство — это правительство из прошлого века. Его костяк составляют местные чиновники говоринского поколения, которые привыкли мыслить коммунальными категориями. Но в условиях надвигающегося кризиса Иркутская область как никогда нуждается в руководителях, обладающих мобилизационным мышлением, способных решать сложные стратегические задачи.

А так мы получили вполне сбалансированное правительство и вполне предсказуемых людей, по большей части не очень молодых. Пожалуй, это правительство было бы идеальным в условиях трех-пятилетней давности, когда ни о каком кризисе, ни о каких угрозах не было и речи.

Метки:
baikalpress_id:  11 697