Чтоб не пили

Несмотря на то что мы это уже проходили, в России вновь началась антиалкогольная кампания. Президент Дмитрий Медведев поручил правительству заняться разработкой федеральной антиалкогольной программы. Необходимость создания очередного сухого закона глава государства объясняет тем, что «сейчас мы пьем больше, чем в 90-е годы, хотя это были трудные времена».

Не надо изобретать велосипед

О том, реально или нет победить пьянство, рассуждает иркутский врач психиатр-нарколог Светлана Белозерова.

— Светлана Васильевна, а вы употребляете алкоголь?

— Только слабоалкогольные напитки и очень дозированно — не больше ста миллилитров мартини.

— Многие помнят антиалкогольную кампанию при отце перестройки Михаиле Горбачеве: трезвые свадьбы, талоны на алкоголь и даже вырубка виноградников. Тем не менее пьянство ликвидировать не удалось. Как вы думаете, почему сухой закон не сработал?

— Нельзя сказать, что он совсем не сработал. Положительные результаты в той антиалкогольной кампании были: отмечался рост рождаемости, снижение смертности и увеличение продолжительности жизни. Но недолго. Первые несколько месяцев после введения сухого закона, когда алкоголь продавался в строго отведенные часы, а за нарушение этого штрафовали, все было хорошо. И люди вроде бы относились к этому с пониманием. А потом попытка перевоспитания с помощью запретов вызвала протест у народа. Например, талоны, которые должны были снизить потребление алкоголя, привели к абсурдной ситуации. У всех в домах, даже у непьющих, появились запасы крепких напитков, а в винно-водочных отделах выстраивались очереди. Надо же было отоваривать талоны, тем более в магазинах — дефицит товаров. Сразу же появились предприниматели, которые стали торговать алкоголем с машин и продавать водочные талоны. Гораздо больше начали варить самогона и потреблять суррогатов. Доходило до того, что спирт пытались добывать даже из сапожной ваксы — намазывали ее на хлеб, выдерживали определенное время, потом этот слой срезали и ели. Наверное, власти с сухим законом все же поторопились. Перестройку надо было начинать не с него, а с подъема экономики, чтобы вырос уровень жизни народа. Предложить альтернативу, лучшие условия жизни. Возможно, тогда люди бы пили меньше, ведь чем больше у человека возможностей, тем выше запросы. А пьянство, особенно хроническое, как правило, участь социально неблагополучных слоев населения.

— Светлана Васильевна, а жители Иркутской области много пьют?

— Да, достаточно много, и в основном крепкие алкогольные напитки. Конечно, наш регион нельзя назвать самым пьющим в России, но тем не менее статистические данные по алкогольной зависимости внушительные. На начало этого года на учете с хроническим алкоголизмом состояло больше 36 тысяч человек. Больше половины из них — лица трудоспособного возраста. Традиционные лидеры по потреблению алкоголя — северные районы: Братский, Чунский, Куйтунский, Тулунский.

— На ваш взгляд, какие методы эффективны в борьбе с пьянством?

— Не надо изобретать велосипед. В советское время действовала очень эффективная система вытрезвителей и лагерей трудовой профилактики (ЛТП). Ее и нужно брать за основу с поправкой на время: что-то усовершенствовать. Из тех же лет было бы неплохо позаимствовать систему занятости подростков — бесплатные секции, кружки. Сейчас все это поставлено на коммерческую основу, но далеко не все семьи могут найти на это деньги. Продавать алкогольные напитки нужно, как и в советское время, в строго отведенные часы, а ассортимент этих товаров нужно урезать, ведь сейчас то же пиво стоит так дешево, что доступно каждому школьнику. Безусловно, нужен жесткий запрет на рекламу алкоголя, в том числе и на скрытую. И, конечно же, нужен закон о принудительном лечении алкоголиков.

— А как же мнение психологов о том, что пока человек сам не захочет избавиться от зависимости, лечить его бесполезно?

— Это идеальный вариант, но, к сожалению, на практике он почти нереален. Не тот менталитет, не те социально-экономические условия.

Метки:
baikalpress_id:  11 696