Туча закрыла затмение

Чтобы увидеть полное затмение, иркутские ученые пролетели 50 тысяч километров, обхитрили дипломатов, но не смогли договориться с погодой

Куда только ни забрасывала научная судьба самого известного астронома Иркутской области Сергея Язева. Ему довелось побывать в пустыне Гоби и на Эльбрусе, где он вместе с коллегами наблюдал солнечное затмение, пробиваться по непролазной тайге в поисках Витимского болида и Патомского кратера. На прошлой неделе Сергей Арктурович во главе экспедиции вернулся из Полинезии — одного из немногих мест, где можно было увидеть самое продолжительное затмение Солнца за последние сто лет.

50 000 километров — не крюк

Чтобы добраться до островного государства Кирибати, находящегося почти посередине Тихого океана, участникам экспедиции пришлось сильно понервничать. Мало того что лететь на острова им пришлось через Москву и Сеул, они вообще могли не выбраться дальше нашей столицы. И все из-за непонятного поведения британских дипломатов.

— Собственного посольства у Республики Кирибати в Москве нет, — объясняет Сергей Язев, — и, так как раньше она входила в состав Великобритании, визы в это государство по старинке выдают англичане. Представьте себе пережитый нами ужас, когда нам отдали загранпаспорта, в которых была перечеркнута уже поставленная виза в Кирибати! Да еще и с сакраментальной надписью поверх: «Без объяснения причин».

Таким образом, дальнейшее путешествие иркутских ученых можно считать полной авантюрой. Из Москвы они прилетели в Сеул, оттуда на остров Фиджи, с которого ученым предстояло как-то добираться в Республику Кирибати.

— Оставалась надежда, что визу нам дадут в посольстве Кирибати на Фиджи, — продолжает Сергей Язев, — но, как назло, накануне нашего приезда Кирибати отмечала день независимости, и жителям этой страны, в том числе и дипломатам, было, мягко скажем, не до нас. Прерывать свой недельный послепраздничный отдых ради нескольких русских никто не хотел. Мы по спутниковому телефону позвонили в Иркутск и попросили прислать в посольство факс, в котором была бы изложена вся научная важность нашего вояжа. За час из Иркутска на Фиджи пришло шесть факсов. В итоге нам удалось заманить в посольство нужных людей, которые въезд в Кирибати разрешили, но зато запретили вести там научные исследования.

Пришлось ученым идти на хитрость. Изначально они планировали наблюдать затмение на острове Бутаритури, но поскольку научные исследования на нем были запрещены, Сергей Язев со товарищи решил отправиться на другой остров (всего их в Кирибати более тридцати. — Авт.) — Маракей: если не запрещено, значит, разрешено. Через три часа полета иркутяне оказались на острове Тарава — в столице Кирибати.

— В общей сложности мы преодолели 50 тысяч километров, это больше длины земного экватора, — улыбается Сергей Язев, — можно сказать, что мы совершили кругосветное путешествие.

В ожидании самолета, который должен был увезти ученых на Маракей, им было суждено три дня прожить на Тараве.

— Всего в республике Кирибати живет 90 тысяч человек, на острове Тарава — больше половины из них, — продолжает Сергей Язев, — затеряться там невозможно, очень уж чуждо мы выглядели среди этих смуглых аборигенов. Но если на Тараве была хоть какая-то цивилизация: телевизоры, радио, Интернет, то на Маракее ее абсолютный минимум.

Полный отрыв

Телевизоров на Маракее нет вовсе, островитяне живут в хижинах, покрытых пальмовыми листьями. У этих жилищ нет стен. Но они жителям Маракея и не нужны.

— Это очень веселые, открытые и доброжелательные люди, — делится впечатлениями Сергей Язев, — столько улыбок, кстати, совершенно белозубых, на душу населения я не видел еще никогда.

На Маракее очень много детей. Десять детей в семье здесь норма. У мэра острова их тринадцать. Дети ходят в одинаковой школьной форме: белый верх, зеленый или синий низ. Эту одежду им выдает государство. Образование, к слову, здесь также бесплатное.

— Атолл Маракей представляет собой замкнутый круг. Берег сужается в некоторых местах до двадцати метров. Рельеф на Маракее непримечательный. Он возвышается над океаном на полтора метра, — рассказывает Сергей Язев, — для россиян, привыкших к горам и густым лесам, тамошний пейзаж очень и очень непривычен.

Несмотря на кажущуюся уязвимость, Маракей на самом деле достаточно серьезно защищен от большой воды. Мелководье уходит в океан на двести метров от береговой линии, а дальше — сплошные рифы, которые дробят большие волны. Поэтому даже во время шторма до жилых построек не доходит ни один серьезный водяной вал.

— Мы так и не поняли, чем местное население зарабатывает на жизнь, — говорит Сергей Язев, — нищеты на острове мы не увидели, но и на работу никто не ходит, население либо на берегу собирает морепродукты, оставленные отливом, либо лазает по деревьям в поисках многочисленных плодов. Пьяных островитян мы тоже не заметили. В целом у нас сложилось впечатление, что здесь живут очень счастливые люди.

В школах не заставляют вести дневники и записывать в тетрадях, учебники на руки не выдаются, дети просто повторяют за учителем все, что он говорит. Кроме своего родного языка жители Маракея изучают английский. Это заметно облегчает общение с ними редких туристов. О России у местных жителей представление настолько же смутное, как и у нас о Республике Кирибати.

— Им достаточно своих каждодневных нехитрых забот, — рассказывает Сергей Язев, — они добывают еду и ходят в церкви с Евангелием в руках. Но верят островитяне и в духов. По приезде на Маракей мы побывали возле четырех языческих изваяний, которые охраняют остров.

Кстати, иркутские ученые провели среди местных жителей астрономический ликбез. Схему затмения они попытались объяснить с помощью ученической доски и мела, но доходчивее всего получилось, когда Сергей Язев взял в руки кокосы, один из которых на время лекции стал Солнцем, а другой — Луной.

— После затмения по государственному радио сказали, что жители соседних островов очень испугались затмения, а наши временные соседи — нет, — говорит Сергей Язев.

Погода на острове Маракей, как и в любом другом месте экватора, очень переменчива. Изнурительный зной сменяется страшным ливнем за одну минуту. Несмотря на это, наши земляки надеялись, что им повезет больше, чем их коллегам, отправившимся наблюдать небесное событие в Юго-Восточный Китай, где синоптики со стопроцентной уверенностью прогнозировали сильную облачность.

Небу не прикажешь

Но небо ученых подвело. Все время затмения оно было закрыто тучей: редкое явление не увидели ни ученые, ни население острова, наблюдавшее за деятельностью иностранцев.

— Было очень темно, почти как ночью. Только на горизонте — нечто вроде ранней зари, — говорит Сергей Язев, — а по земле невозможно было передвигаться без фонарика.

Сергей Язев не скрывает своего огромного разочарования. Ему и коллегам удалось сфотографировать только моменты, когда Луна начинает свой «наезд» на Солнце и съезжает с него. Но для науки это совершенно не важно. Ученые всех стран буквально охотятся за снимками солнечной короны, которую можно зафиксировать только во время полного затмения. Нынешнее затмение было очень важно для подобной работы из-за своей продолжительности в четыре минуты. Подобное по времени затмение в последний раз было более ста лет назад.

— По десятибалльной шкале я оцениваю нашу поездку на тройку, — говорит Сергей Язев, — надеюсь, что подобные неудачи нас больше не постигнут.

После того как затмение прошло, ученые с горя около часа купались в океане. Их удивило странное поведение летучих рыб. Они выпрыгивали из воды на несколько метров целыми стаями.

— Когда же мы вышли на берег, увидели, что там, где только что купались, плавает акула, — рассказывает Сергей Язев, — так что все-таки нам повезло, ведь поездка благодаря этому не очень привлекательному существу могла закончиться гораздо хуже.

Загрузка...