Во имя дружбы

Вот так любишь кого-то долго и даже безнадежно, а потом время проходит - и думаешь: за что? За какие такие доблести? Кто этот человек? Ты его не знаешь, ты его, главное, и знать потом не хочешь. Загадка Вселенной. А речь, значит, идет про Аню. Тридцать лет, плюс-минус. Уточнять не будем, в конце концов, не справку у врача заверяем. У Ани еще совсем недавно были заняты вечера. Не все, конечно, не под завязку, где сплошь вся неделя, от понедельника до воскресенья - театры, концерты, выставки, не говоря уже о кафе-мороженом. Но был один человек, которого Аня ждала, несмотря на сопротивление Софочки. Софочка - это роскошная кошка, ориентировочно сибирской породы или какой там, когда красота пластики, и шерстка, и хвостище, и сама мурлыще, полосатая такая красотка и чистюля. Характер, в общем, покладистый. Не считая некоторого несовпадения точек зрения на основные вопросы современности. В частности, на присутствие некоторых людей в их доме. Ну то есть Софочка считала их визиты совсем необязательными. Хозяйкины причуды, с которыми Софочка вынуждена была мириться. Софочка неистово мела хвостом, когда в доме появлялся Валерик, Валерика, если можно так говорить о воспитанной кошке, Софочка ненавидела, но сдерживала себя из последних своих кошачьих сил. Ну а как еще относиться к человеку, если он вместо приветствия - кыш и пошла отсюда. Ну и кто он после этого?

Ну, потом Валерик пропал. Как пропадают все Валерики, оставив Аню с раскрытой варежкой. Главное - не сказав "прости". Растаял как сон, как утренний туман.

Еще зато у Ани была подруга Любанчик-розанчик, неизвестно никому, что их связывало, потому что это девушки абсолютно несовпадающих интересов. Но у Любанчика проблема с подругами, и вообще проблем тысяча и одна. "Я как раб на галерах" - с этой фразой Любанчик обычно входила к Ане в дом. Хотя трудно себе представить эти галеры и розоватых и толстеньких рабов, в смысле, рабынь. Одетых в сиреневое, желтенькое и ярко-зеленое, плюс окрас волос и прочая радуга. Красиво. И это невзирая на времена года. Старухи во дворе крестятся, когда Любанчик чешет мимо в минусовых юбках и гремучих браслетах, включая щиколотки и предплечья. Любанчик постоянно вляпывается в истории, и поэтому квартира Ани - еще пока никем не расшифрованное убежище. Проблемы связаны в основном с кавалерами и их неадекватными женами, которые не просто угрожают словом, но еще и норовят подкараулить и дать в глаз. Недавний неприятный эпизод случился прямо на рабочем месте, после чего у Любанчика состоялся грубый разговор с хозяйкой, потому что не в Сицилии живем. Скандал здесь лишнее и вообще позоруха. А тогда еще к Любанчику, например, один такой Миша захаживал, которого Любанчик зовет немножко плебейской кличкой Малыш, он ее тоже - Малыш, и в разгар этого воркования - хлобысь: шаги командора. Миши этого жена. Клиентки, конечно, в восхищении.

Любанчик в парикмахерской трудится, два кресла плюс маникюрша, хотя нет, сейчас надо говорить - в салоне. Главное, вот что интересно: клиентки Любанчика - сплошь тетеньки, постричь, покрасить, уложить. Казалось бы, где в этом бабьем царстве найти подходящего, пусть даже на один сегодняшний вечер, кавалера? А вот здесь дело в ее походке, то есть они за ней прямо на улице - практически косяком, она походкой выражает такое действие - приглашение к сотрудничеству, и это при мгновенной холодности. Это как кофе глясе действует, горячий кофе, кипяток плюс холодное мороженое. Проверено. Вот так за ней кавалеры косяком, а Любанчик совсем не умеет шифроваться, и тащит поэтому своих ухажеров в места общего пользования, и ведет там себя, на взгляд обывателя, вызывающе, то есть громким смехом привлекает внимание общественности. Среди которой непременно находятся две-три личных знакомых как раз законных супружниц этих самых кавалеров. В этом, конечно, главная неприятность - что они все сплошь женатые, хотя врут, что нет. А потом, когда этим законным женам все докладывают, они действуют по заведенной схеме - несутся к Любанчику в салон красоты устраивать прилюдный мордобой. Пару раз ей там крепко досталось, вплоть до того, что хозяйка сказала, чтобы Любанчик не отсвечивала здесь своим темно-фиолетовым бланшем, а шла домой и брала без содержания. Кармен, короче. У любви как у пташки крылья, и хоть что с ней делай, хоть какими цветами радуги раскрашивай ей физию, Любанчик все равно в своих чувствах вольный стрелок и охотник. Охотница. И что думают об ее моральном облике эти самые законные жены, ей глубоко наплевать. Потому что, сказала Любанчк, сами виноваты, такие, значит, жены, если от них их законные мужики рвутся на свободу, пусть и с нечистой совестью.

И теперь вернемся к Ане. Потому что там случилась одна история. Короче, Валерик. Это на него сейчас посмотреть - мэн с картинки из телевизора про моды. А когда он пришел работать в контору к Ане, смотреть там было решительно не на что. И уж на что там девушки незамужние, и то в сторону Валерика никто пристальных взглядов не бросал, а, наоборот, воспринимали его как существо среднего пола. А на Аню как раз нашло затмение, как-то карты в тот день легли. Какой-то луч солнца золотой осветил лицо Валерика, и прямо вот воссияло его лицо, практически взошло над Аниной жизнью. Аня даже не смогла сдержать возгласа восхищения и любования, такая у нее случилась вспышка чувства - волшебное превращение незамысловатого по повадкам и по внешнему виду Валерика прямо вот в героя-любовника. Уверенность у него появилась и небрежность в обращении с дамами. Стал выглядеть он как мужчина с интересной судьбой. Хотя там всей судьбы-то и было, что ополоумевшая от чувств-с Анюта. Вот что может сделать влюбленная девушка! Все она может сделать! В том числе и на какой-то период времени лично своей жизни сломать эту свою жизнь. Потому что особи типа Валерика про благодарность ничего не слышали, и они идут по дороге жизни посвистывая, не оглядываясь. Забывая, кто их на эту дорогу направил крепкой и любящей рукой. И главное, у него с изменением имиджа все стало меняться. Вплоть до денег. Деньги откуда-то стали браться на расходы, тоже, кстати, незамысловатые, но праздничные. Какие-то кабаки и прочее. Но уже без Ани, без Ани. Потому что с Аней лучше у нее дома, и есть там борщ, и ругать ее за то, что она совершенно распустила свою кошку Софочку, и вообще ругать, воспитывать, учить жизни, и чтобы Аня мелко-мелко трясла башкой и поддакивала.

Но, как говорилось, Валерик все-таки исчез, но это он с территории Аниной жилплощади исчез, но никак не исчез из памяти ее девичьего сердца. И поэтому у Ани - наполненная страданием жизнь. И когда приносится Любанчик с очередной жалобой на этих крыс, которые преследуют, проходу не дают, караулят, жены эти, с позволения сказать, законные. Можно я у тебя поживу пару дней? Любанчик домой теперь идти побаивается, потому что там одна дежурит и соседи возмущаются и грозят расправами, а этой сумасшедшей еще взбредет в башку дверь поджечь или кислотой в лицо. От них всего можно ожидать. Аня - Любанчику: конечно, конечно, и нудит про свою историю любви, а Любанчик смотрит даже с интересом. Потому что она про такие нудные истории ничего не знает - чтобы помнить исчезнувшего Валерика, пусть он и хорошенький, и одет как надо, но все равно давно все было, и пора забыть. Она понимает, когда история страсти и широты жеста, а тут Валерик Аньку даже ни разу в приличный ресторан не сводил. Не говоря уже о подарках, хотя Любанчик видела Валерика в таких шикарных заведениях, с такой публикой серьезной, и видно было, что Валерик банкует и не жмот. Но при чем тут Аня и зачем так страдать? Это все равно как по киногерою какому-то. Но приходится выслушивать нытье, потому что это же долг гостя - слушать, хотя Аня могла бы уже и помолчать, и дать сказать уже самой Любе, хотя там все рассказы как продолжение одного сериала: он пришел, она сказала, и я ответила. И так далее.

Но Любанчиковы нервозности помаленьку затихают, она отсиживается в покое Аниного дома, приводит свои чувства и свою внешность в порядок и снова отправляется в свои опасные, на взгляд тормозного обывателя, приключения. И кошка Софочка вздыхает с облегчением. Софочка Любаню слегка презирает, потому что не любит беспорядка, и этих разбросанных по квартире цветных синтетических шмоток, и табачного дыма, и когда хозяйка, вместо того чтобы нормально сидеть с книжечкой на диванчике... И у Ани наступает привычная жизнь, и уже день за днем мечты о том, что Валерик вернется, кажутся облаками, белогривыми лошадками... Облака тают, тают, и Аня засыпает, и засыпают ее страдания.

А Любанчик отправляется на работу и пашет там как... Ах да, как раб на галерах! И там у них в салоне наступает тоже относительная тишина. Шварк-шварк ножницы, тихое воркование клиенток по телефону со своими Петюнями и Колюнями, скучающая маникюрша, к ней только по записи, но там записи, может, одна с утра, наращивание, а хозяйка велит - сиди, и все, хоть тресни. Целый день и сиди. Иначе вылетишь, а я на твое место пять таких найду за десять минут. И ничего интересного. А потом - раз, колокольчик над дверью дилинь-дилинь, здравствуйте, девочки! Роскошный такой Валерик, постричь, побрить и даже, была не была, даже на маникюрчик согласный. А потом же дело к вечеру, и Валерик - Любанчику: приглашаю вас, милая барышня и госпожа Любанчик, в ресторацию! И проведем вечерок с продолжением! И подмигивает уже Валерик, и завлекает. И у Любанчика в голове уже картинки одна замысловатее другой, потому что про Валерика знакомые, только без передачи Аньке, девушки рассказывали, что он такой интересный, когда деньгами сорит - прямо вот нежадный. Обалдеть! И у Любанчика руки тянутся к косметичке, чтоб мазнуть помадкой, и глазки уже сверкнули в предвкушении. И все уже играет в ней, и музыка звучит в ушах, и Валерик жмурится в предвкушениях, и... и... и...

- А вот и нет! - вдруг строгим голосом говорит кто-то вместо Любанчика, и она щелкает замком косметички. - Иди-ка ты, Валера, подобру-поздорову и не забудь доплатить за массаж рук, тебе девочки не включили его в оплату маникюра.

И Валера ушел доплатить за массаж, а потом еще помаячил в дверях, но Любанчик уже сдвинула бровки, и ее товарки открыли в восхищении рты. Надо же - Любанчик отказала самому Валере, про которого знакомые девушки рассказывают, что он сильно щедрый и с ним бывает весело. И это Любанчик! Которая и знать не хотела ничего про то, что такое чувства другого человека, чувства Ани. А Любанчик впервые в жизни почувствовала себя... как бы это поточнее, гордой женщиной. Во! И, кстати, не подлой. Потому что этих Валериков... А подруга у нее одна. И вот что важно - она никогда, ни словом, ни намеком не сказала Аньке, какой она, Любаня, однажды совершила невидимый миру подвиг. Во имя дружбы. Красивая Любаня. Независимая. И с принципами.

Ах да, еще самое главное! Когда в ближайшие выходные Любаня нарисовалась у Ани, кошка Софочка вдруг прыгнула к ней на колени, чего не было никогда, несмотря на подлизывания Любани. И смотрела Софочка на Любаню с уважением, как на ровню.

Метки:
baikalpress_id:  46 342