Пытки в милиции

Сотрудников патрульно-постовой службы Ангарска осудили за избиение человека

«Милиция страшнее бандитов» — таково общественное мнение. Несмотря на то что в последние годы руководство МВД всеми силами пытается обелить образ защитника правопорядка, простые граждане привыкли видеть в среднестатистическом сотруднике милиции не своего защитника, а угрозу здоровью и свободе. В этом на собственном опыте убедился житель Ангарска Иван Антонов.

Вечером 10 октября прошлого года Иван шел домой (дело происходило в седьмом микрорайоне Ангарска). Внезапно возле него притормозила машина, из нее выскочили сотрудники милиции и приказали мужчине подойти к автомобилю. В салоне сидела пожилая женщина, которую Иван видел первый раз в жизни. Но это не помешало сотрудникам спросить у Антонова, куда он дел документы и сумку пенсионерки.

Как оказалось, незадолго до этого пожилую женщину обокрали в магазине: утащили две сумки с документами и деньгами. На место происшествия выехал экипаж патрульно-постовой службы в составе командира взвода отдельного батальона ППС капитана милиции Игоря Бурцева и его помощника прапорщика Евгения Онгоева. Милиционеры попросили пострадавшую Татьяну Дорохову вместе с ними проехать по микрорайону: возможно, она опознает свои сумки в руках вора.

До сих пор непонятно, почему Онгоев и Бурцев решили остановить свой выбор именно на Иване Антонове. Как минимум он шел по улице без женской сумки, а самое главное — ограбленная пенсионерка прямо сказала милиционерам, что Иван этого не делал. Тем не менее стражи порядка предложили ему проехать с ними в отдел.

— В ОМ-4 меня завели в кабинет слева от входа, — говорит Иван Антонов. — В нем в тот момент были только я, Бурцев и Онгоев. Последний достал из шкафа боксерские перчатки и надел их, а Бурцев взял резиновую дубинку.

Иван надеялся, что это обычная уловка милиционеров, желавших его запугать.

— Но они стали меня бить, — продолжает Иван Антонов. — Я уворачивался, но несколько ударов по голове перчатками все же получил. Еще пару раз Онгоев ударил меня в грудь. В это же время Бурцев бил меня по спине в область лопаток и ребер. Я продолжал настаивать на том, что не совершал ничего противозаконного. Бурцев пнул меня ботинком по голени и заставлял расписаться на пустом бланке в помеченных местах.

— Дальнейшее сопротивление я счел бессмысленным и опасным для моей жизни, — вспоминает Иван. — Решил подписать пустой протокол, лишь бы меня поскорее выпустили из этого кабинета. В коридоре я увидел ту самую пенсионерку. Она сказала: «Я знаю, что это не ты, но все вы одним миром мазаны».

— Антонова отпустили три дня спустя после задержания, — рассказал «Пятнице» следователь по особо важным делам следственного отдела по городу Ангарску СУ СК при прокуратуре России по Иркутской области Денис Иванов. — После этого он приехал к нам в следственный комитет и заявил о произошедшем. Я поставил в известность руководство УВД Ангарска. Вместе с Антоновым и милицейскими начальниками следователь Денис Иванов приехал в четвертый отдел милиции. В кабинете, где происходило истязание Антонова, в указанном им шкафу при понятых были обнаружены боксерские перчатки. А на стене невооруженным взглядом можно было рассмотреть капли крови.

— Мы взяли образцы обоев с каплями крови на них, — продолжает Денис Иванов. — Позже была проведена трассолого-геноскопическая экспертиза, которая подтвердила, что кровь принадлежит потерпевшему и попала на обои во время избиения.

Когда против Бурцева и Онгоева завели уголовное дело, они, несмотря на неоспоримые улики, пытались выгородить себя. Про кровь в кабинете говорили, будто она здесь уже несколько лет. Кроме того, они вообще отказывались от того, что привезли Антонова в тот вечер в отдел! Коллеги милиционеров говорили, что не помнят, кто привез Антонова в ОМ-4.

Тем не менее следователям удалось получить документальное подтверждение, что задержали Антонова именно Онгоев и Бурцев. Дело в том, что информация обо всех передвижениях экипажей ППС фиксируется в маршрутных листах. Подозреваемые были настолько уверены в своей безнаказанности, что не потрудились уничтожить эти данные!

Только во время судебного разбирательства 37-летний капитан милиции Бурцев и 28-летний прапорщик Онгоев, по словам участников процесса, едва ли не со слезами на глазах сознались в содеянном и просили суд отнестись к ним благосклонно.

Приговор оказался очень мягким: Бурцева и Онгоева приговорили к трем годам условно. Это наказание подразумевает и то, что они, имея судимость, больше никогда не смогут работать в милиции.

— Мы считаем, что приговор им все же заслуженный, — говорит жена Ивана Антонова Алена Самойлова. — Ведь они раскаялись, да и дети у них маленькие. Наверное, другие милиционеры из этой истории извлекут урок.

Метки:
baikalpress_id:  11 450