Сделка с правосудием

На этой неделе общественное мнение активно обсуждает принятый Госдумой Закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ». Речь идет об особом порядке вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Проще говоря, если подозреваемый будет активно «сдавать своих», открывать пароли и явки следствию, то ему существенно снизят срок наказания, а то и вообще накажут условно.

«Вижу только положительное»

О том, как будет работать закон, мы поговорили с адвокатом адвокатской палаты Иркутской области, старшим преподавателем ИГУ, прокурором в отставке Валентиной Каверзиной.

— Валентина Леонидовна, помощь следствию, раскаяние, чистосердечное признание всегда учитываются судом при вынесении приговора, так чем же этот новый закон отличается от прежних условий?

— Данный законодательный акт дает лицам, участвовавшим в преступлении, защиту. Защита свидетелей у нас начинает понемногу работать, а вот защита подозреваемых, изобличающих других фигурантов преступления, оговаривается впервые. Я думаю, что этот закон поможет раскрытию многих преступлений, ведь если тот, кто заключил соглашение, будет спокоен за себя, за жизнь своей семьи, он сможет рассказать гораздо больше, для того чтобы помочь в разоблачении широкого круга участников тех или иных преступлений. К тому же соглашение обещает снизить меру наказания.

— Неужели можно подумать, что задержанный искренне хочет добиться того, чтобы, например, какая-то банда перестала существовать? Наверняка все содействие следствию — только ради избежания сурового наказания?

— Не всегда так. Иногда преступления совершаются людьми не по их желанию. Преступники сейчас не те, что раньше, — многие хорошо воспитаны, интеллигентны, имеют образование, и при знакомстве с ними вы ни за что не догадаетесь о теневой стороне их жизни. Поэтому я с полной уверенностью могу говорить о том, что часто вовлеченные в преступление люди мечтают о разоблачении «сотоварищей». Им это выгодно не меньше, чем государству, ведь жить в страхе за жизнь близких и совершать преступления под нажимом других очень тяжело.

— В вашей практике были такие случаи?

— Да, сейчас я защищаю человека, который пошел на преступление под угрозами. Поверить, что его убьют, если он не выполнит приказ, заставило то, что на его глазах уже был убит человек. Таких ситуаций очень много.

— Обвиняемым по каким статьям может пригодиться этот закон?

— Это коснется тяжких преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору. Речь, я думаю, идет о группировках, бандах.

— Валентина Леонидовна, кем и как будет определяться, что член банды действительно помог настолько, что заслужил кардинального снижения срока наказания?

— Конечно, это будет решать следствие и, я думаю, прокуратура. Все остальное зависит от судьи, принимая во внимание все, о чем заявят следствие и обвинение. Судья может назначить наказание и в рамках сроков, предусмотренных статьями Уголовного кодекса, а может дать меньше меньшего предела или воспользоваться правом назначить условное наказание, даже если статьей, по которой обвиняется человек, совершивший преступление, этого не предусмотрено.

— А вам не кажется, что с новым законом появится новое поле для коррупции?

— Вы знаете, почву для коррупции можно найти даже в чистом поле. Думаю, что на закон нужно смотреть с другой стороны и, наоборот, с помощью этого закона раскрывать дела о коррупции. Я уверена, что этот закон даст положительный результат в плане раскрываемости преступлений.

— Вы бы посоветовали своему клиенту воспользоваться новым законом?

— Конечно, однозначно да.

— Кого, по-вашему, нельзя щадить?

— Педофилов.

Метки:
baikalpress_id:  11 454