Поедом ест

В Иркутском государственном областном архиве документы уничтожает грибок

Прочитать некоторые бумаги уже просто невозможно. Некоторым истлевшим папкам место только на помойке. Другие документы, пораженные заразой, законсервированы, но результат их ждет тот же. Как сохраняют артефакты сотрудники хранилищ и что уцелеет для потомков, узнавала корреспондент «Пятницы».

Чем занимаются

Пожалуй, каждому иркутянину знаком этот дом на остановке «Улица Трилиссера» по Байкальской — Государственный архив Иркутской области. Многие догадываются, что здесь, в многоэтажном отреставрированном здании, хранятся какие-то бумаги, но мало кто представляет, какая активная деятельность бурлит внутри помещения. «Ну что там активничать? — спросите вы. — Сложили документы по полкам, и все». Однако не все так просто, как кажется на первый взгляд.

— В нашем хранилище самые старые документы датированы 1650 годом, — рассказала Елена Щапова, заведующая архивохранилищем. — Всего в этом хранилище 280 фондов, около 300 тысяч дел, а в каждом деле — множество бумаг. Если прикинуть постранично, то это миллионы исторических документов, и за всем этим нужно следить и сохранять.

Грибам все равно, что есть

Самая тяжелая проблема в архиве — грибы. Документы буквально растворяются, рассыпаются в пыль и прах под воздействием этих вредителей. Многие бумаги уже не то что сохранить, даже прочитать нельзя — так они изъедены.

— Чего мы уже только не пробовали, — говорят в архиве, — но и сами грибы для документов вредны, и те лекарственные препараты, которыми мы эти бумаги пытаемся лечить. Зачастую не знаешь, как все же лучше поступить — оставить тлеть или попытаться нанести целебный раствор? Ведь и то, и другое способно безвозвратно испортить дело.

Кстати, исследователи давно уже сделали вывод, что эти грибы вредны не только для бумаг, но и для человеческого здоровья: «У нас часто бывает, что человеку даже уволиться приходится, потому что он очень восприимчив к этим грибам — они вызывают аллергию, одышку, раздражение, — объясняет Елена Ильина, начальник отдела информации, публикации и научного использования документов Государственного архива Иркутской области. — Здесь большая концентрация спор грибов, которая многим просто не дает возможности работать».

На документах, конечно же, грибок незаметен, но как выглядят эти вредители, сотрудники знают: в специальных резервуарах в архиве хранятся бактерии из проб воздуха, которым сотрудники дышат в архиве. Зрелище, прямо скажем, не для слабонервных — под стеклянной крышкой видны разноцветные грибы, которые и приносят вред документам и людям.

— Такие пробы необходимо делать регулярно, ведь мы должны знать, какой именно у нас тут грибок, чтобы научиться от него защищаться, — объясняет Елена Ильина. — У нас масса различных бактерий, и все они плохо влияют на наши внутренние органы. Вот посмотрите, по данным исследований чистоты воздуха, концентрация грибков здесь превышена в 14,5 раза!

Однако средств защиты у сотрудников архива не так уж много. Первое и основное — маски на рот и нос. Кое-где в здании установлены бактерицидные лампы, излучатели — ими обеззараживают воздух, но уничтожить грибок в архиве полностью, по словам сотрудников, нереально.

Откуда грибок?

Естественно, возникает вопрос, а откуда же он взялся, этот грибок, если когда-то все бумаги были целыми и здоровыми. «Все это из-за неправильного хранения, — объясняют в архиве. — Например, главные пособники грибов — это тепло и сырость, самая благоприятная среда для развития».

— Раньше хранению документов не придавали значения, — говорит Елена Викторовна. — Например, дело губернского правления 1886 года запросто могло храниться где-нибудь в подвале. До революции вообще документы хранили без особого ухода.

— Вот с этим уже ничего не сделаешь, — показывают сотрудники на толстый том, который датирован 1805—1809 годами.

— При любом прикосновении от книги отваливаются бумажные кусочки, листы рассыпаются в пыль — это поработал грибок. Здесь еще помогла бы цифровая техника, но у нас ее нет. Конечно, очень жалко, ведь это кусок нашей истории, но сейчас у нас просто нет возможности что-либо с этим сделать.

— Почему же за спасение этого тома специалисты не принялись раньше, лет 20—30 назад?

— Потому что многие дела мы не проверяем по многу лет. Например, если раньше никто не делал запроса именно этого дела, то оно может лежать без движения десятки лет, и это нормально, — объясняет Елена Викторовна Ильина. — Проверка наличия документов проходит раз в двадцатилетие. Вполне может быть, что тогда эти документы уже были поражены грибком, но это было незаметно. А сейчас, когда конкретно к этим бумагам появился интерес, мы подняли их и увидели, что дела плохи.

Кстати, о том, что грибок завелся на многих документах, сотрудники знают. Даже на коробках с бумагами имеются подписи — грибок. Это значит, что «беспокоить» эти дела без особой надобности не стоит.

— Потому что мы ничего не можем сделать с этим. Остается только ждать и надеяться, что появятся новые технологии, аппаратура, которая поможет спасти бумаги или хотя бы сохранить данные в электронном виде, — рассуждают в архиве. — Сейчас мы перед многими видами грибка просто бессильны.

Чем лечить?

Раньше сотрудникам архивов рекомендовали использовать формалин, но сам этот препарат очень ядовит. «Его разводили, промокали тампон и просто механически, шаг за шагом, руками очищали черные пятна на бумаге, — рассказывает Елена Ильина. — Потом выяснилось, что для человека формалин очень вреден, и от его использования отказались». Более того, как рассказывают в архиве, теперь уже ясно, что такая обработка только вредила документам — разные обработки чреваты потерей текста.

Позже в архиве пытались уничтожать грибки разными методами, даже «готовили» их в микроволновых печах. Этот метод оказался действенным — грибок погибал, но вместе с ним высушивалась бумага, что губительно для дальнейшего хранения. «Сейчас появились новые препараты, которыми можно лечить грибок, но у нас на них нет денег, как нет денег и на дорогостоящее оборудование», — сетуют в хранилище. Максимум, что сейчас могут сделать сотрудники для сохранности документов, поддерживать влажность и температуру — в архиве прохладно и сухо.

Кому нужны документы?

В читальном зале архива всегда есть народ — сюда приходят исследователи, знакомятся с описями, выбирают нужную литературу, документы, бумаги. У каждого из них своя цель — кто-то составляет родословную, другие готовят дипломную работу, кто-то статьи пишет, кто-то проводит исторические, исследовательские работы и так далее.

Завидуем

Сотрудники архивов часто видят репортажи о новом оборудовании, появившемся в библиотеках и архивах России. «Конечно, мы завидуем и тоже мечтаем иметь такое оснащение, но нам только обещают, а пока наш архив постепенно съедает грибок».

Метки:
baikalpress_id:  11 379