Когда позвонит Павлик

А сейчас можно рассказать жалостливую историю про одну Иру. Получилось, что Ира оказалась очень благородной женщиной и вернула одного сильно несчастного мужчину в семью. Хотя ни о чем таком и не помышляла, не готовилась стать благородной, но так случилось, что именно встреча с Ирой заставила человека по имени Леонид Иванович вернуться к жене Ольге Сергеевне.

Хотя он никакой, конечно, не Леонид, тем более Иванович, а, наоборот, Ленчик. Есть такие мужчина, которых до пенсии будут звать Ленчиками, хотя возраст у них сорок лет. Такой невысокий, полноватый, лысоватый, близорукий, но очки носить стесняется, хотя кто ему, интересно, мешает купить хорошую оправу, она бы его лицо сделала интеллигентным, очки почти всех делают интеллигентными, вроде как зрение такие люди испортили от постоянного чтения толстенных книжек издательства «Академия». Тем более что он по деньгам может себе позволить хорошую оптику. Но у каждого свои представления о красоте.

И Ленчику лучше было смотреть на мир прищурившись, не разглядывать там, в окружающей среде, оттенки и детали. Потому что и так все ясно, без очков. Что ясно? Что жизнь не удалась, вот что. И все давно известно, и от этого особенно тошно по вечерам в пятницу, потому что впереди выходные, а куда там деваться в выходные — ума не приложить, квартира — две комнаты распашонкой. Ленчик там себе места не находит, даже с книжкой приткнуться негде, потому что подращенная дочь имеется, девица восемнадцати лет, с подругами, и они везде. Только ткнешься в какой-нибудь угол, а там доча и подружки ее в желтых или фиолетовых кофтах, по именам не запоминаются, только по кофтам. И разговоры, разговоры — соседка же еще приходит к Ольге Сергеевне, всем в мире хочется общения.

А у соседки тоже негде, те же две комнаты, и тот же комплект родни, и одно мелкое животное под ногами, то есть соседка со своей собачкой приходит, и собачка сидит рядом с соседкинами ногами, не отходит, а соседкины ноги, получается, везде, куда ни сунешься. Пойдешь на кухню — там, в комнату — уже там. А собачка смотрит злыми глазками. Голова кругом, и никакой, главное, дачи, чтоб там сажать-выкапывать, или машины, чтоб ее любовно ремонтировать, не говоря уже ездить, или еще вот некоторые мужчины ходят в гараж или куда пиво пить. Но Ленчик пиво не переносит, организм такой — насчет пива, вина или водки. Вот чаю хорошего — это да, но где там на кухне чай пить, да и в их семье так — только заваришь чай, через минуту буквально заварник пустой, и так весь день. А Ольга Сергеевна еще удивляется, куда все девается, все продукты, бакалея — как в прорву. И это намек, что Ленчик — тот еще добытчик. Послушать бедную женщину, так у Ленчика никаких достоинств, и все они только мучаются и орут друг на друга.

Еще там по субботам, когда — воскресеньям мотается брат Ольги Сергеевны, соответственно, Владик (они там все, получается, какие-то вечные Ленчики, Владики) Сергеевич, он со своей женой разошелся по поводу каких-то несовместимостей характера. Развелись, женщина вышла замуж, но обязанности отца закрепила в виде прогулок по выходным на Владика с единственной их дочкой — подростком Аней. Ко всей, значит, многочисленной группе, толкущейся на крошечной жилплощади, прибавляются, таким образом, еще две человеко-единицы.

Аня вяжется к двоюродной сестре и к сестриным подружкам, выпрашивает ношеные одежки и использованную косметику, а те с отрешенными лицами ждут каких-то звонков от какого-то Павлика. Неизвестно, кому из всей компании должен позвонить этот неведомый Павлик, во всяком случае, все ждут, все обсуждают предстоящий звонок и предстоящее свидание, все эти девицы, вплоть до малолетней Ани. А Павлик не звонит. Вот так и проходят эти остающиеся от недели дни. И все, значит, чего-то постоянно ждут. И смотрят друг на друга в раздражении.

И в один такой день непосредственно на Ленчиковой работе непосредственная его коллега Ира бросила вот так в пространство такой вопль души, что ей некому помочь подвесить один шкафчик на кухню, стоит этот купленный полгода назад шкафчик, посуду и банки со специями девать некуда. И идет подробный перечень бед одинокой женщины. Ленчик поднял руку, как на уроке, — можно я? Как будто там была еще куча соискателей. Никаких соискателей не было, один этот Ленчик посреди женского коллектива.

Вот они отправились к Ире вечерком в пятницу, Ленчик, конечно, позвонил домой, честно доложился о причинах задержки. Ольга Сергеевна слушала вполуха, потому что у нее начиналась как раз сто первая серия откровений соседки, подробный отчет, как соседка провела неделю, уже сели за стол, уставленный тарелками: рыбный маринад, картофель жареный, колбаса любительская, огурцы маринованные, хлеб «Бородинский». Зефир в шоколаде — на сладкое. Отстань, а, Ленчик! Так что Ленчиковыми делами в тот вечер пятницы не особо заинтересовались.

Вот он этот шкафчик все-таки подвесил, несмотря на скептические взгляды хозяйки, этой самой Иры, которая вела свой дом несколько безалаберно, потому что сказывалось отсутствие мужской руки помощи. И тут она вдруг с удивлением увидела, что этот Ленчик — вообще не понять какой, средний мужчина, очень ловко умеет орудовать-управлять всякими там гвоздями, молотками и шурупами. Он еще по квартире прошелся и сказал, что придет завтра, постарается привести ее электрические розетки в порядок и еще одну лампу настольную починит, которая уже полтора десятка лет никакого света не давала. Стояла не понять для какой красоты на подоконнике, а рука выбросить не поднималась, так что только для пыли стояла лампа эта, хотя у нее очень миленький, кстати, был абажурчик тряпочный желтенький, с бахромой.

А Ленчик, главное, не обманул. А, наоборот, когда розетки сделал, еще полез другие электроприборы до ума доводить и так, значит, увлекся, что все выходные он теперь у этой Иры — все там ремонтирует, прибивает и закручивает, а Ира на кухне хлопочет, пока Ленчик все-таки осторожненько не сказал: можно я сам. Дело в том, что холостяцкая жизнь Иры немножко отучила ее от вдумчивой готовки некоторых блюд, если честно, она ничего сложнее яичницы уже и не готовила, хоть и бралась за дело с энтузиазмом.

А Ленчик, оказывается, и в этом деле был мастак, рукава засучил, фартук подвязал, и, главное, никакого смеха вид не вызывал: мужчина в фартуке — наоборот, уважение, и на ум приходят отрывки из старых, прошлого века, фильмов, где там как раз все герои все умели. А не то, что сейчас — смотреть мужественными накрашенными глазами и выбирать из нескольких банок нужное им пиво, в лучшем случае эти мужчины, красивые, конечно, кто спорит, чай из пакетиков пьют, и длинный шнурок свисает из пластиковой чашки. Ну да, изысканно. И жрут они все не понять что, какие-то штучки тоже из банок. И чтоб одеколон обязательно, без одеколона ты уже и не человек. Прямо вот заходятся все от восторга, если он побрился нормально, зубы почистил чем надо. Тогда тебе — приз в студию и все женщины мира, тоже отчищенные какой надо пастой и прочим. Такое, значит, сейчас кино.

А Ленчик еще и какие-то новые проводит мероприятия, уже и на рынок гоняет, мясо там выбирает придирчиво, приправы, зелень, овощи. Точно — «Грузия-фильм». И у Иры не понять что в жизни начинает происходить. На работе — один человек, этот Ленчик, сидит себе за столом и по телефону бубнит, а в конце недели, уже не сговариваясь, они к Ире идут — и там другая совершенно жизнь. Как будто они сорок лет вчера со дня свадьбы отпраздновали, супруги. Или какие-то сильно родные брат-сестра. И разговоры же еще! А у Иры вообще башку клинит, она давай срочно гардеробом заниматься, стрижки, маникюр, тщательная, чего сроду не было, приборка квартиры и мытье окон. Ну? И разговоры, значит, все про Ленчикову жизнь.

Ира в одном журнале читала, там четко написано так: говорить с мужчиной нужно только о его мужчинских делах, ни-ни вставить хоть словечко о своей женской доле. Лучше обтекаемо — нормально все, все хорошо. Ира вот так, согласно советам бывалых, все вопросики Ленчику подкидывает по существу и по порядку: кто родители, как детство шло, какие болезни, какие оценки в школьном табеле, кем хотел стать в пятом классе, кем в седьмом и так далее. А Ленчик, главное, на все вопросы — подробные, длиной в час-два-три, обстоятельные, с примерами ответы.

И так увлекся, потому что столько, оказывается, всего в жизни было, уже думал, что забыл или вообще ничего не было. Столько интересного — и про школу можно вспомнить, и про ангину в четвертом классе. И теперь главное, здесь Ира хорошо все уяснила, главное — пусть ваш мужчина все расскажет о том, какие его посещали в жизни большие и мелкие чувства любви, начиная с первой. И как бы тебе, женщине, ни было скучно или неинтересно слушать откровения про чужие романы, ты должна преодолеть свои мелкие ревности и зависти, должна настроить себя на понимание. Типа ты пусть будешь врач. И глаза у тебя при этом — добрые, и вопросы — короткие, наводящие: в каком году, какая погода, что ели в том кафе, какой фильм смотрели, название кинотеатра, имя режиссера, оператора, фамилии главных актеров, краткое содержание.

Про детсадовские и школьные увлечения Ленчик вспомнить ничего не мог, как ни напрягал память, зато сразу приступил к рассказу, как он повстречал свою будущую жену Ольгу Сергеевну, на тот момент Олечку. И как давай он вспоминать-рассказывать! Прямо вот подробно — с первой встречи и первого свидания на речном трамвайчике, какого цвета небо и какого цвета цветущая сирень. Прямо редкого окраса получалась окружающая среда, небо, главное, синее, а сирень, что удивительно, сиреневая. Непостижимо.

И главное еще, его память выбрасывает всякий мусор, а наоборот, рассказ получается какой-то сплошь про одно сияющее чувство любви достойного мужчины к достойной женщине. Даже всякие мелкие подробности быта — и то интересно. Как квартиру получали, и первый ремонт, и покупка стиральной машины. Так увлекательно. Конечно, интересно, если попытаться в жизни видеть одно только значительное. А у Иры терпение, надо сказать, другая бы женщина на ее месте уже бы зевнула, махнула рукой и сказала: хорош трепаться, налей лучше водочки.

А Ира слушает, и не то что проникается пережитым Ленчиком, она сама ждет, когда у Ленчика начнет переходить этот обещанный журнальными специалистами сдвиг от прошлого к настоящему — от прошлых чувств к реальной Ире. Когда он наконец сквозь дымку и печаль ностальгии разглядит ее, значит, хорошо отрисованный дорогой тушью призывный взгляд? Ну? А Ленчик прямо вот по волнам своей памяти чешет, как на гигантском скутере. И такие забытые подробности возникают, такие и смешные, и трогательные чувства, песнь песнею.

А Ира конкретно не понимает, что эти их вечера совсем не то, на что она рассчитывала. Там в журналах ничего про дружбу не писали. А наоборот, только так — пришел мужчина к женщине. Никаких изменений в Ириной жизни сердца не происходит, а наоборот — неведомую ей лично Ольгу Сергеевну ждет как раз ренессанс.

Потому что Ленчик придет, бывало, от Иры, где он всласть наговорится-навспоминается как раз про жену, трезвый придет, встанет вот так в дверях, облокотится о косяк и на жену смотрит таким печальным и любящим взглядом, что по спине Ольги Сергеевны прямо вот мурашки пробегают. Она даже немножко краснеть начинает, и даже такое стало случаться — старается быстрее выпроводить соседку, пусть даже соседкины истории еще недосказаны. И брата выпроваживает с его дочечкой невежливо — идите, поздно. А уж когда Ленчик ее стал приглашать в какие-то заведения вроде кафе и кинотеатров, когда они прокатились на речном трамвайчике: «Как тогда, помнишь?» И сирени еще наломал — пошел ночью мусор выносить, возвращается с букетом сирени... Тут уж в жизни этой конкретной, не особо счастливой семьи наступило новое время года, и Ольга Сергеевна призналась стыдливо соседке, что она на мужа прямо вот новыми глазами взглянула, такой он у нее, оказывается, редкий мужчина и внимательный.

И однажды Ленчик пришел к Ире и сказал ей все слова благодарности, какие знал. А Ира, конечно, заплакала, и сквозь рыдания Ленчик слышал бестолковое — я думала, я надеялась... Но Ленчик только погладил ее по голове и сказал, что все у нее, у Иры, еще случится хорошо, что она себя не узнает, такая будет счастливая. И ведь не обманул. Он же Иру познакомил с этим, неизвестно куда его девать было, такие все одинокие, братом жены Владиком, и они нашли счастье, Ира и Владик. Ура. И все теперь заняты исключительно хорошими и добрыми делами помощи друг другу. Вот даже насчет того, чтобы не толкаться по выходным в крошечной квартирке, друг у друга на голове, полно там дел. Дачу наконец купили. Раз. Плюс еще автотранспортное средство. Ах, да, самое главное! Павлик же наконец позвонил! Кому? А вот кому надо, тому и позвонил.

Загрузка...