Все очень плохо

Новый пик социальной напряженности в Байкальске

Люди, обреченные жить в городе, где единственным градообразующим предприятием был целлюлозно-бумажный комбинат, доведены до отчаяния. Многие семьи вынуждены перебиваться с хлеба на воду. На этой неделе 42 сотрудника комбината объявили о начале бессрочной голодовки. Так они надеются привлечь внимание власть имущих к своему отчаянному положению.

Напомним, как развивались события. В начале октября прошлого года, буквально через несколько дней после перехода БЦБК на замкнутый цикл водооборота, совершенно неожиданно вышел приказ об остановке работы комбината до февраля. Собственник предприятия ООО «Континенталь Менеджмент» заявил, что комбинату невыгодно производить небеленую целлюлозу. БЦБК был остановлен, началось массовое сокращение персонала, задержка выплат заработной платы и выходных пособий. При этом чиновники всех уровней заверяли, что не допустят роста социальной напряженности в Байкальске.

Обещали позаботиться о создании рабочих мест и об альтернативных вариантах развития города. Однако на деле все остается по-прежнему: выходные пособия не выплачены, рабочих мест нет, что будет дальше с заводом — неизвестно. За прошедшие пять месяцев ситуация в Байкальске, оставшемся без завода-кормильца, накалилась до предела. 3 июня уволенные работники БЦБК начали бессрочную голодовку прямо на площади перед Домом культуры «Юбилейный». По словам очевидцев, сначала было десять участников, рядом с ними стоял плакат «Работники БЦБК, мы решили выйти на голодовку, присоединяйтесь к нам!». Постепенно люди прибывали, к вечеру собралась большая толпа. Голодающие поставили палатки и ночевали в них.

— Кто-то утром им привез пакеты, кажется, с мылом и зубной пастой, — рассказали очевидцы, — потому что они прямо там моются, никуда не уходят. Неподалеку от палаточного лагеря стоит машина скорой помощи и милиции. Официально в голодовке участвуют 42 человека.

Руководитель профсоюзной организации БЦБК Александр Шендрик подтвердил факт голодовки.

— Да, люди доведены до предела. Без работы и средств к существованию остались полторы тысячи рабочих. Из них гуманитарную помощь получили всего пятьдесят человек. Я знаю, что рабочие ТЭЦ питаются лапшой «Доширак». Ужас! Это какое-то Средневековье! О людях, которые уже уволены, мне даже страшно говорить. Они голодают! За четыре месяца никто ничего не получил. И мы ничего не можем добиться. Собственник комбината Олег Дерипаска — в Москве. И практически все — и президент, и премьер — знают о ситуации в Байкальске, и никто не может воздействовать на Дерипаску, никто его не трогает... Я думаю, что 42 участника голодовки — это не окончательная цифра, возможно, присоединятся еще люди.

Как говорится в пресс-релизе Иркутского профобъединения, в последние полгода конституционные права работников БЦБК регулярно нарушаются, заработная плата в полном объеме не выплачивается. Социальная обстановка в Байкальске резко обострилась. Задолженность по зарплате на сегодня превышает 100 млн рублей. В городе официально зарегистрировано 1378 безработных, а вакантных рабочих мест нет. Собственники БЦБК самоустранились от решения проблем, переложив их на органы местного самоуправления и правительство Иркутской области.

Нынешняя голодовка — не первая массовая акция жителей Байкальска. В начале марта работники комбината в знак протеста перекрывали федеральную трассу в районе горнолыжного курорта. Затем люди пытались начать голодовку в ДК «Юбилейный», а потом в здании администрации Байкальска. Однако, по словам организатора голодовки Людмилы Пашковой, тогда люди были еще не готовы морально, они верили, что власть их не оставит, что ситуация нормализуется.

— Из двух тысяч человек на площадь вышли всего двенадцать, — вспоминает Людмила, — это смешно...

Но чем больше проходит времени, тем быстрее тает доверие к чиновникам. Люди начинают понимать, что никто, кроме них самих, их защищать не будет, и сами подходят к голодающим.

Кстати, Людмила Пашкова заслуживает того, чтобы рассказать о ней подробнее. Эта женщина оказалась единственной из двухтысячной армии уволенных, кто не побоялся возглавить движение протестующих. Людмила проработала на комбинате 22 года, последние девять лет — в должности машиниста кислородной станции.

— Я еще в ноябре подписала уведомление об увольнении в связи с сокращением. С марта считаюсь уволенной, но до сих пор не могу получить выходное пособие. Муж тоже работал на БЦБК токарем и тоже ничего не получил. Его долг по заработной плате составляет 50 000 рублей. У нас есть дочь 19 лет. Мы сидим голодом. Как выживаем? Единственные, кто нам помогает, это коммунисты. Они собирают деньги по области, закупают продукты и раздают. От местных властей мы помощи не ждем, они сами нищие. Мне немного легче, чем остальным заводчанам. Я получаю пенсию по инвалидности, и помогает свекровь. Другим гораздо хуже. Люди сами пекут хлеб. Получают детское пособие 286 рублей и на эти деньги покупают муку и дрожжи. Крупа, макароны и растительное масло — вот и вся еда. И так почти во всех домах. И нет никакого просвета. Пособие по безработице мы сможем получать только в июле. А что там будет дальше — неизвестно. До чего мы дошли! Мы пережили перестройку, дефолт, самые трудные времена, но никогда не было так безнадежно, как теперь. Тогда нас выручал завод. Директор Глазырин распорядился выдавать необходимые продукты по талонам, мы их называли «глазырики». А сейчас ни работы, ни денег, ни надежды.

Людмила подтвердила, что сотрудники местной соцзащиты привезли голодающим средства личной гигиены. Она рассказала, что к участникам акции приезжали руководители района Андрей Должиков и Валерий Пинтаев, но конструктивного разговора не получилось.

— Мы и раньше с ними встречались раз в две недели, но они только успокаивают и обещают. Толку от этих встреч никаких. Одни слова... И на этот раз пришел к нам со словами, мол, зря вы тут шумите, все равно ничего не получите, хоть в прокуратуру жалуйтесь, хоть в суд. А почему? Ведь мы требуем то, что нам причитается по закону. Голодовка бессрочная, до того дня, пока нам все не заплатят полностью, то, что должны, мы отсюда не уйдем. И второе: мы волнуемся за наше будущее, будущее города. С этим тоже нужно что-то решать. Надеяться нам больше не на кого, правительство живет словно на другой планете. Поэтому мы решили выйти и потребовать. Будем стоять до конца. Важно, что участники голодовки, как и положено по закону, предварительно написали уведомление в местную администрацию. «Пятница» будет следить за развитием событий.

Сорок лет обещаний

Решение о строительстве БЦБК было принято в 1954—1956 годах по представлению бывшего Госкомитета бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР. Уже тогда у проекта были противники, к примеру, в 1959 году Московский филиал Географического общества СССР провел специальное совещание по защите Байкала, где было принято заявление о недопустимости строительства на берегу озера ЦБК. Однако в 1966 году комбинат был построен. И все это время не прекращалась борьба общественности за чистоту озера. Под давлением ученых, писателей, деятелей культуры правительство и ЦК КПСС вынесли несколько постановлений об охране и рациональном использовании природных ресурсов бассейна озера Байкал.

В 1990 году вышло постановление Совета Министров РСФСР № 93, предусматривающее прекращение варки целлюлозы на БЦБК и перепрофилирование комбината на экологически безопасное производство в 1993 году. В 1996 году ЮНЕСКО включило Байкал в список «Всемирное природное и культурное наследие». Озеро получило высший природоохранный статус, охраняемый Международной конвенцией «Об охране культурного и природного наследия». Однако и после этого БЦБК продолжал отправлять сточные воды в озеро.

11 августа 2003 года активисты Гринпис России на въезде в город Байкальск установили памятник невыполненным обещаниям, символизирующий пустоту обещаний руководителей СССР и современной России перепрофилировать Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. Менялись страна, руководство, политический строй, лишь комбинат неизменно продолжал загрязнять Байкал. И так продолжалось вплоть до прошлого года. К тому времени БЦБК уже находился в частной собственности — компании «Континенталь Менеджмент». В 2007 году объем производства целлюлозы на БЦБК составил 190,2 тысячи тонн. Комбинат остановился в октябре прошлого года, после того как на нем был введен замкнутый водооборот, исключающий попадание промышленных стоков в Байкал. С этого момента БЦБК так и не возобновил свою работу. Очевидно, это навсегда.

Загрузка...