Тирания в любви

«Только там, где есть настоящая любовь, там есть и настоящая свобода», — напоминает кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент кафедры социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Два типа свободы

— Вы как-то удивлялись, Сергей Анатольевич, почему вам пишут одни женщины. Вот, пожалуйста, и наши читатели-мужчины проснулись. Сегодняшние истории — это проблемы мужчин, жены которых счастье видят только так — лишь бы милый рядом. Желательно прикованный наручниками к батарее. Тирания в любви — тема сегодняшнего разговора.

— Я, безусловно, рад тому, что наконец-то уважаемые мужчины откликнулись, хотя сегодняшнюю тему нельзя, конечно, назвать сугубо мужской. Брак и тирания в браке — это слишком поверхностный взгляд, какой-то даже приземленно-бытовой, когда брак рассматривается как лотерея, в которой мужчина ставит на кон свою свободу, а женщина, соответственно, свое счастье. Но это уже из наборов так называемых штампов, клише, шаблонов, потому что мне кажется, что женщины лишают свободы лишь тех, кто не знает, что с этой свободой делать. Лучше всего и более точно о свободе писал один из величайших философов ХХ столетия Эрих Фромм. Он выделял две разновидности свободы: свобода от и свобода для. Первый тип — это, по сути, бегство от обязанностей, от ответственности, это как демократия, которую часто путают с анархией, когда супружеские взаимоотношения воспринимаются как непосильная ноша, как цепи, которые сковывают нашу индивидуальность.

А вот второй тип предполагает очень серьезную работу, и прежде всего над самим собой. Т. е. не для кого-то я живу, допустим, семейной жизнью, а в первую очередь — для самого себя, для своего духовного развития. Это, безусловно, более трудоемкий процесс, здесь требуется совершенно иное качество мироощущения, ведь мир, в данном случае семейный мир, гораздо богаче, чем наше представление о нем. Часто, к сожалению, семейный мир сводится к бытовухе, и, по сути, при таком мировосприятии мы сами себя загоняем в роль заложника, в роль раба на галерах, потому что какой мы воспринимаем реальность, так и живем.

Когда началось

Виктор: «Мне иногда кажется, что у моей жены не все дома. Плохо так говорить о матери единственного сына, но что мне делать, если у нее такое поведение, которое не поддается никакому объяснению, особенно эта привычка во всем меня контролировать — где был, во сколько приду, на работу звонки по двадцать раз за день, еще и там выспрашивает, где я и с кем. Говорю, что она так сама себя позорит, а она сразу на крик переходит, сын все видит, тоже кричит, чтобы мы не ссорились, со стороны посмотришь — точно, не муж, а какой-то подонок. С ней это последние три года, может ни с того ни с сего завестись, накричать, посуду начинает бить. И все скандалы — при ребенке, вообще при посторонних любит повыступать, чтобы ее пожалели».

— Да, Виктор, женщины — существа крайне эмоциональные и впечатлительные, и уж если они начинают фантазировать, то меры не знают. Ваш случай вызывает много вопросов: всегда ли ваша жена была такой? Если нет, то когда это началось? Возможно, были какие-то события, которые предшествовали ее нынешней параноидальной реакции на любое событие. Ее поведение кажется неестественным, только если оно вырвано из контекста. Мне кажется, вы говорите о следствии, а следствия без причины не бывает. Все очень серьезно. Если простые увещевания, призывы включить здравый смысл ваша жена не слышит, может быть, вы выбираете не ту тактику и не те слова, которые ей нужны. Мы по своей природе эгоистичны, своя система объяснений кажется нам более логичной, нежели аргументы собеседника. Но у каждого из нас всегда есть возможность поставить себя на место другого человека, вот и попробуйте посмотреть на происходящее ее глазами. Только тогда вы сможете понять, почему она так странно реагирует на все, попробуйте сами скорректировать свое поведение так, чтобы ей помочь. Проблема обозначена? Значит, ее нужно решать.

Как паинька

Сергей: «У нас совсем разладились отношения с женой. Чуть что — она: уходи, видеть тебя не могу. Это уже превратилось в норму — вещи мне собирать. Я говорю: будешь так себя вести, я точно соберусь и уйду. А она сразу в слезы, очень ее жалко, но чувствую, что эти концерты меня доканывают. Иногда думаю, может, правда уехать к родителям, чтобы ее проучить. А потом вспомню, как она плачет, опять жалко. И мать свою не хочу расстраивать. Не могу терпеть женские слезы, а она знает это и пользуется. Главное, понять не могу, почему она так бесится. Все время я в семье, хотя это уже и семьей назвать трудно. Ребенок маленький, два года, — а когда вырастет?»

— Все очень тяжело, Сергей, потому что речь идет о затянувшемся психологическом шантаже. Ваша жена использует истероидные реакции, которые, насколько я понимаю, приносят ей определенную выгоду. Цепочка простая: ее что-то не устраивает в вашем поведении — она вас выпроваживает — вы, ей подыгрывая, якобы уходите — она плачет — вам ее становится жалко — вы остаетесь. И какое-то время ведете себя как паинька, в смысле, удовлетворяете ее системы ожидания. Но эта цепочка уже превратилась в порочный круг, потому что стала стандартом для вашей семьи. Для того чтобы ее разорвать, нужно в конце концов предпринять нечто нестандартное. Думаю, вам уйти нужно. Как говорил Фридрих Ницше: «Если бы супруги не жили вместе, удачные браки встречались бы чаще». Думаю, что ваш временный уход от невротических отношений окажет терапевтическое действие — и у каждого из вас появится время подумать. Процесс мышления не терпит суеты и запускается, когда ломаются привычные стереотипы. Так что в следующий раз при очередной истерике выполните просьбу жены и, в конце концов, недельку-другую поживите у мамы.

Пустое занятие

Владимир: «Жена считает, что она лучше всех разбирается в бюджете, я отдаю ей все деньги. Но получается так, что все равно не хватает, еще и унижаться приходится, выпрашивать на обед, сигареты себе не могу купить, она сама покупает блоками, говорит, что надо экономить. А вся экономия приводит к тому, что я стреляю двадцатку на работе, чтобы элементарно было на чем доехать. Однажды оставил себе четыреста рублей, она нашла и устроила скандал. Это из-за четырех сотен! Какая-то жадная, все деньги копит, даже на себя жалеет и на дочку».

— Да, Володя, случай непростой. Конечно, люди, проживающие вместе, должны и бюджет иметь общий, это естественно, это нормально, но в вашем случае, чтобы не унижаться на работе, выклянчивая двадцатку, чтобы не быть зависимым ни от кого, нужно стать и самому независимым. Зависимость я понимаю здесь в самом примитивном смысле. Все-таки вам нужно оставлять, конечно, часть денег у себя, но делать это надо так, чтобы не было повторения описанных вами скандалов по поводу утаенной заначки. Не знаю, будьте мудрее, что ли, если нет, то хитрее, потому что нет большей гадости, чем ругань с женщиной из-за денег. Противно. А перевоспитать вашу жену — это пустое занятие, какая есть, такая есть, такой и будет.

Подобрать ключи

Олег: «Я жену уже видеть не могу, потому что женщины понимают семью как тюрьму. Им бы только мужем понукать, рядом с собой держать и контролировать его поведение. А шаг в сторону равняется расстрелу, и, главное, не понимают, что от вечной слежки у любого появится только одно желание — вырваться на свободу. Вот она сейчас в отпуск уехала с дочерью, так у меня и порядок, и тишина».

— Самое интересное, Олег, что ваше замечание подтверждается, в частности, и примерами из психологии управления: если начальник видит в подчиненных бездельников и лоботрясов, постоянно контролирует их, то они рано или поздно включаются в навязанную им игру, становятся бездельниками и лоботрясами. Правильно, если человека постоянно контролировать, рано или поздно у него появятся мысли, связанные с уходом от этой гиперопеки. Вот вы и постарайтесь любым способом донести этот очевидный факт до сознания вашей жены. Все будет зависеть от тех доводов, которые вы станете использовать. И надо помнить, что не существует людей абсолютно невменяемых, к любому из нас всегда можно подобрать ключи. Дерзайте.

Вести за руку

Алексей: «Жена во всем слушает только свою мать, вспомнить страшно, как мы вместе жили, постоянные скандалы, потом мы уехали от тещи, а жена все равно поет с ее голоса. А теща двух мужей в гроб загнала и все равно недовольна. Мужчин за людей не считает, вот и прививает моей жене такие мысли, что мужчины все эгоисты. Так и говорит, не стесняясь, и моей жене не стыдно шарить у меня по карманам и после работы караулить. Главное, что повода никакого нет. Я не хочу разводиться, наоборот, прошу ее сходить к психологу, но она даже слышать ничего не хочет об этом. Как сохранить семью?»

— Алексей, а ведь действительно вашу жену пора уже за руку вести к психологу, тем более что вы заинтересованы в ваших отношениях, поэтому главное, что нужно сделать, — это расставить акценты в вашей семейной жизни. Ваша жена должна уяснить, что ее отношения с матерью — это один аспект, а отношения с мужем — совершенно другой, и наслаивание одного на другое приводит только к дезорганизации и тех, и других отношений. Не нужно путать мягкое с теплым. Ваша жена мне видится какой-то заигравшейся в малолетку инфантильной особой, как держалась за мамину юбку, так и держится. Хотя уже взрослая девочка — жена все-таки.

Что-то другое

— Вот я сейчас вспомнила Хари из фильма Тарковского «Солярис», там женщина и минуты не могла жить без любимого человека, стены стальные крушила. Правда, Хари — это все-таки не человеческая женщина, а скорее воплощение идеи любви.

— Тарковский о любви рассказывал! А какая любовь, если только слежка... Во всем, и особенно в отношениях между людьми, должна всегда быть разумная мера, это всего касается. Одинаково вредны отношениям как гипо-, так и гиперопека, в отношениях между супругами степень свободы должна определяться степенью любви. Чем больше мы любим человека, тем, соответственно, уже автоматически предоставляем ему больше свободы. Только там, где есть настоящая любовь, там есть и свобода. И наоборот — за сверхконтролем скрывается подмена любви на что-то другое. Поэтому нельзя убивать чувства слежкой и требованием мелочной отчетности. Потому что семья — это не производство, хотя и на производстве чрезмерный контроль вреден. Чем больше мы доверяем сотрудникам, тем эффективнее деятельность организации и здоровее корпоративный дух. Как, собственно, и в семье.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  11 329