Никто не знает про счастье

Даже в отлаженной до скуки жизни, где все знакомо и все на своих местах, может произойти сбой; вот так велосипед вдруг вильнет влево-вправо — да и понесет хозяина если не в кустики цветущей сирени, то за бордюр точно. В лучшем случае колено царапнешь, ну а в худшем — можно запросто схлопотать что посерьезнее.

Короче, речь об одном таком Константине, женатом, средних, около сорока, лет, дочь — студентка, жена — вроде экономиста в заштатной конторе. Квартира — две комнаты, одна проходная, кухня — метра полтора, но балкон! А еще дачка — сарай, Константин никак не соберется выстроить там что пограндиознее. Планы, вообще, были насчет двух, а то и трех этажей, с банями, гаражами, но пока там всем заправляет теща, помидорки-огурки в жалкой тепличке, пара грядок моркови, лук, петрушка, еще редиска, кажется.

Константин не вникает, его дело — завезти тещу в мае на сезон, и жену с дочкой — на выходные, а там, чтобы мотаться по участку, как некоторые мужики с молотком в руках, с хозяйским видом осматривая угодья, не по нему эти дачные прелести. Такого он не то что не любит, не принимает, да вот не приучен, может, просто, потому что вся его молодая жизнь прошла в городских дворах, где всех насаждений — пара чахлых кустиков да герань на окне материной комнаты, и то потому герань, что неприхотливый цветочек. Растет сама по себе, еще и пользу, говорят, приносит, вроде как моль отпугивает.

Но тем не менее Костя живет в семье, где есть дача. Звучит, в общем, для тех, кто насчет недвижимости западает, да и насчет того, чтобы проблему отпуска решить, если средств вывезти семью на море пока нет. Это раньше хорошо было, профсоюз, там, черная касса. Кого послушать, так все только и делали, что в Гагры-Ялту туда-сюда каждый год. Не говоря уже о поездках в соседнюю область. А сейчас кто посчитает, сколько стоит нормально по межгороду парой слов перекинуться с близким родственником? Надолго отпадет охота даже с праздником поздравить.

Ладно, речь про Костю. Работа есть, машина есть. Здоровье. Это насчет, чтобы время проводить в компании друзей. Как сейчас, как раньше вспомнить. И разговоры говорить, чтобы им наконец собраться, не так, за пивом, а чтобы в футбол погонять. Помнишь, Костя? Да, было что-то в институте, на картошке. Такие воспоминания кого хочешь сделают заядлым спортсменом. Ведь один эпизод, пусть и давнишний, можно рассматривать как начало новой жизни, так что Костя в отношении себя имеет такие мысли, что стоит ему захотеть, он и курить бросит, и насчет спорта — не так, чтобы на диване перед теликом «Гол!» орать, опять же под пиво, и счетом интересоваться — как там наши сыграли. Какие-то «наши».

Так, продолжим про Костю. Симпатичный ведь, в принципе, мужик. Добродушный, веселый, если захочет. И не грубый, если касается — жене спасибо сказать за подарки к дню рождения и празднику 23 Февраля. Они там почему-то праздник 23 Февраля отмечают, словно все они — кадровые военные, хотя военная кафедра была в институте, и вся служба потом ограничилась трехмесячными сборами. Но и эти три месяца, отодвигаясь во времени, наполняют их романтикой.

Короче. Жене — спасибо за подарки, а теще — за вовремя принесенные в пятницу-субботу пироги. Очень удобно, кстати, когда теща берет на себя эту часть семейной программы быта, тем самым оставляя жене готовить другие, не менее питательные блюда. Потому что еда в жизни нормальной семьи — это важный аспект. Надо, чтоб и борщ, и котлеты. Тогда семья, а не так, как у некоторых: глянь сам, что найдешь, а находятся обычно пельмени — и такие пельмени, и сосиски — и причем такие сосиски. Ладно, это грустно. Здесь Косте жаловаться незачем.

Его вообще дома не напрягают насчет обустройства быта. Как-то его женщины сами все поделили — кто на рынок, кто на оптовку. Просили, правда, Костю, было такое пару раз, чтобы автомобиль использовать по назначению, теща так сказала. Чтоб продукты и т. д., но вот незадача — как раз вот Костя был настолько занят, настолько, что они, теща в первую очередь, отстали. Хорошо, когда близкие люди понятливы, раз сказал — все все поняли. Таким образом, имеем абсолютно счастливую, если счастье рассматривать как покой и волю, жизнь Костика. Притом еще заметим, что встречают его любящие глаза жены Ани, более-менее вежливые ответы дочери на вопросы отца: как учеба и как дела. Никаких там «папка-дурак» от дочери даже в самом раннем детстве, или концерты — купи то, купи это. Хорошая семья. Правильная.

Хотя был момент, когда Костя даже чего-то расстроился, жалеть взялся, что выбор его в свое время пал на Аню. Хотя на ее месте могла быть Надежда. Не то что там расчет. Хотя не без этого. С Аней ведь как — вот представить Костину жизнь в двухкомнатной, кстати, тоже квартире. Притом что сестра еще есть, и сестра скоропостижно как-то выходит замуж и рожает ребеночка, племянника. Нет, сначала появляется ребеночек, потом отец этого ребеночка — куда там еще деваться Косте? И на тот момент, может, он бы еще гулял свободным парубком по окрестностям и весело проводил время, как вся окружающая его молодежь, но решение принимать нужно было срочно. И выбор пал на Аню. Чего уж там, сейчас можно сказать.

Там как раз наклевывался этот двухкомнатный вариант будущей жилплощади. Аня доверчиво делилась с однокурсниками насчет того, что ее бабушка куда-то там переехать собралась и жилплощадь, таким образом, нуждалась в хозяйском Анином пригляде. А с Аней чтобы пожить, как можно было бы представить, просто так, не получалось, девушка такая — с принципами, что ли, воспитания строгого до идиотизма, так что пришлось идти в загс. А там уже, на гулянке по случаю свадьбы, Анина подруга Надька намекнула ему, что вот как бы они — как раз Костя и как раз Надька — смотрелись бы сейчас парой.

Костя еще отмахнулся. Надя засмеялась пьяновато, сказала, что влюблена была в Костю с абитуры, а Костя не придал значения. А потом уже все вспомнилось, когда эта Надя вышла за одного такого Мишу, тоже с их курса, спустя уже сколько-то там после окончания. Костя с этим Мишей встретились случайно на улице, и Миша позвал его к себе в контору. И здесь самое интересное, что контору купил ему как раз тесть. Знакомься, Надя, моя жена, с богатеньким папаней в придачу. Ха-ха-ха. Что уж тут двухкомнатные квартирки и дачки-сараюшки — против того, что сейчас имеет этот никакой Миша, просто так, задарма.

Только потому, что Надьке надоело слоняться по замужним подругам и папа строго сказал — иди замуж или... Мише, таким образом, все и отломилось. А про себя Костя решил, что ему не повезло, и начались его печали и какие-то прямо вот тоскливые состояния, из-за которых он однажды вяло и без интереса принял приглашение Миши провести время в мужской сугубо компании, с пивом и пр. Вот это «пр.» сначала Костю очень отпугнуло неизбежными последствиями. Но там кому открывать тайны и секреты, потому что все участники — тоже не дураки, чтобы своих закладывать. А уж Миша с его уважением к родственникам жены Надьки — тем более.

И у Кости образовалась своя параллельная жизнь, параллельная его семейной жизни. И поскольку никаких таких эмоциональных пересечений, семья — это одно, другая жизнь — совсем другая, на то и другая, чтобы не захламлять территорию дома внедрением даже чужих голосов, женских, даже таких — телефонных: ну что ты, Костя, мы тебя ждем, ждем!

Костя в этом смысле очень осторожный был, а может, очерствел, как дундук, перестал соображать, где хорошо, где плохо. Но телефоны свои не раздавал направо и налево никому, и вообще не очень-то и увлечен он был конкретными персонажами, увлечение его было скорее самим образом жизни такого отвязанного от мелочей быта. Сильный мужчина, который говорит слова — охота, рыбалка. Баня с мужиками. Мужественно.

А жена Аня верила, что все так и есть. Верила причем не так, как большинство этих жен: делала вид, что верит, — а именно что верила. Еще и морсами-бульонами отпаивала его после охот и рыбалок, вернувшегося с промысла, хоть бы раз для юмора принесшего в дом трофей — какого-никакого лещика или зайчика-куропатку.

Но как всякая лафа, так и эта лафа конкретной Костиной жизни закончилась, а виной всему сплетни и всякого рода намеки, что, мол, пока ты там, Костя, по своим турбазам, твоя жена Аня... Думай сам. Это ему сестра Верка брякнула. Раз. Потом еще добавила как раз вот Мишина жена Надька, которая, в отличие от Костиной жены Ани, все знала хорошо про досуги как своего мужа, так и прочих мужей в той компании. А приходилось закрывать глаза, потому что у нее ведь никаких иллюзий не было, потому что так жили абсолютно все в ее мире — что папу взять родного, что кого из родственников или вообще знакомых мужчин. Все! И если начать одну маленькую революцию по переделке морального облика мужа, то придется делать только одно — менять этого мужа на какого-то другого мужчину. И ведь никаких гарантий.

Шило на мыло. Но Наде все-таки надоел постный Анин профиль, вся эта дурдень — Костя сказал, Костя сделал. Чего такого Костя мог сделать, когда Костя с ее мужем все прошлые выходные... Ладно. И поэтому, когда Надя встретила свою бывшую однокурсницу Аню с каким-то, не разглядела, правда, обычный, из толпы не выделишь, то сразу отзвонилась кому надо: а это сестра Кости, Аню на дух не выносит, — раз, сам Костя — два.

Костя, разумеется, как любой давно семейный человек, не придал значения словам: а) дуры сестры, б) дуры Надьки. Вообще ничего такого, что называлось бы реакцией или хотя бы любопытством, спросить-то можно — а с кем это тебя, Аня, видели на прошлой неделе в одном кондитерском заведении, и вы пили там кофе с пирожными. И не из дешевых кофейня, и пироженка там стоит ай да люлю. Представить Аню в кафе, где пироженка стоит как целый торт в ближайшем гастрономе? Костя вообще из башки все выбросил, потому что своих дел по горло.

А дел этих было вот что — организатор веселых застолий, друг и по совместительству начальник Миша собрал в этот раз компанию, теперь уже по поводу приезда одного их бывшего однокурсника, который здесь проездом, буквально на пару месяцев, договоры на поставки и т. д., типа перспективное возобновление знакомства. Все так прибыли немножко важные, тем более что бывший однокурсник, которого Костя не сразу вспомнил, оказался какой-то слишком простой, чтобы настоящими делами ворочать. Вот они в ресторане и встретились все — Миша, Костя, еще кто-то по бизнесу. Без жен. Потому что встреча такая деловая, что ли, хотя всех дел-то там было — что водки попить. Ну, попили, а потом все по программе, чтобы дорогого гостя гостеприимством попотчевать, начались звонки по саунам да по знакомым веселым барышням, правда, дорогой гость от этой части программы отказался, мало того, раскланялся чуть ли не в разгар веселья, но Косте не до него было, как раз вот хохочущие барышни начали прибывать. Да и понеслось.

А когда через пару недель Костя увидел на холодильнике записку дурацкую, как в кино: Костя, мы разводимся и т. д., за подписью его жены Ани, он помчался сразу же к ней на работу, утром не виделись, потому что накануне он поздно пришел. Он принялся там кричать и качать права, и почему письменно, а не устно. Но Аня встретила его совсем из другой оперы вопросом, вроде: как я могла тебе что-то сказать словами, когда тебя нет? В смысле, Костя сразу понял, не то, что она застать его не может, это и правда трудновато было сделать последние лет пятнадцать, а типа того, что Кости нет в Аниной жизни, вообще нет.

Ну Костя там немного еще пошумел, пока не выглянула Анина начальница и не пригрозила милицией. Вот такая, собственно, история. Аня-то быстро очень вышла замуж за этого прибывшего в гости их бывшего однокурсника, сразу же и уехала с ним. В их доме, таким образом, оказалась прописанной только дочь. А Костя был отправлен восвояси, потому что дочка, вот уж подлянка так подлянка, учудила дочечка, тоже сразу вышла замуж: знакомься, папа, мама в курсе. И куда теперь Косте? У всех, оказалось, все есть: у Аньки, заразы, — новый муж и перспективы, у дочери — тоже какая-то ерунда и тоже муж, у тещи — дача, помидорки, морковка. Костя приехал туда как-то, к теще. Здрасьте, мол, не надо ли чем помочь, а она ему — ехали бы вы, Константин Андреевич, а то некогда мне с вами прохлаждаться.

Сейчас Костя снимает квартиру, но это дорого очень, очень дорого, друг Мишка почему-то прекратил гулянки, Надька что-то последнее время выступать начала, все пугает, что сбежит от него, как Анька от них всех сбежала. Так что друг Миша решил пересидеть, пока буря уляжется. Потому что Надькин папаша чего-то возбухать стал, что никакой Миша не муж, не отец и т. д. А Костя заскучал, и к барышням его не тянет. Конечно, это же сколько сил надо на такой отдых, чтобы по турбазам с молодежью скакать. Дома бы вот — как дела, дочка, спросить, с женой посидеть, тоже обсудить что-нибудь. Он даже стал приглядываться к одной такой сметчице Валентине, жилплощадь у нее отдельная недалеко, в центре. Кто знает, может, хоть здесь повезет... Никто не знает ничего про это счастье.

Метки:
baikalpress_id:  46 271
Загрузка...