Почему бездействует милиция?

Месяц назад в «Пятнице» была опубликована статья об иркутской семье, глава которой страдает игроманией и оставляет все деньги в игровых салонах (которых на самом деле как бы не существует — они запрещены законом два года назад. — Авт.). Главный герой этой статьи и его жена обвиняли милицию в бездействии и, более того, в покровительстве владельцам игорных залов. Мы рассказали тогда читателям о нескольких заведениях, работающих без вывески, но и не особо себя маскирующих. После этой публикации в редакцию «Пятницы» поступило множество звонков от иркутян с подобными историями. И снова люди обвиняли милицию.

Никого не боятся

— Я живу на улице Омулевского и несколько последних месяцев наблюдаю одну и ту же картину. За остановочным комплексом «Улица Омулевского» работает зал игровых автоматов под названием «Ночной город», — говорит Виктор Суслов, военный пенсионер. — Хотелось бы сразу отметить, что я человек активный и люблю доводить начатое дело до конца. В общем, я решил разобраться, с чьего соизволения работает этот запрещенный зал. Мотивация будет понятна всем: моему внуку, живущему в соседнем доме, 15 лет. И я не хочу, чтобы он превратился в зомби, относящего всю наличность этим проходимцам. Виктор Николаевич отправился в «Ночной город». Попытался поговорить с администратором, но его буквально вытолкали на улицу.

— Совершить над собой насилие я не позволил, у меня хорошая физическая подготовка, но двое охранников все же оказались напористей, — продолжает Виктор Суслов. — Я решил действовать официально, почему-то надеялся, что милиционеры отнесутся к моему званию полковника в отставке с уважением. Ошибался.

Виктор Николаевич не может скрывать негодование, когда рассказывает о своем опыте общения с милиционерами.

— Я позвонил по телефону 02, попросил, чтобы разобрались с ситуацией, — говорит Виктор Суслов. — Но мне в очень грубой форме ответили, что заниматься такими мелочами у них нет времени и людей. И положили трубку. Я, пытаясь не растерять остатки самообладания, снова позвонил туда и сказал, что буду вынужден обратиться к руководству милиции или в прокуратуру. Мне ответили с издевкой, что я такой не первый и что все равно никто не будет наказан. Они добавили, что руководство милиции с пониманием относится к тому, что дежурных постоянно одолевают всякие сумасшедшие, и само распределяет приоритетные направления работы своих подчиненных. Дескать, с автоматами уже давно покончено, а остаточные явления скоро сами себя изживут.

Виктор Суслов говорит, что после этих слов потерял всяческое уважение к сотрудникам милиции.

— Если низшие милицейские чины позволяют себе такое обращение с простыми гражданами, то по ним можно судить, кто ими руководит. Ведь известно, что рыба гниет с головы, — высказывает свое мнение Виктор Суслов. — У меня было стойкое желание найти этого хама в погонах и разобраться с ним по-мужски. Но это будет преступлением, ведь милиционерам нельзя слова поперек сказать. Государство на их стороне.

— Дополню свой рассказ тем, что в районе остановки «Улица Омулевского» находится общежитие милиционеров, их в нашем околотке очень много. На остановке часто стоит милицейский автомобиль, пешие патрули начинают свой маршрут с этого места. А «Ночной город» работает! Какие выводы напрашиваются? Если этот зал до сих пор не закрыт, а сообщения о нем в милиции не принимают, значит, ее сотрудникам это выгодно. Материально выгодно.

Папа-враг

Читательница «Пятницы» Анастасия согласилась рассказать свою историю только на условиях полной анонимности. Ее отец, который уже год плотно сидит на игровой зависимости, достаточно известный в Иркутске инженер с несколькими сотнями подчиненных.

— У папы очень достойная зарплата, но мы ее уже год не видим, — рассказывает Анастасия. — Из прекрасного, любящего, энергичного хозяина семьи папа превратился в какого-то маньяка. Этот солидный когда-то человек сейчас больше напоминает конченого наркомана. Ведь он даже из моей копилки недавно деньги своровал! Бабушка, его мама, прячет деньги от 52-летнего сына! Это уже самый низ, хуже некуда!

Семья Анастасии живет в микрорайоне Первомайском недалеко от конечной остановки. Сложности начались в прошлом году, когда отец по дороге домой заехал в торговый павильон купить продуктов.

— В этом павильоне открыто действует зал игровых автоматов, — продолжает Анастасия. — Они совершенно не скрываются. В салон можно зайти кому угодно, начиная со школьника и заканчивая пенсионером. Одно время в него пускали только ограниченный круг клиентов, дверь запиралась изнутри, а теперь они совсем обнаглели. Наверное, обзавелись хорошими покровителями. В общем, все свои деньги, а также мамину зарплату, все семейные сбережения отец отнес в этот зал. Мама регулярно звонит в милицию, и каждый раз ей отвечают, что примут меры. Но все это пустая болтовня. Недавно, когда отец стащил мои сбережения, мы отправились на разборки. Нам сказали, что со своими проблемами мы должны разбираться сами и лечить папу они не собираются. Мама не выдержала и набросилась на девушку-администратора. И что вы думаете?! Кто-то вызвал охранников, приехали сотрудники известного в Иркутске охранного агентства и вытолкали маму на улицу.

Анастасия говорит, что на выручку к маме поспешили несколько женщин, они спросили охранников, почему они защищают от нормальных людей тех, кто наживается на их горе. А те ответили: «Нам все равно кого защищать».

Очевидные выводы

Месяц назад в публикации «Игры с автоматами» мы рассказали об игромане Дмитрии Соболеве. Тогда мужчина сказал нам, что, если в ближайшее время не закроют все три салона, работающих возле его дома, он будет вынужден бросить работу, семью и уехать в деревню к родственникам.

Когда вышла упомянутая статья, руководство отдела милиции по Ново-Ленино обещало разобраться с наглецами. И результат был, но какой-то вялый. Закрыли только один зал. Два других продолжают наживаться на игроманах.

— Милиционеры сработали топорно, они закрыли только тот салон, который мы с вами сфотографировали, — говорит Виктория, жена Дмитрия Соболева. — А два других, несмотря на то что было четко указано их местоположение, не тронули. Наверное, им просто очень невыгодно закрывать все игровые точки. Дмитрий Соболев две недели назад уехал из Иркутска в Усольский район. В деревне, где живут его родственники, нет ни одного игрового автомата.

— Дима помогает своему брату по хозяйству, он за эти две недели снова стал нормальным человеком. Но возвращаться не хочет сам, боится, что страсть к автоматам снова возьмет над ним верх. Мы с большой надеждой ждем, когда же руководство милиции повернется к нам лицом и закроет оставшиеся салоны.

ДМИТРИЙ ПАНКРАТОВ, friday@pressa.irk.ru. Фото автора и СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО

Борцы с автоматами

Оказывается, при ГУВД по Иркутской области есть целый отдел, профильной работой которого является борьба с криминальными предпринимателями, в том числе и с хозяевами игровых точек. Сотрудники этого подразделения уверяют, что рассматривают абсолютно все заявления о местах, где установлены игровые автоматы.

По словам заместителя начальника отдела потребительского рынка центра по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства при ГУВД по Иркутской области Дмитрия Ямщикова, только в этом году сотрудники подразделения проверили 29 заявлений о залах игровых автоматов на территории Иркутска, Иркутского района, Шелехова, Ангарска и Усолья-Сибирского. Во время проверки выяснилось, что 25 заявлений соответствуют действительности, четыре — ложная тревога.

— Таким образом, нашими сотрудниками была пресечена деятельность восьми залов в Кировском районе, пяти — в Свердловском, четырех — в Октябрьском, столько же — в Ленинском, одного — в Куйбышевском, — рассказывает Дмитрий Ямщиков. — Кроме того, закрыты три подобные точки в Шелехове, две — в Ангарске и одна — в Усолье-Сибирском. Изъят 151 игровой автомат. В случаях, когда транспортировка «одноруких бандитов» была невозможна по причине отсутствия подходящих транспортных средств, наши сотрудники вынимали из них платы. Таких набралось 276 штук. Также из салонов забрали 56 купюроприемников. Без них автомат работать не может.

Дмитрий Ямщиков говорит, что основное количество сигналов о деятельности игровых точек поступает в его отдел из областной администрации. Меньшее количество — из территориальных отделов милиции. Сотрудники райотделов, по закону, могут и сами, без привлечения ОБППРИАЗ, бороться с этим явлением. Например, этим полномочны заниматься участковые.

— Когда в милицию звонит местный житель, сотрудники обязаны зафиксировать его устное заявление и принять меры, — объясняет Дмитрий Ямщиков. — Они вправе опечатать игровые салоны. В этом вопросе все зависит от руководителей каждого конкретно взятого отдела милиции.

Парадоксально, но факт: оказывается, навсегда изымать автоматы сотрудники милиции не имеют права, поскольку те являются личным имуществом владельцев.

— По закону, к административной ответственности можно привлечь только владельцев игровых автоматов, — продолжает Дмитрий Ямщиков. — Они никогда не регистрируются как индивидуальные предприниматели или юридические лица. Потому что им в этом случае грозят серьезные штрафы: индивидуальным предпринимателям — до 40 000, а юридическим лицам — до 800 000 рублей. А являясь простыми гражданами, они получают штраф в размере 2000 рублей за незаконную предпринимательскую деятельность. Разница очевидна.

Вопросы начальнику милиции

Представители штабов отделов милиции, куда мы обратились за комментариями, по различным причинам отказались отвечать на наши вопросы, а руководство практически всех отделов милиции нам не удалось застать на месте. Мы составили запрос на имя начальника ГУВД по Иркутской области Алексея Антонова. Алексею Алексеевичу предложено ответить на следующие вопросы:

1. Почему складывается ситуация, когда большинство гражданских лиц знают о расположении игровых салонов, а сотрудники милиции не предпринимают никаких действий?

2. Почему многие жители Иркутска жалуются на то, что их обращения в милицию по поводу деятельности игровых салонов (с конкретными указаниями адресов залов) ничем не заканчиваются?

3. Сколько всего обращений по поводу работы залов игровых автоматов поступило в милицию Иркутска (во все подразделения, а не только в ОБППРИАЗ) за конкретный период времени (год, полгода) и сколько залов игровых автоматов было закрыто?

4. Куда следует обращаться гражданам, которые недовольны работой милиции в этом направлении?

СЕРГЕЙ СОЛОНЕНКО. serg@pressa.irk.ru

Загрузка...