Алмазной, 5, больше нет

Всю неделю иркутяне пристально следили за тем, как борются в больницах за свою жизнь люди, которые пострадали при пожаре дома в микрорайоне Первомайском. До сих пор неизвестно, что было причиной взрыва в деревянном двухэтажном доме. Тем не менее для выживших уже готовы квартиры в новом благоустроенном доме в Ново-Ленино, и они готовы начать чудом спасенную жизнь с чистого листа. Сегодня в «Пятнице» — истории спасения.

Мэр Иркутска Владимир Якубовский:

Выражаю искренние соболезнования и слова поддержки родным и близким погибших при пожаре 3 мая. Наша трагедия усиливается тем, что среди погибших были дети. Это больно и горько. Я понимаю, что никакие слова не смогут выразить тяжесть этой невосполнимой потери. Искренне переживаю и скорблю вместе с вами. Администрацией Иркутска выделены средства на захоронение погибших, решен вопрос о предоставлении до конца мая квартир пострадавшим, будет выплачена материальная помощь. Я желаю скорейшего выздоровления всем, кто находится в больнице.

Где будут жить люди?

В минувшую среду готовность дома, где будут жить погорельцы, проверил председатель Комитета по градостроительной политике администрации Иркутска Евгений Харитонов. Двенадцатиэтажная новостройка расположена в Ленинском округе на улице Баумана. В настоящее время полностью завершена внутренняя отделка квартир — стены и потолки побелены, на полу линолеум, установлены пластиковые окна, сантехника. Кстати, в этом доме люди будут чувствовать себя безопасно — он оборудован пожарной сигнализацией и системой удаления дыма из подъезда.

— Всего в этом доме 59 квартир. Почти все они будут отданы переселенцам из ветхого и аварийного жилья. Дом на улице Алмазной, сгоревший в прошлое воскресенье, тоже предполагалось снести в этом году. Квартиры, которые мы выделим для этих людей, будут большей площади, чем прежние. Правда, одна семья заявила, что не хочет переезжать из своего района в Ново-Ленино. Но я считаю, что в трагической ситуации такие манипуляции неуместны, — сказал Евгений Харитонов.

Главное, что мы живы

Свою историю спасения «Пятнице» рассказала Наталья Розенталь

В воскресенье Наталья Анатольевна была дома со своей дочерью Любой Быковой. Они жили на втором этаже в квартире № 8. Девушка спала в своей комнате — это был первый день ее отпуска, а мама встала рано, в шесть утра. Приготовила завтрак, навела порядок в квартире и пошла загружать белье в стиральную машину. «В ванной я почувствовала запах керосина и подумала, что соседи что-то красят. Запаха газа не было. Тогда я прикрыла дверь, чтоб не пахло, и решила, что пора разбудить дочь, шагнула в сторону ее комнаты, и как все повалилось на меня: балки, мебель — все подряд. Получилось, что я шагнула в пустоту и провалилась! Я закричала: «Люба!» — и почувствовала, будто меня кто-то больно толкнул в спину, и отключилась. Очнулась уже у дома на дороге».

Не чувствуя боли, Наталья вскочила — дом пылал уже со всех сторон. Увидев, что там, где спала ее дочь, все уже обвалилось, женщина бросилась на поиски. Сначала она заметила на дороге обгоревшую девушку — подбежала к ней, но это оказалась соседка Таня Замарацкая.

Тогда женщина кинулась туда, где вперемешку торчали доски, шифер, бревна. «Я ору: Люба! Дочечка! Девочка моя! Кидаюсь туда, но меня держат, не пускают, кричат, что сейчас все взорвется. А я ору! Я так боялась, что она сгорит заживо! Я так кричала! И она отозвалась!»

Наталья и все, кто стоял вокруг, увидели, как из-под шифера появилась рука. Женщина попыталась поднять то, что было навалено сверху, но у нее не получилось: «И тут какой-то парень подбежал, не побоялся, потянул ее за руку, вытащил, взял на руки и понес! Я была счастлива, что она жива, что может говорить, хотя все тело было обожжено, кожа обгорела в лохмотья». Наталья говорит, что как только Любу удалось выхватить из-под обломков дома, тут же это место воспламенилось. Девушку и ее мать усадили в попутку, а по дороге передали медикам из скорой помощи.

Всю дорогу до больницы Люба повторяла: «Больно! Мама, больно!» Врачи заставляли говорить с девушкой, не давать ей потерять сознание. В больнице Любу тут же увезли в реанимацию, а Наталью Анатольевну — в палату (женщина повредила позвоночник, у нее порезы на теле, ушибы, синяки).

С тех пор мать не видела свою дочь — девушка по-прежнему в реанимации, у нее обожжено 30% кожи, сломана локтевая кость, но врачи уверяют, что жизнь 21-летней Любови Быковой вне опасности. Медики проводят все необходимое лечение, на место перелома установлен аппарат Илизарова.

Сейчас, когда все самое страшное позади, Наталья размышляет о том, что же случилось: «Я не слышала взрыва, я не чувствовала запаха газа. Возможно, из-за шока или из-за ужаса за дочь, но теперь это уже неважно». На вопрос, осталось ли в доме что-то такое, что жалко потерять, Наталья Анатольевна отвечает: «Что может быть жалко? Ничего. Единственное — детские фотографии моих трех сыновей и дочери. Больше ничего. Нам и так очень повезло. Чего большего можно желать? У нас новая жизнь, с чистого листа».

Спас человека

Иркутянин Павел Махортов уже давно живет по соседству с Алмазной, 5

— Когда все случилось, я спал дома. Подскочил, побежал туда, подхожу, слышу, люди говорят: «Смотрите — вон там кто-то шевелится». Я сразу полез туда, вместе со мной какой-то парень. Оказалось, что это девушка лет двадцати, такая маленькая, худенькая, у нее все было обожженное и пеплом засыпанное, и сама она на углях лежит. «Мама, мама!» — кричит. Вокруг все горит, обжигает... Я попытался ее за руку приподнять, а кожа, как перчатка, стала сползать. Тогда я этому парню говорю: помоги! Сам за шею ее приподнял, руку под ноги просунул, этот мужчина помог аккуратно придержать, и я на руках ее вынес... Говорят, кто-то мне кричал, что не надо туда идти, но я даже не слышал этого, у меня и мыслей не возникло, что туда нельзя лезть, ведь я понимал, что ее еще можно спасти!

Девушку на попутке отправили в ожоговое отделение 3-й Кировской больницы.

Павел много лет живет по соседству с Алмазной, 5, и, конечно, многих знает, а эту девушку не узнал. «Ко мне потом два парня подошли и говорят: «Это ты нашу сестру вынес?» Я говорю: «Не знаю, наверное». Они стали благодарить меня, хотя я не вижу здесь ничего героического — девушка лежала на раскаленных углях, и на нее вот-вот должна была обрушиться балка, а мы стояли рядом и могли ей помочь. Вот и помогли».

В тяжелом состоянии

Мы обратились в ожоговое отделение городской больницы № 3 с вопросом, как чувствует себя девушка, которую Павел Махортов вытащил из огня. Выяснилось, что в больницу привезли двух девушек с Алмазной, 5: одну — на попутке, другую — на скорой. Любовь Быкова находится в стабильном состоянии. Татьяна Замарацкая, по словам заведующей отделением Елены Долбилкиной, пока жива, но, к сожалению, в очень тяжелом состоянии. В огне у Татьяны погибли две дочери: Анастасия, 2003 года рождения, и Милана, 2006 года рождения.

Родились в рубашке

Отец и сын Алекины оказались в числе счастливчиков, которым удалось спастись

Иван Павлович Алекин вместе с сыном Павлом жили в квартире № 1. Майские праздники парень решил провести у друзей, поэтому в момент взрыва дома находился только отец. В этот день он проснулся рано — около восьми часов. Умылся, позавтракал, почитал газеты, посмотрел телевизор и уже собрался пойти в парикмахерскую подстричься, но увидел, что началась его любимая передача «Сам себе режиссер». Мужчина удобно устроился в кресле и решил, что сначала досмотрит программу, а уж потом отправится по делам.

Примерно через полчаса после этого Иван Павлович услышал непонятный звук: «Где-то сильно бабахнуло, посыпалась штукатурка, полетела пыль». Сначала он подумал, что что-то взорвалось на улице, поэтому первым делом подошел к окну.

Иван Павлович не ожидал, что увидит там страшную картину: «Вокруг валялись куски дома, шифер с крыши сыпался будто град. Потом увидел, что идет соседка и у нее с ног слазит кожа. Первая мысль — война началась. Люди, которые стояли на улице, увидели меня и закричали: выходи скорей, сейчас все взорвется. Я побежал в коридор, но он уже был весь в огне, к двери никак не подойдешь. Тогда я выскочил в окно». В это же время Павлу позвонил его друг, живущий в соседнем доме: «Он сказал, что мой дом взорвался, погибли люди, про отца ничего не известно. Я сразу же помчался туда. Когда приехал, пожар уже потушили, раненых увезли в больницы, а спасатели разгребали завалы. Я бегал и спрашивал у людей, видел ли кто-нибудь моего отца. Но все были в шоке, никто не мог ничего объяснить толком. Потом я увидел мужчину из соседней квартиры. Он сидел на лавочке в одних трусах, вся одежда осталась в квартире. Он мне сказал, что вроде бы мой отец живой».

Кто жил в доме?

По официальным данным, в доме № 5 на улице Алмазной был прописан 31 человек. Предположительно на момент пожара в доме находилось около двадцати человек. На сегодняшний день в иркутских больницах остаются пятеро пострадавших:

* Татьяна Замарацкая, 23 года;

* Любовь Быкова, 21 год;

* Арсений Филиппов, 1 год 7 месяцев;

* Нина Кузьменко, 53 года;

* Людмила Носкова, 46 лет.

В числе погибших — восемь человек:

* Анна Кузнецова, 1989 года рождения;

* Евгений Филиппов, 1951 года рождения;

* Анастасия Замарацкая, 2003 года рождения;

* Милана Замарацкая, 2006 года рождения;

* Дмитрий Балагуров, 1987 года рождения;

* Иван Балагуров, 1949 года рождения;

* Наталья Глазырина, 1952 года рождения;

* Мария Патцей, 5 лет.

Один человек (хозяин квартиры, в которой произошел взрыв) считается без вести пропавшим.

Житель соседнего дома

Иркутянин Валентин Тигунцев живет в доме № 27 на улице Сосновой. От него до Алмазной, 5, около двухсот метров. «Утром в воскресенье мы только проснулись, когда вдруг прогремел взрыв. Волна была такой силы, что у нас распахнулись окна, а монитор компьютера подпрыгнул так, что мы его еле успели поймать! Я сразу стал звонить в скорую, пожарным, и потом всей семьей бросились туда».

— Стену одну вынесло, вокруг все полыхало, за домом лежали трое выпрыгнувших из окон. Мужчина вытолкнул жену и ребенка и сам следом прыгнул — успели спастись, слава Богу! И еще я отчетливо помню, как кричали дети... Зайти к ним было невозможно! А пожарных еще не было. Казалось, прошла целая вечность, пока начали тушить, хотя это, конечно, не так. Просто страшно видеть, как заживо сгорают люди, которых ты знал.

Валентин Тигунцев уверен, что взрыв произошел из-за того, что кто-то не выключил газ: «Может, забыли отключить печь и уснули. А газ потихоньку наполнял квартиру, просачивался к соседям. Он ведь тяжелый — по полу стелется. А потом здесь или в соседней квартире кто-то чиркнул спичкой или свет включил — от искры и рвануло».

Сработали оперативно

Руководители города не растерялись в патовой ситуации

О том, что произошло на улице Алмазной, большинство иркутян узнали из выпусков телевизионных новостей, где не показывают самые страшные кадры. Но в реальной жизни вырезать такие кадры невозможно. Жуткую картину увидели сотрудники городской администрации, которые одними из первых прибыли на место пожара.

Ликвидацией последствий пожара с первых минут руководил мэр Иркутска Владимир Якубовский. Благодаря его жесткому контролю и четким распоряжениям все службы работали оперативно:

— О том, что произошло на улице Алмазной, мне стало известно от начальника городского Управления внутренних дел. Конечно, такие происшествия вызывают у всех людей глубокое потрясение, но давать волю эмоциям в эти сложные моменты нельзя — нужно срочно спасать людей. Поэтому первое, что я сделал, — связался с руководителями аварийных служб, спасателями и главой Свердловского округа, чтобы выяснить, какие действия будут для этого предприняты, и отдать необходимые распоряжения. Теперь уже можно говорить, что все специалисты сработали профессионально и оперативно. Сейчас все вопросы, связанные с помощью пострадавшим, решаются в рабочем порядке.

Глава Свердловского округа Юрий Воронцов, который сейчас руководит работой комиссии по ликвидации последствий пожара, в тот день дежурил по городу, поэтому о случившемся узнал уже через несколько минут:

— В восемь утра я заступил на дежурство. Проехал по городу, посмотрел, что все в порядке, и отправился в свой кабинет, чтобы поработать с документами. Примерно в половине десятого мне позвонили из единой диспетчерской службы и сказали, что на улице Алмазной взорвался жилой дом. Я сразу же бросил все, сел в машину и поехал в Первомайский. Огонь и дым было видно еще с Кайской горы, но когда я ехал туда, был еще относительно спокоен, потому что не представлял масштабов происшествия. Когда все увидел, эмоции захлестывали — пламя, развалины вместо дома, выбитые стекла в соседних домах. Благо в тот день не было ветра, и огонь не перекинулся на ближайшие дома. Надо отметить, что все аварийно-спасательные службы отработали оперативно. За это я им очень благодарен. Всего на тушении пожара и разборе завалов до поздней ночи работали почти 400 человек и 69 единиц техники. Сейчас наша главная задача — помочь пострадавшим людям.

Следить за оказанием помощи пострадавшим было поручено заместителю главы администрации Свердловского округа Галине Родиной:

— В то утро я была дома с внучкой. Включила телевизор, чтобы посмотреть новости, и узнала, что произошло в Первомайском. Первая мысль — надо срочно бежать и что-то делать, чтобы помочь людям. Потом созвонилась с коллегами, которые сказали, что моя помощь будет нужна на следующий день. Конечно, самое трагическое в этой ситуации — необратимость, связанная с гибелью людей. Трудно найти слова, чтобы поддержать этих людей, потерявших родственников и жилье. Сейчас мы помогаем пострадавшим восстановить документы, занимаемся расселением людей. В ближайшие дни начнутся выплаты финансовой помощи.

Начальнику городского Департамента здравоохранения и социальной помощи населению Ирине Губановой пришлось отключить эмоции, чтобы действовать максимально быстро и эффективно:

— О трагедии мне стало известно практически сразу. В подобных ситуациях вероятность жертв очень велика, поэтому на такой случай у нас разработан алгоритм действий. В первую очередь я отправилась в городскую больницу № 3, чтобы лично убедиться, что там в полном объеме готовы к приему пострадавших. В это время туда уже начали поступать пациенты. Я разговаривала с женщиной, которая жила в квартире, где произошел взрыв. Она рассказала, что была дома с мужем. Они почувствовали запах газа, и мужчина пошел на кухню посмотреть, что там такое. Как раз в этот момент раздался взрыв. До настоящего времени этот мужчина считается без вести пропавшим. Его нет ни среди живых, ни среди погибших. Все время, пока шел разбор завалов, на месте дежурили бригады скорой помощи. Они уехали только тогда, когда стало ясно, что пострадавших больше нет. Сейчас в больнице находятся пятеро пациентов. Информацию о состоянии их здоровья я получаю несколько раз в день. Пока врачи оценивают их состояние как тяжелое, но стабильное.

Метки:
baikalpress_id:  11 249