Опасная работа

Тридцатого апреля отмечается День пожарной охраны России

Не делайте решеток на окнах — они могут помешать спасению при пожаре. Следите за замками на входных дверях — лучше закрыться на щеколду, чем на замок и ключ отложить на этажерку, ведь, если в квартире будет дым, вы рискуете задохнуться, не сумев найти ключ. Уступайте дорогу пожарным машинам на дороге — они спешат на вызов, быть может, к вашим родным. Это одни из основных пожеланий мужественных парней из пожарной охраны.

Александр Михайлович Старостенко, начальник караула ПЧ № 2 Иркутска, старший лейтенант внутренней службы:

— Я пришел в пожарную охрану после училища в 2004 году. Мне нравится моя работа — я с детства знал, что буду пожарным. У нас в семье все пожарные: отец, брат, мама тоже работает в пожарном училище. Вот и я теперь тоже в пожарной охране. Приходилось выезжать на многие пожары, но самым запоминающимся стал случай с самолетом, который загорелся у нас в аэропорту в 2007 году. Мне пришлось описывать место происшествия, проводить экспертизу. Зрелище, уверяю вас, неприятное.

Валерий Викторович Трофимов, начальник ПЧ № 3, майор внутренней службы:

— Я никогда не пожалел о том, что пошел в пожарные — это интересная работа. Со мной согласятся все, кто работает в пожарной охране. Вспоминаются случаи, где погибли дети. Например, в Радищево горел частный дом. Мама успела выбраться, взять одного ребенка, а второй задохнулся. Мы приехали, когда уже было поздно — он задохнулся. Погибнуть в дыму очень легко — там счет идет на секунды. Конечно, когда такое случается, тяжело, но тяжелее всего, когда у людей погибают близкие в огне, а они не проявляют никаких эмоций. Бывает и такое, к сожалению.

Владимир Трофимович Ильюшкин, командир отряда ПЧ № 4, прапорщик внутренней службы:

— В 1990 году я пришел из армии и в 1991 году устроился на службу в пожарную охрану. Тогда я еще не был женат, и родные против не были. Выездов у меня было очень много — никто не ведет их счет. А самым запоминающимся стал пожар, когда разлилась река Кая. Дома стояли затопленными чуть ли не выше окон, в одном из них замкнуло проводку, и вспыхнула крыша. Тушить пришлось, находясь по пояс в воде! Потушили! На следующий день приехал хозяин и благодарил нас. Приятно, хотя дом очень пострадал. А еще однажды на Рябикова горела квартира, и там задохнулся мужчина. Когда мы попали внутрь, он и его жена уже были без сознания. Мы завернули его в ковер, спустили с балкона, делали искусственное дыхание, и он пришел в себя, а вот женщину откачать не смогли. В честь нашего профессионального праздника я бы хотел пожелать коллегам здоровья, счастья, успехов.

Александр Георгиевич Федоров, начальник ПЧ № 5, капитан внутренней службы:

— Я работаю в пожарной охране уже 13 лет. Мне помнится мой первый пожар в 1996 году — горел частный двухэтажный дом. Мне все было в диковинку, а мой наставник выглядел в моих глазах настоящим героем! Пожаров было много за это время, но один из самых запоминающихся — пожар в студенческом общежитии на Постышева. В окнах общежития кричали девушки — выйти из-за задымления не могли, и мне довелось их эвакуировать. Сколько раз я поднялся по лестнице и спустился обратно, не сосчитал, но просто валился с ног, доставляя каждую очередную студентку на землю, — колени были сбиты в кровь. Конечно, они благодарили, и это главная награда за работу.

Станислав Александрович Омельянчик, первый заместитель начальника Главного управления МЧС России по Иркутской области (по ГПС), полковник внутренней службы:

— Начинал я, как многие, инспектором пожарного надзора. Работал на севере Бурятии начальником отряда, год учился в Москве, позже был на разных руководящих должностях в системе пожарной охраны города Улан-Удэ, позже меня пригласили в Иркутск. Однако самый запоминающийся пожар мне пришлось тушить в Бурятии. Тушили горящий бензовоз, который уже начал сливать бензин. В любой момент все могло взорваться. Но нам удалось оттащить автомобиль в сторону, не допустив возгорания. Были и запущенные пожары. На моей памяти — сгоревшие школы, здания РОВД, взорвавшийся самолет... Своим коллегам в честь профессионального праздника который год подряд я хочу пожелать терпения. Перемены, которые сейчас ощущает МЧС, когда-нибудь закончатся, и все встанет на свои места. А пока им нет конца и края — терпения, друзья! А если есть камень за пазухой, то нужно его вытащить и сесть за стол переговоров. И, конечно, здоровья, счастья, смотрите в будущее с надеждой!

Александр Васильевич Скуренок, командир отделения ПЧ № 3, старший сержант внутренней службы:

— Я приехал в Иркутск из Красноярска, там тоже был пожарным, но в прошлом — спортсмен-футболист. Я вот только что приехал с пожара — сгорел двухэтажный дом, правда, там уже никто не жил. А вообще на моем счету уже, наверное, 400—500 пожаров, а самые интересные — где что-то взрывается: адреналин выплескивается. Приходилось и людей спасать, например, на Напольной несколько месяцев назад мы вытащили из горящего дома маму с маленьким сыном. Коллегам я желаю счастья, здоровья, семейного благополучия, рождения детей и чтоб сбылось все, что запланировали.

Алексей Александрович Горев, помощник начальника караула ПЧ № 1 Иркутска, прапорщик внутренней службы:

— Я пришел из армии в 1998 году и решил пойти в пожарную охрану. В нашей семье я первый пожарный, у меня подрастают два сына, пока я не знаю, кем они захотят быть, но, если решат идти по моим стопам, против я не буду. Конечно, работа связана с рисками, но везде есть свои трудности. Самым запоминающимся пожаром для меня стал случай в переулке Пограничном — там горело общежитие: в дыму оказалась девушка, и ее пришлось выводить с помощью спасательного устройства. Пожалуй, если бы мы ее вовремя не обнаружили, дело могло кончиться плохо. А еще однажды в Кировском районе мальчик на третьем этаже включил плиту и уснул. Все, что было в кастрюле, сгорело, дым заполнил квартиру. Ребенка, к счастью, удалось найти вовремя — он спал в этом дыму... Утром к нам приезжала его мама и благодарила. Конечно, это приятно, но мы работаем не из-за этого. Самое страшное в нашей работе, когда гибнут дети.

Никита Михайлович Потапов, главный специалист отдела организации тушения пожаров и проведения аварийно-спасательных работ ГУ МЧС России по Иркутской области:

— Я пожарный во втором поколении — у меня отец работал в пожарной охране. Мама волновалась об отце, когда он уезжал на работу, но меня никто не останавливал, когда я решил получить эту профессию, но когда мой брат решил пойти по тем же стопам — мама ему запретила: «Хватит с меня пожарных». Отец, к сожалению, не дожил. А я, зная, что мама переживает, постоянно ей звоню, благо сейчас со связью все хорошо. А если мой сын однажды решится идти в пожарные — я не буду возражать. Мне помнится пожар в исправительной колонии № 6. Было очень странно работать бок о бок с заключенными, которые когда-то что-то совершили. Мы вместе с их добровольным отрядом тушили барак. Наши машины осматривали при въезде и при выезде. Коллегам я хочу пожелать меньше работы на пожарах, чтобы меньше горело. Счастья, здоровья, успехов!

Денис Геннадьевич Огородников, заместитель начальника службы пожаротушения Иркутска, майор внутренней службы:

— Я продолжил династию пожарных в нашей семье. Отец был пожарным, теперь и я. После учебы в Высшей школе МВД в 1999 году пошел работать в пожарную часть № 4. Сменил несколько должностей — и вот теперь я здесь. Больше других мне запомнился пожар на складе лакокрасочной продукции. Огнем была объята большая площадь, и из крыши буквально вылетали взрывающиеся бочки. Такой пожар непредсказуем. Сложно тушить деревянный дом, обложенный кирпичом, — он горит изнутри, и подобраться к огню невозможно. Еще я помню пожар на улице Бабушкина — загорелась кухня, а в комнате остался ребенок. Мама выскочить успела, а грудной малыш остался. Спасти его не удалось: помещали решетки — мы не смогли их вырвать, а пока сбили пламя, младенец задохнулся... Часто люди кидаются в огонь — хотят спасти документы или деньги и теряют из-за этого жизнь. Бывало, в милицию приходилось отправлять тех, кто лез в огонь.

Метки:
baikalpress_id:  29 499