Для тех, кто понимает

Он возмущается, что видит Галю только в халате. Ага, она приходит с работы, хорошо еще, что в девять вечера, и от двери — прямиком в ванную, смывать там косметику и кудри-локоны, которые тщательно накручивала утром, тоже отмывать от фиксатора. А все выходные та же история — с халатом, возня у плиты и ее вечное «Я устала», если он возникает с предложением прошвырнуться, в гости сходить или к себе кого позвать.

Так он же тоже встречает ее в старых трениках и выцветшей майке, хорошо еще, не в трусах, раньше и так было. Гале много нервов стоило отучить его от этой простодушной привычки — ходить дома неглиже, пугая соседок, он же так и на балконе маячил с сигареткой. Спортсмен. Галя спрашивала: а что, его бывшая жена — тоже почетный член общества нудистов? О, бывшую жену Галя хорошо знает. Они также все, в общем, можно сказать, что приятельствовали — Галя с мужем и Олег с Анютой. И обе подруги дружно тогда ругали своих мужей, потом Анюта засветилась на частых поездках по турбазам в компании какого-то мужика с работы, разводиться она еще не хотела. Но Олег, Анютин муж, рассвирепел и развода потребовал незамедлительно. «Подумаешь», — процедила застигнутая на месте преступления куртизанка.

Галя помнит все подробности развода. И с тех пор у всех знакомых началась как будто лихорадка, докатилась очередь и до них, и по той же схеме — уже муж Гали стал пропадать на каких-то выездных семинарах, пока Гале не сообщили адресок, по телефону, незнакомым голосом. Чтоб конкретно все могла узнать на конкретном месте. Галя туда, конечно, не поехала. Но где эта улица, где этот дом, адрес не преминула уточнить, поинтересовалась у загулявшего супружника, с кем он все-таки так семинарит.

Ее еще удивила его реакция — не знаю, не помню, ничего не видел, ничего не слышал, вообще не понимаю, о чем ты говоришь, о чем, спрашивается, речь. А Галя обозлилась больше всего потому, что период в жизни был тот еще — болела свекровь, а свекровь, следует все-таки напомнить, это родная мама этого мужа-адюльтерщика. А дорогие лекарства? И этому единственному сыну плевать на здоровье матери, на Галю плевать, на все, вплоть до того, что у Мишки не заладились отношения с классной, пришлось менять школу срочно. Доходило до отчисления — эти проблемы с математичкой. Она же классная.

Галя моталась тогда по кругу — больница, работа, туда Мишку с его математикой было не впихнуть, чтоб сидеть с ним над учебником. Галя предложила математичке денег за репетиторство, та впала в горячку. Заорала насчет взяток. Ну? Галя только и смогла устало сказать про спектакль: что вы тут спектакль устраивайте? Потому что видно было, что тетя с нереализованными талантами насчет сцены. Если бы Галя не приволоклась к ней на поклон в тот день уставшая как собака.

Если бы, как положено, покаялась, повалялась в ногах, все бы и устроилось. Хотя и ненадолго, до следующего раза. А у Гали уже не было сил на именно конкретную эту женщину, не было у Гали сил разбираться в ее сложной духовной организации, приведшей к непониманию и конфликту с учеником, Галиным сыном Мишкой. От Гали требовался простой и безыскусный рассказ о временных трудностях в их семье, рассказ про мужа, погрязшего в сетях порока. Про больную его мать, пустить слезу — вот что требовалось от Гали.

Тетя под названием классная руководительница уже приготовилась слушать нечто подобное, дока она по части выслушивания сбивчивых и путаных рассказов одуревших от горестей матерей, привыкла, получала от них даже определенный кайф. Но Галя же, повторим, устала в тот день как собака. Поэтому она встала и молча вышла из кабинета, молча, и даже дверью не хлопнула, несмотря на то что ей приписывали именно хлопанье дверью, когда она пришла за Мишкиными документами. Ну да, пришлось срочно переводить в другую школу. И это среди года!

Нервотрепка. Сейчас у Мишки по математике, кстати, твердая тройка, изредка переходящая в четыре балла, и то потому, что у Мишки все-таки гуманитарная направленность мозгов. Это хорошо поняла его новая классная и пока не вяжется. Но Галя по-прежнему живет в напряжении, потому что в жизни всегда так — до поры до времени. А тут еще, здрасьте, папаня — любитель молодежных развлечений, потому что там действительно молодуха, кассирша из его непосредственно бухгалтерии, кровь с молоком, громкий смех и резкие духи. В то время как его мать в больнице все спрашивает и спрашивает: где Славик, где Славик? Славик — это сын, муж и отец. Но он, правда, как-то резко подзабыл эти имена насчет сына, мужа и отца.

Милейший муж как раз заявил, что не знает, как все случилось. Ну, с этой девушкой. Мисс Зарплата. И Галя ему молниеносно собрала шмотки, сама и вывезла по адресу бывшей свекрови. Свекровь уже вполне насчет здоровья и сама за собой поухаживать в состоянии. Здесь никакой жестокости Галиной нет, как бы этот бывший муж и отец ни выл насчет того, что они с мамой совершенно беспомощные. Вот пусть мисс Бухгалтерия все и берет теперь на себя, время, знаете ли, разбрасывать и время собирать. А у Гали — время уклоняться от объятий, хотя нет, насчет объятий Галя загнула. Потому что муж, бывший, бывший, все-таки хотел не к объятиям Галиным вернуться, а в привычный дом с отлаженным как раз бытом.

Когда не нужно кричать в пустоту: где мой серый свитер, сегодня, передавали, холодно. Всем, Слава, холодно. И не только сегодня. А свитер твой теперь на правой верхней полке шкафа, как раз вот под мамиными, твоей мамы, Слава, теплыми рейтузами и ее же мохеровой кофточкой, расшитой белым стеклярусом, вещи на зиму. Ищи сам.

Так они теперь и живут под нытье Славиной мамы, потому что ей получить обузу в виде единственного сынка — это не то, о чем она думала, когда Галю шпыняла. Люди вообще мало задумываются о последствиях. Так бы они все-таки меньше эфир засоряли претензиями, злобой и жалобами на несправедливость судьбы. Совсем же не рассчитывала бедная женщина, что на подходе к старости она получит приз в студию — возвращение блудного сына в придачу с... как ее там...

Курит она постоянно, пусть на кухне и в форточку. Но сквозняк же несет табачный дым прямиком в комнату, где проводит свои дни теперь Славина мама, практически в одиночестве, не считая телевизора, потому что плестись никуда неохота. Потому что мало у кого приличная старость, потому что дети неблагодарные, неизвестно, что им надо. Потому что только дай, и все. А Галю с мужем без волокиты развели. И квартирный вопрос не стоял, хотя Славик и вякнул насчет своих прав, чтоб размен все-таки. Юморист. Галя напомнила ему про свою двоюродную сестру-адвоката. Славик тихохонько заткнулся. И все, финита ля комедия. Грустно. Потому что был в их жизни вальс имени Феликса Мендельсона.

Планы, мечты и надежды. А теперь Галя только равнодушно зовет Мишку к телефону. Никаких у нее претензий, никаких обид, никаких отношений, потому что обида — это тоже отношения. Тоже чувство. Пусть и со знаком минус. А он ее теперь даже не раздражает.

Вот такой была жизнь у Гали, сосредоточенной в то время исключительно на сыне, на его этой математике. Потому что тройка — оценка временная. И Галя принялась искать репетитора. Вот так вспомнился Анютин муж, которого все нещадно эксплуатировали по части натаскивания деток по точным наукам. Выловила она его на съемной квартире. Благородный дон оставил все своей той любительнице турбазного отдыха и проживал свои дни в исключительной бедности и одиночестве. Олег согласился, но вяло. Он тогда пребывал все же в каком-то ступоре.

Видно было, что вся энергия у мужика ушла на развод. Начинать надо было жить как раз вот с нуля. Но чтобы что-то выросло на выжженной земле, надо этой земле отдохнуть, потом, кажется, какие-то удобрения, да? Или что там. Восстановить плодородный слой почвы. Ботаника отдельной жизни. Так что с Галей они встречалась сугубо по делу. Галя, правда, прикармливала этого, теперь не понять, кого. Потому что Олег вел себя так, словно они познакомились не давно, а недавно, и вообще, знакомились ли. От ужина, правда, не отказывался.

Видно, что отброшены теперь в стороны все политесы. Мужику элементарно негде поесть нормально. А Галя ничего, кстати, не имела в виду, готовя теперь уже на третьего человека суп, второе, выпечку. Привычки же закрепились давно, и автопилот по-прежнему действует, она и кастрюлю по привычке доставала, чтоб сразу на три персоны и на три дня. Супы же такие — борщ, рассольник, которые еще вкуснее, если их на второй, третий день ешь. Олег занимался с Мишей, получал свою пайку, ел, откланивался, и Галя о нем забывала. Как, собственно, и он про Галю.

А тому, чтобы им начать все-таки смотреть друг на друга другими глазами, поспособствовала, как это ни смешно, бывшая Олегова жена Анюта. Она уже как-то всласть нагулялась по своим турбазам. А потом приуныла, потому что на такую активную жизнь нужно иметь недюжинное здоровье. И хоть что тут желай в поисках адреналина, но, когда развлечения становятся обязанностью, никому неохота носиться ночами по кабакам и клубам. Возраст же не семнадцать, чтобы с молодежью по пикникам. Она как-то пересеклась на такой гулянке с бывшим Галиным Славиком, с его двадцатилетней кассиршей, и тут же отзвонилась Гале сообщить сплетни.

Вдруг честно и трезво призналась ей, что почувствовала себя старой вешалкой. На что Галя язвительно припомнила ей цитату старой развратницы Лили Брик, заявившей, что все беды Маяковского (которому Л.Б. практически и свернула шею) случились от того, что он со своими стихами вязался к настоящим поэтам. И циничная Бричка добавила еще, что это все равно что если бы я, Бричка, ошивалась в гримерных среди балеринок. Ну, ясно? Так что иди туда, где ты на голову выше окружения. «Это что, в дом престарелых?» — грустно похихикала Анюта, сроду не бывшая ни в каких близких Галиных подругах, чтобы так уж начать признаваться. Короче, Анюта выкинула фортель: начала осаду на бывшего мужа. Сидела в засаде. Прознала про адрес съемной квартиры и вела охоту. Мужик в руки не давался. Но струхнул изрядно. Представил, что его опять ждет, запаниковал и неожиданно попросил убежища у растерявшейся Гали. Мишка восторженно взвыл, что его ежедневные теперь уже занятия математикой точно поднимут его до звания хорошиста. Так что ура.

Мишка перебрался в комнату к матери. Олега поселили в проходной, так вот они мирно и стали поживать. Мишка называл Олега фамильярно — жилец. От чего Олег краснел и все пытался всучить Гале деньги за постой. На что Мишка милостиво соглашался стать посредником. И все дивно тянулось и тянулось, пока Олега однажды утречком за вкушением чудного свежемолотого кофе не осенило — Галя, давая поженимся! Галя хмыкнула вполне вежливо, как на несмешной анекдот. Но Олегу в башку мысль втемяшилась и показалась решением вообще всех вопросов современности. Галя сколько-то там поломалась, но неожиданно вдруг поняла, что Олег в общем-то ничего. Можно и попробовать. Ну и поженились. И вот так уже три года они — ячейка общества, пока не начались у Олега заскоки, что Галя что-то делает не так. Это насчет даже того, почему ты не при параде.

Особенно глупо прозвучал этот вопрос как раз в тот день, когда Галя вернулась из женской консультации, где ей сообщили про будущего ребеночка. Галя еще озадачилась, как порадовать домашних. А Олег с глупостями насчет «никуда не ходим» и т. д. Поругались. Поругались вплоть ведь до того, что Олег выпросил командировку аж на три месяца на Уральские горы. Потом, не заезжая домой, продлил командировочку еще на полгола. А у Гали, значит, ребеночек, девочка, и Мишка, конечно, в восторге. Играем в такую игру — ничего не говорим Олегу. Сюр-прайз!

Галя же здорово обиделась за невнимание. И прочие глупости. И за командировку тоже обиделась, несмотря на регулярную, что важно, отправку денег и сухой голос по телефону — Галина, позови, пожалуйста, Михаила. Он такими именами их называет длинными. Как в паспорте. Никаких сю-сю, Зая. Хотя, может, Галя именно сейчас и хотела бы услышать какую-нибудь Заю. Вот Зая и родилась. Точнее, Зоя, но где Зоя, там, разумеется, Зая. А Олег со своими юморесками — позови Михаила. Не смешно. А Мише уже неинтересна эта старая игра.

Сколько можно? Он поэтому прямо так и ляпнул — пока ты там внедряешь свои рационализации, мы с мамой и твоей дочкой... и т. д. Немудрено, что счастливый папаша тут же и принесся. Галя с дочкой встретили его в одинаковых розовых халатиках, пушистых, махровых. Олег прямо вот зашелся от восторга, даже всплакнул от счастья. Вот примерно так и выглядит то, что называется семейной идиллией. Для тех, кто понимает... Каждый, кстати, может попробовать. Если мозгов хватит.

Метки:
baikalpress_id:  46 236