Бунт на корабле

«Если уж затевать бунт, то нужно идти до конца», — советует кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент кафедры социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Классическая сцена

— Сергей Анатольевич, почему у смирившегося с разочарованиями в браке человека появляются вдруг мятежные мысли что-то изменить в отношениях или вообще прекратить их? А может быть, все просто — у людей с годами начинает портиться характер и проявляются такие свойства натуры, как склонность к конфликту?

— Думаю, все дело в том, что количество переходит в качество. Такое кажущееся смирение является в основном проявлением рационализации, когда есть некая договоренность с самим собой: да, ничего изменить нельзя, это моя карма, куда деваться с подводной лодки. Но это часто только имитация, когда глобальная ключевая проблема для человека не решена, подобного рода сепаратные соглашения с самим собой всегда временны. А сколько еще человек будет терпеть, зависит от ряда обстоятельств: во-первых, от того, насколько человек поверил в то, во что он захотел поверить, и, во-вторых, от совокупности внешних воздействий. И что мы видим? Пожалуйста — классическая сцена из картины Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин», классическая иллюстрация копившегося гнева, который вылился в восстание матросов. А ведь долго терпели...

Целая жизнь

Марианна: «Я не хочу разводиться с мужем, но так хочется многое изменить в нашей жизни, мне не нравится его потребительское отношение ко мне. Я, конечно, сама виновата, что у нас всегда только его мнение учитывалось. Так и прожили двадцать два года, и вдруг я увидела, что это не жизнь, а рабство. Недавно заболела, попросила его после работы в аптеку зайти, а он забыл, еще и накричал, что обеда нет, пришлось мне самой тащиться за лекарствами, потому что он устал, и обед потом с температурой варила. И так во всем. Можно ли попробовать как-то заставить его смотреть на меня другими глазами?»

— Вы, Марианна, уже и объяснили все, что копилось двадцать два года. А это целая жизнь. Для того чтобы что-то поменять в поведении вашего мужа, нужно предпринять нечто революционное. Если не готовить еду — вообще перестать ее готовить. Потому что кратковременные спорадические действия ни к чему не приведут. Все слишком застарело и устаканилось.

Кроме бытовухи

Надежда: «Я все делаю, чтобы спасти наш брак, который трещит по швам. С виду все нормально — муж после работы идет домой, все деньги в семью, вроде, не изменяет. Но он совсем не умеет слушать человека, который рядом, то же отношение и к единственной дочери, мы все в доме как соседи, говорим только самые привычные слова, а чтобы искренне о чем-то даже поспорить — такого нет. В чем моя вина? Потому что от женщины все в семье зависит, получается, опять виновата женщина».

— Надя, конечно, виноваты вы. И я так говорю не потому, что я мужчина, готовый с радостью обвинить противоположный пол. Если нет глубоких отношений, общих интересов, тогда кроме бытовухи, примитивных обязанностей, которые суть форма, а не содержание, ничего не остается. Ситуация в вашем доме — это три изолированных индивида, у каждого свои интересы и желания, и, для того чтобы поправить ситуацию, вам, Надя, как человеку неравнодушному и ответственному, нужно брать на себя и дальнейшую ответственность в нормализации семейной жизни. Но как писал немецкий психолог Курт Левин: «Для того чтобы изменить неустраивающую ситуацию, нужно сначала «разморозить» участников процесса», — а это предполагает изменение привычного уклада. Вам, Надя, нужно резко поменять устоявшийся характер вашего поведения. Вот представьте себе стандартный распорядок дня в вашем доме, попытайтесь все делать наоборот: вы встаете, допустим, в восемь — вставайте в десять, на вас лежит обязанность приготовления завтрака — пусть ваши домашние готовят его сами. И так далее. Человек начинает элементарно задумываться о привычной ситуации, когда она становится непривычной.

Хватило на неделю

Ольга: «Дошла до того, что готова устроить бунт на корабле, настолько все меня раздражает в муже. Он не признает никаких законов, которых люди придерживаются, если живут вместе, а он обнаглел и сел на шею. На зимних каникулах, когда дети отдыхали у бабушки, я предложила ему попробовать хоть немного самому за собой ухаживать — хотя бы тарелку-то помыть можно? Я принципиально несколько дней мыла посуду только за собой, и в результате — гора немытой посуды и куча грязного белья. Хотя положить все в стиральную машинку-автомат не составит труда даже самому ленивому мужчине. А эти вечные сумки с продуктами?»

— Оля, ваша идея бунта осталась неэффективной потому, что вас хватило только на неделю. Вот пусть бы грязная посуда из мойки валилась на пол! Клиент оказался крепче, чем вы планировали. Кому-то достаточно одного-двух дней для наглядности, а кому-то пары месяцев маловато. Но нет плохого гипноза, есть недостаток времени у гипнотизера. Главная задача, стоящая перед человеком, который хочет изменить ситуацию, — быть терпеливым и последовательным в своей новой тактике. Поэтому в следующий раз, когда вы созреете до очередного бунта, переведите все сразу в саботаж. Бунт — это кратковременное, эмоционально окрашенное и крайне нецеленаправленное действие, а саботаж — это продуманная, длительная и в большинстве своем имеющая большие шансы на успех операция. В следующий раз, Оля, хорошо подготовьтесь.

Станьте хитрее

Дарья: «Муж запрещает мне встречаться с подругами, потому что боится, что они на меня начнут влиять. Ему не нравится, что они яркие и независимые. Я когда-то тоже была такой, за это он меня и полюбил, но сейчас, через семь лет после свадьбы, он совсем изменился, ревнует к каждому столбу. Он очень неуверенный в себе и постоянно боится, что я найду другого, хотя мне, кроме него, никто не нужен. Но и сидеть взаперти я тоже не могу, хочется и с друзьями встречаться, а он подозревает всегда только плохое, не верит никому. Мне вначале даже льстило, что он меня ревнует, а сейчас я врагу не пожелаю, чтобы так ревновали».

— Вы, Дарья, описываете, к сожалению, весьма распространенную ситуацию: в начале отношений мы всегда реагируем на нечто выбивающееся из общего списка. Мы реагируем на яркую личность, срабатывает эффект новизны, но, когда объект интереса уже формально закреплен за нами как за обладателями, нам этой новизны уже не надо. Это и так мое. Но, естественно, сохранятся память о первом впечатлении, и человек склонен приписывать собственную, случившуюся когда-то у него самого реакцию другим людям, которые столкнуться с вами как с носителем необычного. А это опасно. Вот отсюда и рождается пресловутая ревность. Но я считаю, что ревнует — значит, не любит. Не нужно путать обладание и любовь. Как изменить вашу ситуацию? Вопрос сложный, потому что ревность, как правило, неизлечима. Объекты меняются, а чувства остаются. Знаете, как бессмысленно идти против природы — садиться на изнуряющие диеты, чтобы изменить свою внешность, так же бессмысленно бороться с ревнивцем. Если вы кардинально не хотите менять устоявшийся порядок жизни, станьте хитрее, что ли, встречайтесь с подругами, но чтобы муж не знал. Это примитивно, но тогда вы сможете, по крайней мере, создавать иллюзию отношений, которые требуются вашему мужу.

Вернуть к бывшей

Екатерина: «У мужа такая привычка — он всегда рассказывает, что обо мне говорят его мать и сестры, они меня почему-то невзлюбили. Я думала, что это временно, но мы живем третий год, а они только и делают, что настраивают его против меня. Я однажды спросила его сестру, зачем она все это делает. А она стала отпираться, что ничего такого не говорила. Я не понимаю, почему люди так себя ведут — в глаза улыбаются, а за спиной грязью поливают. Я бы давно уже устроила большие разборки, но понимаю, что ничего хорошего не получится. Все им не нравится во мне, особенно то, что он младше меня на пять лет, и то, что он из-за меня от жены ушел, с которой они даже дрались».

— Катя, что-то я не понял — вы поднимаете вопрос своих отношений с мужем или вопрос влияния на него матери и сестер? А вопрос все-таки звучит немного по-другому: а любит ли он вас? Ведь влияние — это одно, а отношение взрослого человека к другому взрослому человеку определяется совсем не тем, что кто-то что-то о нас сказал. Поэтому бессмысленно с вашей стороны пытаться выяснять отношения с его окружением. Не унижайтесь, Катя, не надо. Вы такая, какая есть. Не нравится? Так насильно мил не будешь, пусть говорят что хотят, а если уж его отношение к вам так сильно зависит о того, что говорят другие, тогда, может быть, стоит, пока не поздно, кардинально пересмотреть ваши отношения с ним? Потому что дальше, Катя, будет еще хуже, если такое началось и процветает, то, может, подумаем, как вернуть его к бывшей жене?

Примитивно рыскать

Олеся: «Муж перестал отдавать деньги, хотя у нас раньше было все общее, сейчас я стала замечать, что он припрятывает. Попросишь — дай денег, а он отвечает, что нет, а у самого в бумажнике лежит очень приличная сумма. Я думала, что это случайно, а сейчас получается, что все это неспроста — может, у него женщина появилась, хотя других симптомов не вижу, но меня очень настораживают его заначки. Он мне даже говорит, что ему зар-плату урезали, я не верю, но пока молчу, что знаю про его спрятанные деньги. Живем вместе, все общее, он никогда жадным не был. А тут вдруг тайны».

— Олеся, нет дыма без огня, вы абсолютно правы, что тревожитесь. Возможно, речь здесь идет не о фактической измене, но то, что отношение вашего мужа к вам претерпело, мягко говоря, изменение, — это очевидно. Два человека живут вместе, бюджет общий, раньше такого не наблюдалось, и вдруг... Вот вам классический пример «размораживания»: если дело не идет о реальной измене, то о потенциальной измене можно задуматься, хотя бы потому, что ваша ценность для него как жены, как человека упала ровно на количество дензнаков заначки. Посмотрите, Олеся, какими будут дальнейшие действия вашего мужа, появятся ли задержки с работы, внезапные отлучки, понаблюдайте, появилось ли что-то необычное в его поведении. И я вас очень прошу — не надо опускаться до разборок, до примитивного рыскания по карманам. Будьте наблюдательны, и у вас на многое откроются глаза.

Как лейтенант Шмидт

— Сергей Анатольевич, напомните, пожалуйста, чем обычно заканчиваются все бунты!

— Обычно? На реях вешают! Колосники к ногам привязывают, расстреливают из пушек. Бунт, как правило, обречен, потому что это экспрессивная, непродуманная поведенческая реакция, основанная только на эмоциях. Если уж затевать бунт, то как лейтенант Шмидт — идти до конца. Либо добиваться пересмотра кардинального отношения к себе, либо ликвидировать эти отношения как таковые. Ошибка любого бунта — это когда мы ограничиваемся полумерами.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов

по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Загрузка...