От эйфории — до депрессии

Такой путь проходят участники тренингов «личностного роста»

Вы не уверены в себе? У вас не ладятся отношения в семье? На работе? У вас вообще ничего не ладится? Тогда вам — к ним. К тем, кто развешивает на иркутских остановках завлекательные объявления: «Практика личной силы», «Как повысить свою самооценку», «Как стать эффективным», «Как стать лидером», «Школа позитивного мышления», «Управление денежными потоками» и так далее. И некоторым кажется, что вот он — выход из тупика: сходить на тренинг и научиться быть удачливыми и богатыми. Истории о людях «после тренинга» собирала журналист «Пятницы».

Промыли мозги

Месяц назад в редакцию «Пятницы» обратилась иркутянка Елена Василькова (фамилия и имя по ее просьбе изменены):

— Почему вы об этом не рассказываете?! Надо бить тревогу, звонить во все колокола! Люди должны знать, что тренинги хуже сект. Там людей зомбируют, ломают представления о добре и зле. Я из-за них потеряла сына.

Как выяснилось, год назад ее двадцатидвухлетний сын Денис прошел тренинг личностного роста. После этого он стал действительно по-своему счастлив. Но «счастье» это ненастоящее, искусственное.

— Инициатором была его подружка Юля, — рассказала Елена Николаевна, — дескать, это поможет в плане карьеры и понимания жизни. И буквально с первого же дня Денис резко преобразился. Прибежал взбудораженный, с блеском в глазах. Как будто накурился травки. Теперь это его обычное состояние. Задаешь ему вопрос, а он отвечает какими-то формулами типа: «Я тебя услышал». Высокомерно насмехается над всеми, и надо мной тоже, мол, какая я темная и несчастная. Зато он теперь такой продвинутый, умный, счастливый. Со старыми приятелями поссорился. С некоторыми вообще разорвал отношения. Никто ничего не может понять. Я боюсь за его будущее. Самое ужасное, что он решил бросить работу, говорит, что они с Юлей на пару будут вести свои собственные тренинги.

У иркутянки Леры на тренинги подсел муж. По ее словам, все началось с того, что почти все его коллеги прошли тренинги личностного роста. Это стало модным. Муж хотел быть как все и тоже пошел. Лера думала, что это пойдет ему на пользу:

— Был один человек — стал другим. Все другое: речь, голос, мысли... Как будто его перепрограммировали. Был совестливым — стал циничным, перестал реагировать на замечания, глаза стеклянные. Пытался меня агитировать тоже пройти тренинг, но мне жалко денег и времени. Что мне делать?

Ирина из-за тренингов потеряла контакт с 19-летней дочерью.

— Даша ходила с приятелем на какие-то семинары по медитации. Теперь с ней невозможно общаться. Она говорит, что мы живем как растения, бездумно и бесцельно. Презирает нас — своих родителей! Совсем забросила учебу в университете. Все время сидит медитирует... Ищет какие-то вибрации и волны. Очень сильно похудела. Почти ничего не ест. Меня это пугает. Так и до психушки недалеко.

Страшно, аж жуть

Когда я стала собирать информацию о тренингах в Интернете, то буквально содрогнулась от ужаса. Если верить психиатрам, тренинги — это вовсе не безобидные развлечения, а самые натуральные психокульты, которые разрушают психику, уничтожают личность, доводят людей до неврозов, депрессии, даже до самоубийства. По словам психиатров, в результате тренингов человек становится «овощем» или даже зомби. Психологи идут еще дальше, утверждая, что организаторы тренингов используют те же методы психологического насилия, что и сектанты. Это золотая жила для мошенников. В качестве примера приводятся свидетельства несчастных людей, ставших жертвами тренингов. Эти рассказы ужасают.

Например, на одном из тренингов людей заставляют лежать в закрытом гробу, или выйти на улицу и громко запеть «Взвейтесь кострами, синие ночи», или одеться проституткой и приставать к прохожим. Таким образом якобы снимаются комплексы — и человек раскрепощается. Ну а отцы православной церкви уверены, что тренинги даже страшнее тоталитарных сект. На различных интернет-порталах можно найти внушительный перечень «опасных» организаций: «Вершитель», «Роза мира», «Планета успеха», «Шаг в будущее», «Синтон».

В общем, если верить всему, что написано, то волосы встанут дыбом. Честно! Но вот что интересно: весь этот кошмар происходит буквально у нас под носом, и никто не препятствует. Более того, тренинговые центры процветают. Так почему же их деятельность не запрещена? С этим вопросом я обратилась к Владимиру Малянову, психологу Байкальской психоаналитической ассоциации.

— Дело в том, — объяснил Владимир, — что тренинговая деятельность не лицензируется и никаким образом не регулируется законодательно. Экспертизу никто не проводит. Оценка лежит только на самом потребителе. Нет такого юридического понятия «тренинг». Это просто бренд, марка, вид услуги, которая не лицензируется и не сертифицируется. И зачастую ею занимаются все кому не лень, кроме психологов-профессионалов.

— Но, извините, раз никакого контроля нет, то на тренингах можно учить чему угодно: фашизму, национализму, антисемитизму, например... Так получается?

— В принципе, да.

Ничего себе! Куда же смотрят законодатели? А если действительно после тренинга у человека сносит крышу, то кому предъявлять претензии? Получается, некому.

Хотелось летать

По словам Владимира Малянова, изначально в психотерапии тренинги задумывались как метод работы с группой, в которой собирались люди, объединенные общей бедой. Пример — всем известные группы «анонимных алкоголиков», которые коллективно борются со своим пристрастием. Затем под словом «тренинг» стали понимать все что угодно: как подавать блюда, сервировать стол, готовить коктейли.

— Фактически тренинг — это просто краткосрочный семинар, — пояснил Владимир, — но когда речь идет о «личностном росте», об эмоциональных переживаниях, здесь парой дней не обойтись. Но у нас в России люди считают, что можно до сорока лет сидеть на печи, а потом за неделю стать удачливым, эффективным и любимым. Получить все и сразу. Но так не бывает. Иначе с помощью тренингов можно было бы решить все мировые проблемы.

Но все-таки, почему люди подсаживаются на тренинги, как на наркотики, и без них уже не могут жить? Видимо, есть в них нечто привлекательное, а может быть, даже полезное, но что? Интересно послушать людей, которые сами прошли тренинг и могут рассказать о нем «изнутри». Хорошо, что в Интернете есть масса форумов, где участники тренингов обмениваются своими впечатлениями. Из них складывается очень противоречивая картина. Многим людям, судя по отзывам, тренинги действительно помогли сделать решительный шаг в жизни. Помогли избавиться от неуверенности, побороть внутренние страхи, научиться управлять эмоциями. Но есть и негативные отзывы.

Один рассказ человека по имени Андрей просто потряс меня своей откровенностью: «На тренинге было произведено колоссальное погружение в подсознание. Мы просто раскапывали себя, разгребали свою душу. Погружались внутрь себя так глубоко, что это невозможно передать словами. Ни один психолог не позволяет себе сделать такое с человеком, не роется так глубоко, не применяет таких жестких методов. Но вот что странно: после самокопаний у всех наступал позитив и хорошее, веселое настроение. Было так радостно, что улыбка с лица не сходила. Я себя таким не ощущал никогда, это как наркотик, если вы пробовали, то знаете. Только нас не кололи, а сделали что-то другое, может быть, более мерзкое. И утром был такой отходняк!!! Я не соображал ничего, был как после наркоза, мне как будто бы удалили часть мозга. Чувствовал себя опустошенным полностью. Возникало ощущение, что у меня все отобрали. Я не знал, куда деваться, куда идти. Это ужасное ощущение зомбирования, и я его ощутил в полной мере. Это ужасно, потому что целые семьи прошли этот тренинг (и родители, и дети). У них уже нет индивидуальности, они перестали быть самими собой, теперь они такие, какими их сделали тренеры, а именно — зависимые и подчиняющиеся».

Вот еще один рассказ из дневника молодой девушки Юлии: «Некоторые вещи казались шокирующими, но тренерша постоянно повторяла, что мы заплатили ей деньги за то, чтобы она вселила в нас «позитивные установки», которые бы не мешали в достижении наших личных целей, и мы должны эти установки принять, а не отвергать их, дабы измениться к лучшему, а не оставаться мелкими людишками. Было и упражнение в гробу. Нужно было представить, что ты лежишь там в последние секунды жизни, и произнести слова, которые ты бы сказал перед смертью близким людям. Потом гроб «заколачивали», а после надо было громко закричать.

При этом создавалась такая атмосфера, как будто это происходило в реальности: соответствующая музыка и т. п. и т. д. Были упражнения, когда мы вспоминали свое детство, детские травмы и обиды, потом с ними нужно было проститься, простить родителей за их ошибки, самим извиниться перед ними. Все это сопровождалось дикими криками и орами. Было упражнение, в котором мы должны были прийти в необычной одежде. Кто-то должен был стать бомжем, кто-то — писаной красавицей, и весь день это носить. Это делалось с целью показать, что мы не то, что мы носим, и по одежке не судят о человеке. Были реально опасные упражнения. В одном из них нужно было собраться в кучу, свет выключили, нас окружали помощники тренера, которые не давали вырваться из этой толпы. Нужно было толкаться и попытаться вырваться. Так мы должны были ощутить на себе то, что чувствуют люди, которым мы причиняем боль. Около двадцати человек толкали друг друга на трех метрах — это была настоящая мясорубка. Я упала в темноте — думала, растопчут. За 5 дней курса я пережила дикий стресс, похудела на 3 кг, но после тренинга это было состояние такой эйфории, хотелось летать! Казалось, смысл жизни найден!» Последний вопрос психологу:

— Что бы вы посоветовали близким и родным человека, который подсел на тренинги?

— Работать с зависимыми людьми очень трудно. Идти по пути конфронтации не имеет смысла. Это только подливает масла в огонь. Лучше просто попытаться поговорить для начала. Выяснить, что происходит. А затем уже попробовать убедить обратиться за помощью к специалисту. Но пока человек сам не осознает, что им манипулируют, все бесполезно.

Тренинг — это инструмент

Картина была бы неполной, если бы мы предоставили слово только противникам тренингов. Ксения Пономарева, генеральный директор Иркутского филиала тренингового центра «Роза мира», уверена, что тренинги развивают в людях только позитивные качества.

— Сколько у нас было выпускников — больше 300 человек, и никаких опасных моментов там не происходило, — рассказала Ксения, — это абсолютно безопасно, никаких тоталитарных методов мы не используем. В тренингах участвуют люди с 18 лет и старше. Перед прохождением тренинга мы приглашаем на обязательное собеседование, чтобы понять, для чего человеку это нужно. Если только ради интереса, то смысла не будет. Потому что тренинги полезны только целеустремленным людям, которые знают, чего они хотят, но не знают, как эффективно добиться своих целей.

А вот что ответила Ксения на обвинения в «манипулировании сознанием», «ломке личности» и появлении «зависимости» от тренинга.

— С тренинга можно легко уйти в любой момент. Дверь всегда открыта. Мы никого не держим. Более того, мы предупреждаем, что если человеку не понравилось, то он может забрать назад свои деньги и спокойно уйти. В процессе предварительного собеседования мы сразу выявляем людей, у которых есть определенная зависимость от тренингов. Это сразу видно. И мы стараемся таких не брать. Понятно, что на тренинге есть определенный уровень энергетики. Когда люди три дня находятся вместе, они знакомятся, становятся более открытыми, эмоциональными. Эта дружеская атмосфера притягивает, поэтому люди хотят испытать это снова и снова. Мы это пресекаем. Тренинг проводится не для того, чтобы бесконечно что-то искать. По поводу конфликтов между родными и близкими из-за тренинга я могу сказать, что необязательно эти конфликты связаны именно с тренингом. Отношения родителей и детей — это вообще отдельная тема. Я позволю себе задать встречный вопрос: а какие отношения у этих людей существовали раньше? Если бы у них отношения изначально были построены на доверии и искренности, то этого конфликта не произошло бы, и ребенок открывался, рассказывал, что с ним происходит. Просто некоторым людям проще связать свои промахи с чем-то или кем-то, чем разобраться в себе.

Тренинг — это не учение, тренинг дает только инструменты. Люди приходят, чтобы разобраться, почему у них, допустим, не получается выйти замуж, или родить ребенка, или получить работу. И сами в ходе тренинга находят ответы.

А вы что думаете?

Если у вас есть личный опыт (удачный или неудачный) посещения какого-нибудь тренинга — звоните в «Пятницу». Поделитесь с другими читателями. Мы в редакции вас внимательно выслушаем. Телефон 27-28-28. Или пишите: friday@pressa.irk.ru.

Откуда пришли тренинги?

Большинство всех тренингов проводится по технологии движения Lifespring («Весна жизни»), основанного в 1974 году. В Россию они проникли в конце 80-х годов. Через несколько лет многие наши соотечественники научились за- граничным техникам, отпочковались, создали свои тренинговые школы и центры. Самые известные из них: «Весна жизни», «Первая тренинговая компания», «Курсы фиолетовых», «Аватар», «Открытый форум», «Академия тренингов», «Синтон», «Шаг в будущее» и др. Классические тренинги представляют собой двух- или трехэтапные курсы, состоящие из «Вводного курса», «Продвинутого курса» и трехмесячной программы практики «продвинутого образа жизни». Как правило, основной курс длится два-три дня. Стоимость тренингов в Иркутске колеблется в пределах от 10 до 25 тысяч рублей.

Метки:
baikalpress_id:  11 189