Никаса Сафронова скупают оптом

В Иркутск приехал художник, которого ненавидят серьезные критики

Никас приехал в Иркутск для того, чтобы представить изданный в Германии альбом, выставку работ в художественном музее и, возможно, написать портрет нашего губернатора. Обозреватель «Пятницы», побывав на презентации альбома Никаса Сафронова, еще раз убедилась, что значимость художественных творений в наше время определяется не столько талантом и бескомпромиссностью художника, сколько количеством упоминаний в глянцевых журналах и умением заводить нужные знакомства.

Мадонна со стразами

На стенах модного ресторана «Париж», где проходила презентация альбома, были развешаны несколько последних работ Никаса Сафронова. Портрет поп-звезды Мадонны в образе бабочки, украшенный стразами (стразами, кстати, была выложена и подпись художника. — Авт.), портрет Романа Абрамовича в образе какого-то князя XVII века, несколько вычурных пейзажей с налетом символизма. Нельзя было не обратить внимание, что все картины Сафронова созданы в «интерьерном» формате, и по содержанию они тоже идеально подходят для этих целей. Скажем, портрет со стразами очень органично смотрелся бы на стене какой-нибудь гостиной. Вообще, как выяснилось, Сафронов — чрезвычайно плодовитый художник, просто поразительно, с какой скоростью он создает свои «шедевры». При этом он явно льстит своим именитым моделям. К примеру, Любовь Слиска на портрете намного стройнее и изящнее, чем в жизни, а президент Медведев выглядит намного брутальнее.

Если говорить о художественной ценности работ Сафронова, то... Понимаете, есть картины, которые не радуют глаз, наоборот, вызывают протест и даже отторжение. К примеру, был в Иркутске такой художник Борис Десяткин. Он писал депрессивные полотна с зелеными и синими то ли людьми, то ли призраками. Такие картины, конечно, невозможно представить на стене в шикарном салоне, но забыть их нельзя. Потому что в них открывается целая бездна человеческих страстей, болей, переживаний... А есть художники, которые пишут картины очень красивые, эффектные, но не вызывающие никаких эмоций. Никас Сафронов, на мой взгляд, относится к последним.

Парадокс, но почти все в России благодаря телевизору знают, что есть такой модный художник Никас Сафронов, но мало кто знает его работы. Это тот случай, когда имя говорит больше. А все потому, что есть искусство и есть арт-бизнес, которые относятся друг к другу абсолютно параллельно, или даже перпендикулярно. Ван Гог за всю свою жизнь сумел продать всего одну картину. Наверное, он хотел продать, но не это определяло его творчество. Просто он не мог жить по-другому. В арт-бизнесе ценятся не столько картины, сколько имена: модные, актуальные, раскрученные, скандальные — другие просто неинтересны. Здесь идут свои войны за кошелек потенциального покупателя, здесь нужны постоянные подпитки и скандалы для поддержания интереса к имени художника. Никас Сафронов — ярчайшая иллюстрация. Постоянные упоминания в разделах светской хроники, определение «русский Казанова», бесконечные легенды о его романах, реальных и мнимых. Все это одно уже стоит больших денег. А творчество — это уже второй вопрос.

Просто завидуют

Наконец появился Никас Сафронов. Выглядел он несколько утомленным и расслабленным. Говорил, как и пристало знаменитости, с некоторой ленцой в голосе, слегка растягивая гласные. По словам Никаса, он приехал в Иркутск «с любовью».

— У меня нет здесь особого финансового интереса, — пояснил он, — купите — хорошо, поругаете — тоже хорошо. Не приедем в следующий раз. Тут перед моим приездом к вам один коллекционер забрал у меня сразу двадцать работ. Скупил оптом, так что деньги — это не проблема...

Работы-то, конечно, берут, и, может быть, действительно «оптом», но разве это главный показатель художественной значимости и таланта? Все-таки арт-критики и искусствоведы в своем большинстве не воспринимают Сафронова как серьезного художника, называют «пастырем галантерейного вкуса толпы», «гением заказухи», «идеологом разнузданного самопиара», обвиняют, что он манипулирует дурновкусием толпы.

Вот как сам художник ответил на эти обвинения:

— Идет война против меня авангардных галерей, которые рекламируют непонятно что. Гробы и какие-то сексуальные сцены. У них кумир — Кулик. Есть такой художник, его активно раскручивают владельцы галерей Марат Гельман, Айдан Салахова... Эти люди относятся к искусству предвзято. Я — как Жанна д’Арк, которую сжигали на костре... Это просто конкуренция: я пишу реализм, они — абстракцию. У нас одни и те же покупатели, но если люди покупают мои картины, то, значит, они наивные и простодушные, а если их — то умные и тонкие. Поэтому это просто зависть. Часто люди паразитируют на этом. Они обливают всех г... и имеют свои деньги...

Свое творческое кредо живописец обозначил так:

— Искусство должно быть в первую очередь реалистично, а потом уже сюрреалистично и мистично, абстракцию я принимаю только тогда, когда вижу, что художник сделал в реальности, что он действительно владеет кистью как мастер-профессионал, тогда можно и абстракцию его рассматривать... Под каким-то углом. Должно быть видно мастерство.

Кстати, несколько слов по поводу пресловутого глянца и гламура. Сафронов в некотором роде сам является олицетворением гламура. Он всегда очень хорошо смотрится на страницах глянцевых журналов и в телевизионных сюжетах. Правда, когда один журналист спросил об отношении к гламуру, живописец почему-то стал скромничать:

— Я до сих пор не понял, что такое гламур... Это такое очень витиеватое слово... Мне кажется, вот Собчак такая вся гламурная, очень пробивная тетка. Знает, что делать и как делать. Я помню, как она ездила по разным городам выступать зачуханная, а потом, смотрю, она на подъеме — яркая, красивая. Гламур все-таки относится к другим людям, которые ходят по тусовкам и ничего не делают. А я все-таки художник, я бываю на мероприятиях, но мне неудобно не ходить, это мои друзья, клиенты...

Был еще вопрос: за какие заслуги президент подарил Сафронову золотые часы?

— За разведывательные, конечно, — с лукавой улыбкой ответил живописец, — наверное, за вклад в экономику. Я достаточно внес в экономику, привлекая внимание к России.

Интересно, что многие высказывания Никаса Сафронова начинались с упоминания известных звезд, с которыми он, судя по всему, на короткой ноге: «Однажды меня пригласил Чак Норрис...», «Как-то мы шли с Бельмондо...», «Как-то я общался с Ростроповичем...», «Мой друг Николай Николаевич Дроздов...», «Гуляли с Джеком Николсоном по Красной площади...», «Недавно я встречался со Спилбергом...». Все это, конечно, производит определенное впечатление, ведь блеск всех этих людей распространяется и на Сафронова, который всякий раз подчеркивает свои знакомства с влиятельными и известными персонами. Во время презентации на мониторах шла нарезка из фотографий, где художник был запечатлен с другими знаменитостями: с Монтсеррат Кабалье, Зурабом Церетели, Пьером Карденом, Владимиром Жириновским, с Дайаной Росс... Не знаю, кому как, а мне показалось это как-то слишком уж провинциально. Если художник — самодостаточная творческая единица, то ему не нужна вся эта тусовочная суета.

В заключение Никас Сафронов сказал, что пробудет в Иркутске три дня. Еще раз отметив, что не преследует никаких коммерческих целей. Однако все возможно. «Хотелось бы нарисовать вашего губернатора, — не исключил такой возможности художник, — да и мэр, говорят, у вас неплохой...» Ближе к восьми часам начали подтягиваться представители иркутского бомонда: депутаты городской думы, чиновники, местные олигархи. Почти все говорили, что с творчеством Никаса Сафронова знакомы мало, об увиденных картинах высказывались осторожно...

— Я много слышал о нем как о значительном явлении, — сообщил Александр Моисеев, заместитель председателя правительства области, — но я впервые увидел реальные работы. Своего мнения я пока не составил. Собственно, за этим я сюда и пришел, чтобы понять и оценить.

Впрочем, я уверена, что, несмотря на неоднозначные отзывы, выставку работ Никаса Сафронова в художественном музее нашего города ждет большой успех. В этом можете не сомневаться. Кстати, выставка продлится до 25 мая.

Метки:
Загрузка...