Звонки с того света

Мать уверена, что ее недавно умерший сын пытается выйти с ней на связь

Еженедельник «Пятница» уже не первый раз рассказывает читателям о необъяснимых событиях в жизни некоторых людей. Каждый раз после очередной такой публикации мы получаем массу откликов — положительных и отрицательных. Читатели «Пятницы» и верят, и не верят в мистику. Как бы ни было, необъяснимое — это часть нашей жизни, поэтому «Пятница» не может оставаться в стороне от этой темы. Вот и недавно в редакцию позвонила иркутянка Ирина Наджафова, сын которой, 20-летний Николай, умер полтора месяца назад от диабета. Ирина рассказала, что после трагедии в ее доме стали раздаваться загадочные звонки. «Вы вправе подумать, что я сошла с ума. Еще недавно я сама так думала обо всех, кто рассказывал подобные истории. Но теперь мне пришлось поверить в то, что после смерти мой сын пытается нам что-то сказать», — заявила женщина. Журналист «Пятницы» побывала на месте событий.

Одиннадцатого февраля 2009 года в семье Наджафовых случилось несчастье — умер 20-летний сын Николай. У него еще в 11 лет выявили сахарный диабет, но родители и Коля привыкли к этой болезни — просто выполняли все медицинские назначения, и все шло нормально.

— Однажды Коля поехал в гости к своей подружке и не взял инсулин, — рассказывает мама парня Ирина Наджафова. — Там ему стало плохо, и, пока ехала скорая, пошли необратимые изменения.

Сначала Николай (который раньше ничем не отличался от сверстников и даже водил автомобиль) начал слепнуть, потом стали отказывать почки.

— Он умер у меня на руках, — вспоминает Ирина. — Я только вернулась из церкви — Коля попросил меня покреститься, дала пощупать ему мой крестик (к тому времени Николай полностью потерял зрение. — Авт.). Казалось, что после крещения, после того, как в больницу приходил батюшка, после всех усилий врачей кризис миновал, но Коля умер...

Последнее время Коля жил в квартире у деда — тут ему было свободнее: в отдельной комнате стояли компьютер, принтер, ксерокс, музыкальный центр — все, что было интересно парню. Там же близкие установили специальный звонок, с помощью которого Коля звал к себе деда, если ему что-то было нужно.

— Специальная кнопка, — объясняет Ирина, — отправляет сигнал на звонок. Дедушка слышит его и идет к Коле.

Именно этот звонок прозвучал на третий день после смерти парня: «Дома в тот момент были я и дедушка. Отец и младший брат Николая поехали на кладбище. Дед зашел ко мне с ботинками Николая и говорит: «Нужно было, чтоб Илья их надел, а то замерзнет в кроссовках!» И тут звонок. Мы подскочили как ошпаренные! Дед говорит: «Коля звонит!» Я бросилась куда-то бежать, не понимая, что делаю и зачем. А потом, когда пришла в себя, была просто в шоке: почему звонит звонок, если никто не нажимал на кнопку?»

Ирина уверена, что сам собой звук раздаться не мог: «Дед понимает в радиоэлектронике, мы все на сто раз проверили — никакого воздействия на кнопку не было! Компьютер и вся остальная техника были отключены — они не могли дать никакого сигнала». Быть может, все на этом бы и закончилось, если бы звонки не стали поступать вновь и вновь.

— Коля не любил, когда его одежду надевал Илья, его 18-летний брат, — рассказывает Ирина. — И мне кажется, что это был знак от Коли, что он бы не хотел отдавать свои ботинки...

Следующие два звонка раздались, когда тело привезли на два часа в дом. «У нас собрались люди, все сидели у гроба — и тут опять!» Ирина утверждает, что в той комнате, где установлена кнопка, никого не было: «Все думают, что я сошла с ума, я это понимаю. Я сама никогда не верила таким рассказам и считала, что это обезумевшие матери начинают верить во все, что можно и нельзя, а теперь я по себе знаю, что такое может быть. Может быть, эти звонки раздаются потому, что я положила в гроб своему сыну сотовый телефон?»

Звонки раздавались всякий раз, когда близкие начинали говорить о чем-то связанном с умершим сыном: «Например, пришел Илья из гаража и говорит, что вода затекает на машину, которая оформлена на Николая. Слышим — звонок. Поминали после похорон, стали про Колю говорить — звонок. Решили собаке его дать морковку — звонок. Илья захотел взять машину — звонок. И так далее, чаще всего днем, но и ночью иногда, без какой-либо системы», — рассказывает Ирина. Всего близкие насчитали больше 180 звонков за сорок дней.

Самое удивительное в этой истории, по словам Наджафовых, что звонок периодически звонит разными мелодиями: «У звонка две мелодии — если передвинуть рычажок, то будет играть другая мелодия. Несмотря на то что мы его не передвигаем, он звонит по-разному. Как такое может быть? Когда мы тут же подходим и сами нажимаем на кнопку, звучит всегда одно и то же. А однажды он звонил третьей мелодией, которой не существует в звонке вовсе...»

— Когда мы поминали Николая на сороковой день, звонков не было ни одного. Зато, когда мы приехали на кладбище, перестала действовать его SIM-карта, с которой теперь хожу я, — говорит Ирина. — Я не понимаю, почему это произошло, но связываю все со смертью сына, думаю, что это он делает нам какие-то знаки. Но мы не понимаем, что они означают: согласие, одобрение или наоборот.

Близкие восстановили испорченную SIM-карту, и через два дня звонок в квартире раздавался еще несколько раз. Но с тех пор в доме тишина... «Конечно, как мать, я бы хотела верить, что это звонки от моего сына, и хотела бы, чтобы они продолжались», — признается Ирина.

Совет церкви

Ирина Наджафова ходила в церковь и рассказала свою историю батюшке — он посоветовал отключить от питания звонок, но мать не решилась это сделать: «Как я могу оборвать связь со своим сыном? Ведь я уверена, что это он подает нам сигналы!»

За здравым смыслом

Мама умершего 20-летнего парня Ирина Наджафова понимает, что ее история выглядит как бред сумасшедшего: «Я это отчетливо осознаю, но уверена, что это подает знаки мой сын. Потому что раньше эта кнопка никогда не звонила — никаких сбоев не было. Тем более это его кнопка! Только он ею пользовался. Я немного расстраиваюсь, что сейчас звонков больше нет, но, наверное, так должно быть».

Загрузка...