«Я виновата за сына»

Журналист «Пятницы» встретился с матерью человека, который до полусмерти избил двухлетнего ребенка

«Буду просить прощения у Бога за своего сына, — говорит 51-летняя Татьяна Шишкина. — Я воспитывала, мне отвечать перед Богом и людьми». Сын Татьяны, 31-летний Владимир, избил ребенка своей гражданской жены с такой жестокостью, что мальчик до сих пор находится в коме. Его спасают врачи Иркутской детской областной клинической больницы. Мать Никиты не только не защищала его от отчима, но и сама мучила малыша: гасила об него сигареты. Журналист «Пятницы» встретился с родственниками Владимира и Олеси.

Матери Владимира Шишкина тяжело говорить. Женщина постоянно плачет и не может поверить в случившееся. Она не выключает телевизора и следит за всеми новостями о Никите.

— Знаете, для всех нас было загадкой, как сын познакомился с Олесей, — всхлипывая, рассказывает 51-летняя Татьяна Шишкина. — Я знаю, что она много пьет, живет неблагополучно и просто села на шею моему сыну. Но я в личную жизнь сына не лезла, раз он выбрал такой путь. Я не знала до последнего, что у Олеси есть ребенок. Вова с Олесей меня долго не знакомил. Мы случайно узнали о существовании Никитки. Я видела малыша всего один раз. У сына же есть родной ребенок — 11-летняя дочь. Со своей женой Татьяной Вова разошелся в конце 2008 года. Они только новую квартиру купили в Усолье-Сибирском, сделали евроремонт. И разошлись.

Зарплата у Владимира, по словам Татьяны Сергеевны, была небольшой — около 7 тысяч рублей, но сын как-то умудрился взять кредит на машину. Ежемесячно платил 4 тысячи рублей. На семейную жизнь с Олесей и Никитой у него оставалось всего 3 тысячи в месяц. Родители чем могли помогали Владимиру Шишкину едой, деньгами. Он старался подрабатывать.

— Вова с детства был хорошим, послушным, никогда никого не обижал, — говорит Татьяна Шишкина. — Активно занимался спортом, участвовал в соревнованиях, потом ушел в армию. Служил в Чите. И что-то с ним там произошло. Когда он пришел из армии, я его просто не узнала. Стал замкнутым, подозрительным, перестал говорить о своих проблемах нам с отцом, шутки у него стали плоские. Постоянно внукам моим говорил повелительным тоном, когда чем-то был недоволен: «Упал, отжался». Я его отучивала, успокаивала, говорила, что не нужно в доме дедовщину разводить. У меня ведь старший сын в милиции работает, в Чечне был, двух мальчишек-двойняшек воспитывает. А Вовка вот такое натворил.

В избиении Никиты Татьяна Шишкина обвиняет свою несостоявшуюся невестку:

— Объясните мне: почему она молчала, если на самом деле ребенка бил мой сын? Могла обратиться в милицию, соцзащиту, ко мне, я сразу бы во всем разобралась. Почему она не стучалась во все двери, видя страдания собственного ребенка на протяжении нескольких месяцев? Сейчас нам не дают свидания с Вовой. Следователь говорит, что сын находится в подавленном, шоковом состоянии. Они с Олесей испугались за себя. Сидят в изоляторе, о ребенке совсем не беспокоятся. Я к Никите собираюсь съездить в больницу. Буду просить прощения у Бога за своего сына, отмаливать его страшный грех. Я Вову воспитывала, чувствую свою вину. Мне стыдно: на улицу не могу выйти, все сейчас только о сыне в поселке и говорят. Он искупит свою вину, если виноват. Бог ему такого страшного греха никогда не простит. А Никитка выживет. Малыш — настоящий мученик, столько страданий вынес. Чистая, светлая, добрая душа.

Что сказал губернатор?

Ситуацию с расследованием факта издевательского отношения к ребенку взял под личный контроль губернатор Иркутской области Игорь Есиповский:

— Нормальных человеческих слов по поводу такого изуверства нет и быть не может. Мы считаем себя гуманными людьми, живем в цивилизованном обществе, но есть преступления, за которые не должно быть ни пощады, ни прощения, ни жалости. Животные со своими детьми так не поступают! Мы сделали все, что смогли, для спасения жизни Никиты. Во вторник в больнице, где находится ребенок, побывал министр здравоохранения Иркутской области Юрий Олефир, была проведена консультация со специалистами московских клиник. К сожалению, ситуация очень сложная... Я лично буду контролировать дальнейшую судьбу изуверов, искалечивших жизнь мальчика. Они обязательно будут наказаны.

«Нет у меня внучки»

На этой неделе репортерская группа программы «Вести — Иркутск» нашла в Зиме бабушку Олеси Чемезовой и прабабушку Никиты Надежду Георгиевну Бондареву. Журналистам ИГТРК 80-летняя женщина рассказала, что при ней Олеся никогда не била мальчика:

— Я ей просто не позволила бы этого сделать. Руку на Никитку она боялась поднимать. С ним постоянно сидела я. Если бы я только могла знать о том, что моя внучка будет вытворять со своим ребенком... Я же ее с пяти лет воспитывала. Ее мать беспробудно пьет, живет в Куйтунском районе, в деревне Усть-Када, судьбой своей дочери никогда не интересовалась. И внучка такой же выросла. Это ужасно. Неужели во всем этом виновата я? Олеся теперь мне никто. Пусть сидит в тюрьме! Я не могу больше говорить...

«Как они могли»

У Олеси, мамы Никиты, есть еще три брата и сестра. Мы встретились с Татьяной, женой старшего брата.

— И у Олеси, и у Владимира в семье родители никогда не применяли в воспитании детей силу, — рассказала нам Татьяна. — Мы до сих пор находимся в шоке: Владимир и Олеся опозорили всех нас. Никогда еще такого не было в наших семьях. Мы любим наших детей и воспитываем их достойно. У меня у самой два ребенка. И хоть бы раз я руку подняла на одного из них. Да я легче себя прокляну. Это же частички меня, мои родные кровиночки. А тут... Олеся вместе с Владимиром приезжали к нам в квартиру несколько раз. Никиту мы видели, мальчик нам всем очень понравился. Здесь Олеся сына своего не обижала, мы это видели.

Что говорят соседи?

— В доме, где жили Олеся с Владимиром, осенью прошлого года зарезали 60-летнего мужчину и 30-летнюю женщину, — рассказала «Пятнице» соседка Галина Коноплич. — С тех пор там никто долго жить не мог. Сын одного из хозяев сдавал дом в аренду. Олесю и Владимира мы видели редко. Парень работал постоянно, с утра до вечера. Девушка тоже с ребенком целыми днями дома не сидела. Постоянно с ним куда-то носилась... Никиту мы видели. Хороший мальчишка, спокойный. Когда узнали, что у них в доме произошло, конечно, сначала не поверили. У нас в деревне теперь только об этом и говорят. В дом, где жил ребенок, почти каждый день приезжает милиция. Нас туда приглашали в качестве понятых. Посмотрели, как Олеся и Владимир жили. Бедновато, конечно. У них гулянки часто были, по ночам незнакомые люди к ним приезжали.

Хроника трагедий с детьми

Как сообщает пресс-служба ГУВД Иркутской области, только за 3 месяца 2009 года в регионе милицией было зарегистрировано 150 фактов жестокого обращения с детьми.

* Четырнадцатого апреля в детскую городскую больницу Усолья-Сибирского сотрудники отдела по делам несовершеннолетних ОВД Усольского района привезли из села Мальта брата и сестру, семилетнюю Юлю и восьмилетнего Дениса Первухиных. Диагноз звучит так: множественные ушибы и ссадины лица, туловища и конечностей. У мальчика плюс к этому — инфицированные ожоги шеи, спины и левого бедра. У Дениса — отчетливые отпечатки раскаленной подошвы утюга на теле. От болевого шока ребенка спасают постоянными уколами. В совершении избиений подозревается сожительница отца.

* Полтора месяца назад в Зиме в районную больницу был доставлен двухмесячный ребенок со следами сильных побоев. Девочку жестоко избил отчим. Она до сих пор находится в больнице!

* В поселке Наратае, Куйтунского района, Иркутской области, скончался полуторамесячный младенец. При вскрытии выяснилось: ребенок умер от истощения, весил он всего 800 граммов. Его мать после родов начала пить и перестала кормить ребенка.

ТИМУР БАЛАШОВ, ОЛЬГА МИРОШНИЧЕНКО, friday@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО и из архива семьи Шишкиных

baikalpress_id:  29 469