Слова вместо денег

Человек, пустивший миллиарды на ветер, продолжает давать пустые обещания

В марте исполнился ровно год со дня краха Иркутского фондового центра, в котором безвозвратно пропали в неизвестном направлении почти три миллиарда рублей, принадлежавших шести тысячам вкладчиков. За это время директор ИФЦ Алексей Решетников успел посидеть в СИЗО, был подвергнут процедуре банкротства и, несмотря на многочисленные заверения, так и не смог расплатиться ни с одним из клиентов. Годовщина крушения ИФЦ была ознаменована встречей вкладчиков с прогоревшим финансистом (да-да, он на свободе. — Авт.), во время которой Решетников снова заявил о намерении вернуть деньги вкладчикам.

Объявление о встрече было размещено только в Интернете, на сайте, который создали вкладчики ИФЦ. Таким образом, информация о предстоящем событии не дошла до подавляющего большинства граждан, ведь основные клиенты ИФЦ — пенсионеры. А среди них, как известно, пользователей Интернета раз, два — и обчелся.

Встреча проходила в том самом здании на улице Свердлова, куда люди несли деньги во времена финансового благополучия Иркутского фондового центра. Обманутых вкладчиков встретил сам основатель финансовой пирамиды, или, если вам будет угодно, организации, попавшей в черный список компаний, в деятельности которых ФСФР (Федеральная служба по финансовым рынкам) нашла признаки финансовых пирамид. Было заметно, что за прошедший год г-н Решетников сильно похудел. При этом он не выглядел подавленным или испуганным (хотя есть чего бояться — миллиарды чужих денег куда-то дел. — Авт.), наоборот — держался с достоинством и уверенно.

Первые минут пятнадцать Решетников рассказывал о текущем положении дел. По его словам, особых сдвигов за последнее время не произошло. Для нормальной работы нужны деньги, но в условиях кризиса сложно найти инвестора. Однако он постоянно работает на бирже, и в качестве подтверждения директор ИФЦ даже продемонстрировал брокерский отчет:

— Пока это небольшая сумма, но если дела пойдут хорошо, то инвесторы будут увеличивать поступления, и постепенно можно будет выйти на сумму, достаточную для начала выплат.

Решетников посетовал, что работа по возврату вкладов осложняется из-за того, что он находится под следствием, а это подрывает к нему доверие потенциальных партнеров. Плюс, естественно, экономический кризис. Плюс невозможность получения кредита в банке. Плюс пребывание за решеткой в августе прошлого года, из-за чего ему отказали потенциальные инвесторы. Впрочем, важно не что он говорил, а как. Как отвечал на обвинения и упреки. Вопрос вкладчиков:

— Когда вы сюда переезжали, ваши сотрудницы заверяли, что это здание принадлежит Иркутскому фондовому центру и это залог вашего финансового благополучия. Мы в это поверили, а теперь выясняется, что здание не ваше и вы здесь арендатор... Вопрос: почему вы нас обманули?

В ответ директор ИФЦ совершено спокойно произнес: «Вас не обманули... Оно было нашим...»

Повисла пауза... Прямо по Станиславскому... Однако гражданин продолжал настаивать: «Так оно ваше или не ваше?»

Решетников терпеливо пояснил, что помимо ИФЦ у него была еще одна фирма — «Проксима», которая работала с «крупными клиентами» по договору доверительного управления. Один клиент поставил условие, что даст деньги только под залог здания. В итоге здание ушло по суду новому владельцу.

— Но при этом у меня нормальные отношения с этим человеком, — добавил основатель ИФЦ, — поэтому мы здесь работаем.

Действительно, ну какие могут быть претензии! Было нашим, стало вашим. Обычное дело! Трудно сказать, удовлетворил ли этот ответ вопрошающего, но требовать уточнений он не стал. Затем одна активная вкладчица лет шестидесяти спросила финансиста, почему фондовый центр продолжал принимать деньги вкладчиков до самого последнего дня, когда уже было понятно, что положение отчаянное. Но и на этот непростой вопрос Решетников быстро нашел ответ. По его словам, он уже, оказывается, три раза (!!!) был в аналогичной ситуации и каждый раз благополучно из нее выходил. Но в начале 2008-го в связи с предстоящими выборами президента России произошел массовый отток денег вкладчиков. Поэтому все так и произошло. Правда, финансист так и не пояснил, какая существует связь между выборами президента и крахом ИФЦ. Ведь почему-то банки не рухнули, хотя там тоже вклады лежали...

— Вы нам каждый месяц обещаете, что будете платить, назначаете даты, но проходит время — и ничего, — высказался седой представительный гражданин, — так вы можете десять лет кормить нас обещаниями или будете выплачивать по 0,05 процента.

Но и эти обвинения Решетников сумел нейтрализовать, сохраняя удивительное самообладание.

— Для меня сейчас важно, что есть долг и его необходимо вернуть. Я делаю все возможное для этого.

Слово взял немолодой мужчина:

— Люди потеряли в ИФЦ все, что имели: деньги, квартиры. Распались семьи, некоторые ушли из жизни. Лично я остался без источника существования. Ответьте конкретно: на что нам рассчитывать? Когда начнутся выплаты — через три месяца, четыре?

— Да, я рассчитываю на эти сроки, но не могу обещать, — ответил финансист. Самое интересное началось тогда, когда Решетников предложил обсудить проблему распределения процентов, пояснив, что к нему постоянно подходят клиенты и просят вернуть им деньги в первую очередь, поскольку для них это вопрос жизни и смерти. Вкладчики тут же затеяли жаркую дискуссию: «Нет, никаких досрочных погашений!», «Всем выплачивать фиксированный процент!», «У всех трудные обстоятельства!». Люди спорили очень оживленно и горячо, словно речь шла о реальных деньгах, которые просто ждут не дождутся, когда их начнут делить. Нет, честное слово, Алексей Владимирович если не финансовый гений, то гений в области человеческой психологии. Он точно знает, что нужно говорить людям, чтобы отвлечь внимание от главной проблемы.

Так же виртуозно и обтекаемо экс-директор ИФЦ ответил на другие вопросы вкладчиков. Почти каждая его фраза начиналась со слов: «я не меньше вашего обеспокоен», «я делаю все, что от меня зависит», «я это прекрасно понимаю», «давайте рассуждать логически». Это очень правильно с точки зрения психологии. Этому даже специально учат на разных тренингах. И с этой точки зрения финансист выбрал совершенно правильную стратегию. Он дает понять, что принимает на себя ответственность, что ситуация небезнадежна, что нужно работать, и в то же время он ничего не обещает конкретно: не называет дат, имен своих потенциальных «инвесторов», размеров выплат... Он говорит только о своей готовности работать.

Другой вопрос: насколько намерения и помыслы г-на Решетникова реализуемы в принципе? На этот вопрос он не отвечает, хотя с него и надо начинать. Вот просто на минуточку спросим себя: как можно заработать три миллиарда рублей? Просто представим визуально. Три миллиарда — это чудовищно крупная сумма, на эти деньги можно построить мост через реку или 300-метровый небоскреб. Так вот я спрашиваю: как можно их заработать на бирже, имея на руках пару миллионов? Наверное, надо быть финансовым гением покруче г-на Баффета. Г-н Решетников постоянно уповает на неких инвесторов, которые готовы предоставить ему займы. Эту историю мы слышим уже в течение 11 месяцев. Но опять непонятно: какой инвестор даст деньги человеку, который находится под следствием?

— Я очень разочарована, — поделилась по окончании встречи одна из вкладчиц, — он, как всегда, только на словах отдает... Одно по одному. То в конце месяца будет поступление, а в середине он будет распределять. Я открытым текстом ему говорю: «Это мошенничество». А он в ответ только улыбается...

Однажды мне пришлось наблюдать, как женщина сумела схватить за руку карманника. И тут же воришка стал кричать: она ненормальная, психичка... Из ниоткуда возникли еще трое «случайных прохожих», которые начали бить себя в грудь и напирать на жертву карманника: «Сумасшедшая, пошла отсюда...» Таким образом, жертва преступника оказалась сама обвинена в попытке опорочить честного человека. Именно такое ощущение осталось после встречи с Решетниковым.

Что случилось с ИФЦ

Эта компания принимала сбережения граждан под высокие проценты. Полученные средства отправлялись на фондовый рынок (покупка и продажа акций высокодоходных предприятий). Фонд работал по очень выгодной для населения схеме. Сам ИФЦ объяснял это так: вы заключаете договор займа, предположим, на 100 000 рублей с получением процентов по окончании срока договора. Ежемесячные проценты — 3,2, это 3200 рублей в месяц. Например, через 12 месяцев вкладчик получал сумму займа (свои сто тысяч) плюс 38 400 рублей прибыли. В начале марта 2008 года в офисе ИФЦ появилось объявление о приостановлении выплат вкладчикам фонда.

 

Метки:
baikalpress_id:  11 090