Кто нам действует на нервы

«Кто ближе всех — тот и на нервы действует, и раздражает», — утверждает кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент кафедры социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Три причины

— Сергей Анатольевич, вот что это: человек хороший, а раздражает, начинаешь цепляться к нему, придумывать недостатки? Почему родные и близкие так из себя выводят и на нервы действуют?

— Думаю, что существуют три причины. Первая причина — самая очевидная и самая неправдоподобная — это так называемая психологическая несовместимость. Но среди родных людей это встречается крайне редко. Вторая причина — это реализация механизма психологической защиты под названием «проекция», т. е. вызывает раздражение то, что имеется в глубинной психике человека, который раздражается: если ты туп, а я чувствую свою интеллектуальную неполноценность, то меня и раздражает твоя тупость; если ты неряшлив, а я сам не чистюля, то это меня и бесит. И так далее. И третья составляющая: когда входят в противоречие базовые параметры, такие, как система мотивации, ответственности, система мировосприятия. Вот поэтому, как правило, между близкими людьми чаще всего срабатывает механизм психологической защиты: меня начинает раздражать то, что внутри меня самого есть и что является первоосновой моего существа, раздражает то, что я такой же, как ты, потому что ты родственник. И то дурное, что я увидел в тебе, сближает меня с тобой.

В первую очередь

Анна: «Почему родители не хотят слышать своих детей? Мне пятнадцать лет, а мама со мной говорит как с посторонней. Хотя с ее подругами у нее совсем другие отношения, она их всегда выслушает, даст правильный совет. А со мной она только как начальник, никогда не поговорит нормально, а потом еще сама обижается, что я не хочу ей ничего рассказывать».

— Все, что с вами происходит, Аня, во многом является экстраполяцией, т. е. переносом с одной системы ожидания на другую. Мы не хотим за собой замечать многих грехов, но с удовольствием ищем и находим недостатки в других. Я думаю, что такая критичная оценка вашей мамы вызвана ее собственными проблемами. Как это исправить? Вам, Аня, нужно более внимательно понаблюдать за поведением мамы, так будет гораздо проще сформулировать проблему. Но самое главное вот что — вам как минимум нужно стать взрослее, если это получится, конечно. Вопрос «Кто виноват?» должен исчезнуть из вашей лексики, по сути, это вопрос слабого человека. У вас, Аня, должен быть вопрос, который начинается со слова «как». Как изменить ситуацию? Как сделать так, чтобы и мне, и маме стало легче? Чтобы мне стало не то что удобно бездельничать, а как сделать так, чтобы мне стало нормально?

Единственный выход

Галина: «У мужа никак не складываются отношения с моими родственниками, он просто из себя выходит, когда к нам приходит моя мама или сестра, начинает хамить мне при них, и это все длится, пока они у нас в гостях, а когда они уходят, он сразу успокаивается. Моя мама уже не верит, что он не всегда такой несдержанный. Я спрашиваю его постоянно, почему мои близкие так на него действуют, а он ничего не может объяснить, а потом продолжает опять издеваться, шутки такие грубые, доходит до скандалов, хотя все к нему относились хорошо, но сейчас к нам уже почти никто не ходит, чтобы не нарываться. И это касается только моих родных, а со своими он всегда вежливый и добрый».

— Есть, Галя, такое понятие, как идиосинкразия — исходная непереносимость отдельных агентов вторжения, такая вот даже аллергия. Это врожденное. Сам факт того, что появление ваших родственников провоцирует неадекватные, на ваш взгляд, реакции мужа, является примером именно идиосинкразии вашего мужа на ваших родных. Это бывает редко, но встречается, и, к сожалению, неизлечимо. Потому единственным средством коррекции я могу рекомендовать вам только минимизацию контактов: чем меньше вы будете общаться со своими родственниками в присутствии мужа, тем, наверное, здоровее, если можно так сказать, станет обстановка в вашей семье.

Полное фиаско

Вероника: «Мой муж при ребенке совсем не сдерживается, о чем думает, то и говорит, может и матом послать, говорит, что это жизнь и пусть сын видит, как все на самом деле происходит. Но нельзя так с пятилетним мальчиком! Я думала, что так будет, пока он маленький, подрастет — и папе будет с сыном более интересно. Но ничего не меняется. Может, я сама виновата, что ограждала мужа от забот по уходу за ребенком. Он и привык, что я все делаю сама, и за папу, и за маму. Так что у меня теперь настоящая проблема — сын тянется к папе, а папа его не замечает или делает вид сразу, что устал, чтобы мы от него отстали».

— Я думаю, Вероника, что дальнейшее ваше проживание с мужем является более чем проблематичным. Почему? Да все, наверное, просто и одновременно сложно: человек, который не испытывает родительских чувств к собственному ребенку, скорее всего, не в состоянии испытывать каких-то серьезных чувств и к вам. Ведь отношение к ребенку является фактическим индикатором отношения к любимому человеку. В психиатрии, даже не в психологии, в психиатрии, описаны многие примеры подобного дефективного поведения. Понятно, что истинным отношением к женщине является отношение к ее детям, тогда о чем мы говорим?

В борьбу за симпатии

Ольга: «После развода сын перестал меня воспринимать, он даже говорит, что это я виновата в разводе, а сам знает, что его отец изменял и вел себя непорядочно, но сын забывает о том, какие у нас были дома скандалы, пока мы не развелись, он только твердит — ухожу к папе. А меня в грош не ставит, сыну сейчас четырнадцать, и развелись мы год назад, но лучше не становится. Только еще хуже. У нас совсем нет общего языка, сын ведет себя со мной так, как будто я должна ему, ничего не делает по дому, только компьютер знает, куда уходит и с кем, тоже не говорит и учиться стал плохо».

— Оля, к большому сожалению, вы затрагиваете проблему, которая является сегодня почти стандартной. В случае разрыва отношений между родителями ребенок компенсирует недостаток мужского воспитания, и поэтому он, сугубо по детской наивности, старается обвинить мать во всем, что случилось. А кто же еще? Только она во всем виновата, в том, что папа ушел. Это такая тяжелая проблема, и ребенок сам на протяжении долгого времени будет пытаться решать эту проблему самостоятельно. Он под всеми предлогами будет стараться оказаться рядом с отцом, и здесь ребенка ждет большое разочарование, вы должны донести это до своего сына: мало того что у отца свои интересы, самое главное, что ребенок совсем не вписывается в эти интересы. И на этом стыке двух базовых линий, для того чтобы не потерять сына, вам, Оля, нужно действовать целеустремленно. В подобной ситуации любое игнорирование желаний ребенка может сработать против вас.

Провокаторы действий

Александра: «Мой муж может ни с того ни сего завестись на пустом месте. Он и раньше не славился особой сдержанностью, а потом его на работе сократили. Он дома сидел почти четыре месяца, совсем уже перестал на человека походить, сейчас устроился на работу, но видно, что долго там не протянет, потому что его все раздражает, домой приходит и на мне срывается. Почему женщины могут в себе все держать, даже если хочется посуду бить, а мужчины совсем не могут взять себя в руки и отрываются на самых близких и родных людях, которые им ничего плохого не сделали».

— Ваша позиция, Александра, довольно типична: женщины такие непосредственные, а мужики такие темные. Мужчины, значит, инфантильны и заторможены? Саша, люди настолько отличаются один от другого, что всех мерить одними мерками бессмысленно. И я который раз пытаюсь вас призвать к тому, чтобы вы задумались о том, что нет никаких стереотипов в характеристиках женщин и мужчин. Если ваш мужчина срывается, может быть, подумаем о том, что у него есть для этого свои причины? У каждого человека, неважно, мужчина это или женщина, существуют свои причины, которые способствуют срыву и эмоциональному выплеску. И если вы, Саша, действительно озабочены этим вопросом, элементарно проанализируйте те ситуации, те ваши слова и те ваши действия, я подчеркиваю — ваши, которые провоцируют мужа на невротические реакции.

Примитивный гомо сапиенс

Марина: «У мужа была любовница три года назад, мы столько тогда пережили, а сейчас я узнала, что он работает с ее братом и, конечно, встречается с бывшей пассией. Я знаю, что у них все закончилось. Но муж все равно стал дергаться, когда я прихожу на работу к нему, хотя мы раньше почти всегда вместе обедать ходили, потому что работаем рядом. Я понимаю, что своими подозрениями только порчу все, но сдержаться не могу и всего начинаю бояться, поэтому придираюсь. Второй раз я не переживу его предательства».

— Марина, вы сами себе все и объяснили. Как говорил Эйнштейн, мы не только создаем копии реального мира, но и фактически следуем данным копиям в реальности. Наше воображение бежит впереди нас, поэтому представление о случившейся измене является для вас самым важным и становится более очевидным, чем сама измена. Ваше воображение является определяющим в вашем отношении к мужу. Есть понятия — прошлое, настоящее и будущее, их совмещение называется детерменизмом, т. е. системой определяющих понятий. И в силах любого человека четко развести понятия прошлого, настоящего и тем более будущего. Но кто-то застревает на прошлом, и это вы, Марина. Вы должны понять, что любой человек, даже такой примитивный гомо сапиенс, как мужчина, все-таки находится в динамике. И, как правило, прошлое состояние, а именно — бывшая когда-то связь с другой женщиной, совсем не является тем, что может ждать вас сегодня и завтра. Тем более что никаких симптомов не наблюдается, так ведь?

Во всей «красе»

— Сергей Анатольевич, это у всех так — припадки раздражения — или есть особая категория людей, которые легко выходят из себя?

— Такие припадки раздражения бывают у всех, если они люди. Такое поведение вполне естественно, но, к сожалению, подобного рода припадки раздражения мы испытываем в отношении тех людей, которые нам ближе всего: больше всего нас раздражают, выводят из себя и действуют на нервы наши самые родные и самые близкие. И, наверное, потому, что близкие люди от нас больше зависимы, нежели посторонние, мы просто имеем, как нам кажется, внутреннее право для проявления своей слабости, в данном случае — раздражения. Мы позволяем себе осуществить внутреннюю свободу, как мы ее понимаем: наконец-то здесь мы можем расслабиться и проявить себя во всей «красе» — свободными людьми. Вообще-то все просто — кто ближе всех, тот и на нервы действует, и раздражает. Все люди, невзирая ни на что, желают иметь место, где они будут чувствовать себя вольготно — быть такими, какими они хотят быть. Потому и срываются.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед
с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов
по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  11 056