Спрятались от жизни

Мужчина и женщина три года прожили в лесу под Черемхово, родив двоих детей

Пятого марта 2009 года в ОВД Черемхово позвонил водитель мусоровоза и рассказал, что недалеко от свалки, в лесополосе, он нашел какую-то грязную хижину. Из нее доносятся истошные детские крики и плач. На место выехал патруль Черемховского ОВД. Милиционеры зашли в палатку и увидели на руках у испуганной женщины маленького ребенка.

— Мы долго находились в шоке от увиденного, — рассказывает инспектор по делам несовершеннолетних Черемхово майор милиции Наталья Загвоздина. — Не-понятно, как малышка могла выжить в таких жутких антисанитарных условиях. Вокруг грязь, хлам под ногами, стойкий кошмарный запах в палатке. Чумазая девочка, заметив нас, начала громко кричать — она впервые увидела посторонних людей.

Двухлетняя Олеся Гусс никогда в своей жизни не видела игрушек, подгузников и детского питания. Впервые ее вымыли три недели назад. Девочка родилась в лесу зимой, 30 января, в сильный мороз, у маленькой печки-буржуйки в палатке, сделанной из сосновых веток, картона и целлофана. Олеся никогда не видела врачей. Роды у ее мамы принимал отец девочки. У ребенка до сих пор нет официальной регистрации и свидетельства о рождении. Она не гражданка России, нигде в документах не числится. Как случилось, что два человека выпали из жизни, их ребенок родился в лесу и об этом никто не знал?

— Родители Олеси, 30-летняя Анастасия и ее сожитель Василий, последние три года жили в палатке в лесу в полутора километрах от Черемхово, — говорит инспектор Наталья Загвоздина. — На руках у этих людей не было никаких документов, даже паспортов, удостоверявших личность. К отшельничеству Настю и Василия подтолкнули неустроенность в жизни и вечные проблемы. Они были изгоями в обществе, никак не могли себя реализовать, с ними практически никто не хотел общаться и иметь общих дел. У них не было ни работы, ни денег, ни жилья. Они с детства вели асоциальный образ жизни, зло-употребляли спиртными напитками, а в лесу им было хорошо.

Анастасия приехала в Черемхово из Усолья-Сибирского. Она родилась в неблагополучной семье, с детства была трудным ребенком. Убегала из дома, вскоре связалась с дурной компанией. Сейчас она не поддерживает отношений ни с кем из родственников. Настя сильно пила, часто уходила в длительные запои. С малых лет состояла на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. В 1999 году Анастасия родила дочь Свету, в 2001-м — сына Антона. Дети были от разных мужчин. В 2005 году женщину принудительно лишили родительских прав на обоих детей из-за аморального образа жизни и частых пьянок. Детей Насти определили в детский дом. Родная мать их никогда не навещала. Сейчас о судьбе детей ничего неизвестно. С отцом своей младшей дочери Олеси Василием, бывшим воспитанником детского дома, Анастасия познакомилась три года назад. Они и решили покинуть город и перебраться жить в лес — в одинокую тишину, подальше от людей, ужасной несостоявшейся жизни.

— В лесу Анастасия и Василий жили на что придется, вели вполне затворническую жизнь, — рассказывает майор милиции Наталья Загвоздина. — Питались остатками пищи, найденными среди отходов на городской свалке, которая находилась неподалеку от их жилища, собирали металлолом. Осенью питались грибами, ягодами, вязали веники и продавали их на трассе. По некоторым данным, Анастасия и Василий ушли в лес, чтобы избежать уголовного наказания и тюремного заключения. Когда-то Василий совершил серьезную кражу в Черемхово.

Около трех лет назад Анастасия родила третьего ребенка — девочку. Но малышка смогла прожить в жутких условиях только 1,5 месяца. Родители закопали тельце своей дочери в нескольких метрах от палатки. Милиции они рассказали об этом чудовищном случае.

— Сотрудники ОВД Черемхово выкопали крошечный скелетик, сейчас ведется судебно-медицинская экспертиза, — рассказывает инспектор пресс-службы ГУВД по Иркутской области Игорь Медведев. — Если мы выясним, что родители причастны к смерти девочки, возбудим уголовное дело по статье 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, сопряженное с жестоким обращением».

Сейчас ОВД Черемхово проводится расследование. В результате будет принято решение: возбуждать уголовное дело в отношении мужчины и женщины или нет. Виноваты ли они в смерти своей дочери? Косвенная это вина или прямая? Нужно узнать, как умерший ребенок питался, в каких условиях жил, какое отношение у родителей было к девочке. Все решит суд.

Сейчас Анастасия и Василий отпущены из ОВД Черемхово под подписку о невыезде. Их младшая дочь — четвертый ребенок женщины — проходит медицинское обследование в больнице. Медики с удивлением говорят: «Олеся, не-смотря на весь тот кошмар и жизнь в изоляции от людей, абсолютно здорова и хорошо выглядит, после того как мы ее хорошенько отмыли от грязи, — розовощекая. Страшно подумать, что ей пришлось пережить».

— Единственное, чем девочка сильно отличается от остальных детей-сверстников, — у нее плохая реакция на большое скопление людей, она немного диковата, — рассказала «Пятнице» майор милиции Наталья Загвоздина. — Не понимает, что такое игрушки, боится прикасаться к ним. Многих продуктов питания она никогда в своей жизни не видела и боится их есть, начинает громко плакать. Девочка неразговорчива, не отзывается на свое имя и замкнута в себе. Я думаю, со временем у нее это пройдет.

Сейчас Анастасия и Василий живут у знакомых в поселке Храмцовка в пригороде Черемхово. Сотрудники милиции говорят: они резко изменили образ жизни — отмылись, начали прилично одеваться и уверяют всех, что больше никогда не вернутся жить в лесную палатку. Неужели одумались и решили бороться за свою жизнь? Судьба их дочери Олеси в руках сотрудников милиции, органов опеки и соцзащиты. Что будет с малышкой дальше, зависит от решения государственных органов. Только пока ни опека, ни соцзащита не торопятся оформлять документы на Олесю Гусс. Непонятно, лишат ли Анастасию и Василия родительских прав. Вернется ли девочка неизвестно куда в антисанитарные условия к своим родителям — алкоголикам и деградантам или будет воспитываться без необходимого тепла и семейного уюта, как ее старшие брат и сестра, в детском доме.

Психология проигравших

Мы поговорили о Насте, маме маленькой Олеси, с инспектором ПДН Черемхово Натальей Загвоздиной. Хотелось узнать, что за человек Настя, как на нее повлияли три года отшельничества.

— Насте давно уже опостылела жизнь, она ее только огорчает. Она считает, что ей никто никогда ничем не поможет. Но свою младшую дочь она готова воспитывать сама, ей нужен ребенок, в ее сердце еще теплится самое дорогое — материнская любовь. Я верю, что Настя и Василий изменились к лучшему. Мне кажется, что они хотят вернуть своего ребенка, несмотря на то что Анастасию уже дважды лишали родительских прав.

ТИМУР БАЛАШОВ timub@pressa.irk.ru Фото «Вести — Иркутск» и СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО

Метки:
baikalpress_id:  11 060