Лишили детсада

Расформирование одного из корпусов детского сада № 51 заставило нервничать многих родителей

С 1 марта деду четырехлетней Юли Леониду Грабовскому пришлось переквалифицироваться в профессиональную няньку. Девочка больше не ходит в садик: группы, к которой ребенок привык за два года, не существует. Корпус детского сада № 51, который располагался на улице Карла Маркса, 32/1, расформировали: малышей отправили в другие детсады, а сюда теперь ходят другие дети. Как и почему такое произошло, почему несколько групп пришлось расформировывать ради других детей? Ответы на эти вопросы искала наш корреспондент.

Маленькая Юля Грабовская пошла в детский сад в два года. Родители долго хлопотали — просили, чтобы выделили место поближе к дому. Грабовские живут на Декабрьских Событий, в самом начале улицы, и сад на Карла Маркса стал самым удобным вариантом — до него не больше 500 метров, если идти дворами.

— У этого детского сада два корпуса: один находится на Декабрьских Событий, другой — на Карла Маркса. Они стоят почти друг напротив друга, через улицу Бабушкина, — рассказывает дед, вместе с которым живет его внучка Юля. — На время ремонта или еще каких дел нас переводили то туда, то сюда, но все было нормально, а тут невестка приходит и говорит, что в саду сообщили: «Теперь будете ходить в другой садик. До свидания».

Ошарашенная мать пришла с Юлей домой и озадачила родственников: «Мне сказали, что закрывают садик, — рассказывает мама девочки, — что теперь нам нужно искать место в другом саду». Каждый, кто знает, как сложно ребенка устроить в детский сад, может себе представить шок родственников. На следующий день девочку в сад повел дед. Леонид Юрьевич выяснил, что корпус не закрывают, а расформировывают: «В этот корпус переводят детей из детского сада № 14, с улицы Горького. Как я понял, то здание не прошло проверки пожарной инспекции, и для него срочно стали искать другое помещение. И нашли за счет нас!»

Возмущение Леонида Юрьевича понять можно, ведь неясно, почему проблемы одних родителей стали решать за счет других: «Получается, их спокойно всех вместе перевели в наше помещение, а мы должны идти за тридевять земель? Почему так? Неужели у нас нет других помещений? Сколько зданий, построенных когда-то для детей, отдали: на Володарского, 2а, устроилась милиция, на Красноармейской, 3а, — УФМС! Таких примеров масса!» Самым неприятным для Грабовских в этой истории стало то, что узнали они эту новость как-то случайно: «Неужели нельзя было организовать собрание и все нам толково объяснить? Получилось так, что всех вышвырнули. Нам сказали: теперь идите в садик в переулке 8-го Марта, потом другая информация — на Карла Либкнехта, 87. Еще несколько дней мы сходили в наш детский сад, и нам отдали документы — свободны. И никакого направления — как хотите, так и решайте вопрос».

Грабовские отправились в 147-й детский сад: «Я взял Юлю, пришел узнать, ждут ли нас там. Там развели руками, дескать, мы про вас впервые слышим. Я стал все объяснять, говорить, кто мы и откуда. Тогда заведующая повела нас посмотреть группы, но оказалось, что для нас нет места!»

В 147-м детском саду не оказалось для девочки кабинки и кроватки. Грабовские рассказывают, что заведующая была готова взять ребенка, но отдельного места для девочки не нашлось.

— Я прикинул, до этого сада от нашего дома два километра! — говорит дед Юли. — Прямого транспорта туда нет. И как быть? Таскать каждый день ее на руках никакого здоровья не хватит, а пешком ходить — для ребенка это очень далеко. Заведующая 147-м садом предложила поискать место в другом саду, но кто где нас ждет? Нам предложили детсад № 80 в Марата, № 156 в Топкинском, № 102 на Советской, № 129.

Тогда мама Юли отправилась в департамент просить, чтобы девочку взяли в сад № 82, который находится ближе всего к дому, в переулке 8-го Марта. «Там нам сказали, что ничего не поделаешь и вообще они здесь ни при чем, — говорит молодая мать. — Как я поняла, все решают заведующие... Получается, нас некому защитить. И теперь мы сидим дома. Почему чужую проблему решили за счет наших детей?»

— Я сейчас могу с ней сидеть, — говорит дед Юли. — Ее родители работают, а у меня появилась возможность сидеть с внучкой, но это тоже ненадолго, да и вообще, ребенку нужно развиваться, а не дома сидеть. Почему мы должны страдать, ведь мы специально хлопотали, искали место ближе к дому, а теперь нас отправляют к черту на кулички! Мы хотим, чтобы нас устроили в 82-й детский сад или взяли в другой корпус нашего 51-го сада.

Нужно специальное помещение

Начальник Департамента образования по Правобережному округу Нина Алаева: — Мы понимаем, что у родителей возникли неудобства. Детский сад № 14 являлся санаторным. В него ходят дети с положительной реакцией манту, и раскидать их по другим группам невозможно — им нужны особые условия: специальный уход, оздоровительные процедуры, наблюдение, прививки, усиленное питание. В детском саду № 51 высокие потолки, а значит, много воздуха, для таких детей это очень важно. К тому же, чтобы дети не соприкасались друг с другом, для каждой группы нужен отдельный вход. Все это есть в 51-м саду. Нужно понять, что в санаторный детский сад родители возят детей со всего города, и это тоже необходимо учесть.

«Мы найдем кровать»

Заведующая детским садом № 147 Людмила Рогозная: «Я помню Юлю Грабовскую, мы приняли ее, но с условием, что девочка временно будет спать на раскладушке, а раздеваться с кем-нибудь в одной кабинке, но их, видимо, это не устроило».

— Мы готовы принять их, пусть приходят, но они сказали, что для них наш сад находится очень далеко. Может быть, найдутся желающие из 82-го сада с ними поменяться. Пусть решают.

Для санаторного сада

Чтобы узнать, почему расформировали корпус детского сада № 51, который находится на Карла Маркса, 32/1, мы обратились к заведующей детским садом № 51 Ирине Иннокентьевне Щипуновой:

— Все очень просто, — говорит Ирина Иннокентьевна, — санаторный детский сад № 14 находится в таком состоянии, что его необходимо закрыть. Детей из этого сада нужно перевести в другое здание, поэтому Департамент образования переводит четыре группы детей в наш корпус. Дети, которые раньше ходили в этот корпус, переведены в другие детские учреждения города.

Ирина Щипунова отметила, что Юля Грабовская, якобы по желанию родителей, была направлена в 147-й детский сад: «Насколько я знаю, они собираются переезжать, и поэтому им на выбор были предложены еще несколько садов вблизи нового дома. Никто не пострадал — все дети устроены в другие сады».

Почему нельзя было расформировать 14-й детский сад, объясняется просто: санаторные группы не расформировывают, так как в них ходят дети с туберкулезной интоксикацией. Ирина Иннокентьевна пояснила: «Мы лишь выполняем предписания. Этим детям нужен свежий воздух, а мы находимся далеко от дороги (во дворе 30-го дома на Карла Маркса. — Прим. авт.). У нас была одна санаторная группа, теперь ее объединили с другими и вывели в отдельное здание на Карла Маркса, 32/1. Вот и все. Мы спрашивали родителей — Грабовскую распределили по желанию на общем собрании».

Загрузка...