Иркутянки 1920-х годов

О том, как в Иркутске узнали о новом празднике, который мы до сих пор отмечаем 8 марта

В 2010 году исполнится 90 лет, как в Иркутске отмечается Международный женский день. Иркутские женщины о введении «своего» дня узнали гораздо позже, чем в центральной России, из сообщений соратниц, которые приходили из Москвы в женотдел при губкоме партии. Как отмечать этот день, никто не объяснил, поэтому было решено провести женские митинги и собрания. Гораздо позже 8 Марта стало укороченным рабочим днем, и уже во времена советской власти он стал выходным. А в 20-е годы о подарках и цветах от мужчин не было и речи. О том, как Международный женский день пришел в Иркутск, как к его введению отнеслись иркутянки и как жили женщины Иркутска в 1920-х годах, «Пятнице» рассказала Наталья Дадонова, аспирантка кафедры экономических и политических учений БГУЭП.

Как все начиналось

— После Гражданской войны в Иркутске царила безработица. Большинство женщин были домохозяйками, но какая-то часть работала на папиросной фабрике, кое-кто — в швейном кооперативе «Игла», другие — в кустарных мастерских, — рассказывает Наталья Анатольевна. — Крупных предприятий в Иркутске практически не было.

В это время, с 1920 года, в Иркутске началось активное вовлечение женщин в общественно-политическую деятельность. В городе были созданы женотделы, первый из которых состоял при Иркутском губернском комитете партии РКПБ(б). Изначально он назывался «бюро по работе среди женщин» и занимался просветительской работой с женщинами: сотрудники (естественно, тоже женщины) разъясняли иркутянкам их права и возможности.

— Это была государственная политика — организовать и привлечь женщин в коммунистическое движение, чтобы строить новое государство, — объясняет Наталья.

Первой, кому доверили создать «бюро по работе среди женщин» при Иркутском губкоме партии, была Александра Померанцева — профессиональная революционерка дворянского происхождения. Окончив институт благородных девиц в Орле, волею судеб Александра Владимировна оказалась в Иркутске. Именно с нее в нашем городе началась массовая работа с иркутянками. Позже появились отделы в районах города и регионах губернии, руководителями которых назначались самые активные делегатки.

Женщина имеет право

Женщины из совета организовывали однополые собрания и рассказывали зачастую безграмотным иркутянкам — мундштучницам, прачкам, кухаркам, портнихам, шляпницам, служанкам, домохозяйкам — о новой государственной политике, говорили о тяжелых экономических последствиях Гражданской войны, о том, что нарушение хозяйственных связей повлекло за собой спад производства, инфляцию, задержку заработной платы, сокращение рабочих мест. В Иркутске тогда падал уровень жизни, царили голод и эпидемии. Чтобы выйти из сложившейся ситуации, необходимо было быстрее восстановить разрушенное хозяйство, и женщины должны были принять в этом самое активное участие. Конечно, много говорили о том, что теперь женщина равна в правах с мужчиной!

— С 1917 года равноправие было утверждено на законодательном уровне, — рассказывает Наталья. — Но мало кто из иркутянок знал об этом. Женщину нужно было научить пользоваться своими правами. Например, иркутянкам объясняли, что они имеют полное право развестись с мужем, если их супружеская жизнь не сложилась! К тому времени уже существовали загсы, и брак считался законным, только если он зарегистрирован в загсе. Церковный брак таковым считаться перестал, потому что церковь отделили от государства.

Наталья Анатольевна рассказывает, что на женских собраниях избирали делегаток-общественниц. Это были женщины, которые занимались общественными работами. Их направляли на время в качестве практиканток в разные организации, например в больницы, столовые, бюро субботников. Там они трудились на общественных началах — убирались в больницах, госпиталях, стирали и штопали белье раненых красноармейцев, оказывали помощь деревне. Для этого из делегаток создавались специальные отряды, которые выезжали в сельскую местность на уборку урожая. Кроме того, в Иркутске создавали общественные огороды: выращеные овощи отправляли в социальные столовые.

Активная иркутянка

Постепенно женщины стали активно принимать участие в общественно-политической жизни города: делегатки участвовали в создании столовых для детей, составляли списки мальчиков и девочек с ослабленным здоровьем, которым требовалось усиленное питание.

— Тогда же, в 20-х годах, благодаря организаторской работе делегаток появляются первые бесплатные детские сады, — рассказывает Наталья Дадонова. — Раньше в Иркутске существовал единственный детсад. Его открыли в 1869 году на Амурской (ныне Ленина), а позже перенести на угол Харлампиевской и Троицкой (Горького и 5-й Армии). Отдавать туда детей могли только обеспеченные граждане. Теперь эта возможность появилась и у рабочих. Женщины сначала с большим подозрением относились к садам — боялись оставлять детей с чужими людьми, но, присмотревшись, понимали, что ребенку там хорошо, а мать, отдав малыша в садик, может идти работать и зарабатывать деньги на жизнь.

В Иркутске в 20-х годах открылись курсы по подготовке воспитателей для работы в детских учреждениях, и для многих это становилось их постоянной профессией. Некоторые были командированы на курсы медицинских сестер, после их окончания работали в больницах. Кроме этого делегатки могли выполнять функции контролирующих органов, например в столовых они наблюдали за выдачей продуктов для приготовления пищи, в больницах — следили, как ухаживают за больным и как их кормят. О проделанной работе делегатки-практикантки отчитывались на делегатском собрании, и, если было необходимо, принимались меры по исправлению недостатков.

Первый раз 8 Марта

Наталья Дадонова рассказывает, что, когда в Иркутск пришло постановление о введении в России Женского дня, сотрудницы женотделов просто не знали, что с этим делать.

— Была выделена инициативная группа женщин, которые должны были придумать, как отметить в Иркутске этот день, — говорит Наталья Анатольевна. — Потому что никто не знал, что все это значит, что нужно делать, и вообще, как это женщина теперь имеет свой день... В итоге было решено провести митинги, пройти под красными знаменами. Организовали демонстрацию в центре Иркутска, а вечером для женщин в драмтеатре был устроен спектакль. Деньги на все это выделила, конечно, партийная организация.

Тогда никто о подарках женщинам и не думал, да и выходным этот день стал много лет спустя.

Заслуги мужа не помогли!

Наталья Дадонова — аспирантка кафедры экономических и политических учений БГУЭП. Сейчас она готовит к защите диссертацию по теме «Иркутянки начала 20-х годов на пути к самоопределению».

При изучении архивных документов интерес Натальи вызвало коллективное прошение председателю Иркутского революционного комитета от 60 учениц курсов машинописи «Труд». Женщины писали, что хотят работать машинистками, которые очень востребованы в советских учреждениях Иркутска. До экспроприации (принудительное отчуждение имущества, производимое государственной властью. — Авт.), которая была в марте 1920 года, обучение проходило на лучших пишущих машинах с открытым шрифтом, благодаря этому после окончания курсов выпускались грамотные машинистки. Руководителем курсов машинисток была Вильгельтина Юльевна Гурчина.

Она просила председателя губревкома не лишать ее заработка и не отнимать все машины (оставить хотя бы две из шести), ведь изъятие лишало обучаемых возможности окончить курсы. Однако, несмотря на былые заслуги и на то, что ее муж в составе Красной армии участвовал в боевых действиях против Колчака, женщина получила отрицательный ответ. Заметим, государственные курсы машинописи к этому времени не были открыты в Иркутске. Власть устанавливала свою монополию во всех сферах деятельности граждан, при этом лишала их возможности свободного выбора своего пути.

Метки:
baikalpress_id:  29 384