Иркутск вместо Питера

Уроженка Северной столицы переехала жить в наш город, чтобы испытать себя

Некоторые иркутяне рано или поздно осознают: я больше не могу жить в своем родном городе. Иркутск кажется им слишком провинциальным, грязным и неинтеллектуальным, где нет перспективы ни в карьере, ни в жизни. Здесь не развиты культура и этикет; маленькие зарплаты, зато дорогие одежда, продукты и развлечения. Многим, особенно молодым, хочется уехать в столицу, где все кипит и непрерывно движется, где много денег и много способов их заработать. Жительница Санкт-Петербурга Аня Рейверг выглядит белой вороной на этом фоне. Полтора года назад она приехала в Иркутск и захотела не просто отдохнуть на Байкале, а пожить какое-то время в нашем городе. Корреспонденту «Пятницы» она рассказал о своих впечатлениях и о том, где же все-таки лучше жить.

Умеем дружить

— Иркутск, по моему мнению, скорее похож на Москву, чем на Питер, — уверена Аня. — Здесь необыкновенный ландшафт, и атмосфера вокруг тебя наполнена чем-то необычным. Небо в Иркутске выше, чем в Питере. И солнца в городе у вас гораздо больше. Еще люди в Иркутске очень хорошие, душевные. По словам Ани, жители Санкт-Петербурга менее общительные, часто уходят в себя, в основном занимаются личными проблемами. Иркутяне же любят дружить. Еще полтора года назад у Ани было тут только два знакомых человека. Сейчас она поддерживает тесные дружеские отношения с двумя десятками человек.

— Мы весело проводим время вместе, — рассказывает девушка. — Для Питера это нонсенс. Там с дружбой сложнее, у меня в Северной столице есть только три хороших друга, хотя я там родилась.

Как-то в Питере Аня задалась целью найти новых друзей через Интернет. Она общалась с ребятами в интерактивном мире, они пару раз встречались, сидели в кафе, в клуб ходили, но в финале все произносили одну и ту же, будто заученную фразу: «Ну давай в следующий раз как-нибудь еще встретимся...» И полгода после этого вообще не виделись и не общались.

Не радует Аню в Иркутске несколько вещей: например, низкий уровень музыкальной культуры. Жительница Петербурга считает, что у нас в городе хорошо развита только «трехаккордовая попса». И на радио, и в клубах слушают одно и то же. Так не должно быть. Ночные клубы обычно различаются по музыкальным направлениям. В Питере практически везде есть живая музыка. Где-то играют ретро, где-то — джаз, в другом месте — рок-н-ролл, классику. Выбор большой. Вечер можно провести в любой компании, клубы не надоедают.

Много гопников

— Еще ни в одном городе России я не сталкивалась с таким количеством гопников (так на молодежном жаргоне называют примитивных, интеллектуально не развитых, малообразованных молодых людей. — Авт.), как в Иркутске, — рассказывает Аня. — Меня это пугает. В городе много безработных, зарплаты у иркутян маленькие. На улицу после десяти вечера без страха и дрожи в коленках невозможно выйти. В Иркутске есть целые микрорайоны, которые местные жители называют наркоманскими, куда лучше даже днем не ходить. По словам Ани, в ее родном Питере можно свободно гулять ночью и не бояться, что тебя ограбят. Правда, в Северной столице орудуют карманники, и они работают искусно. Выйти из метро без кошелька и мобильника можно легко, и не заметишь, но делается это без причинения вреда здоровью. Избиение человека в центре Питера из области фантастики. Конечно, такие случаи происходят, но очень редко, в основном на почве межнациональной розни.

Общественный транспорт в Иркутске тоже шокирует девушку из Санкт-Петербурга.

— Маршрутки у вас не останавливаются где попросишь, я к этому не привыкла до сих пор, — говорит Аня. — Маршрутка тем и отличается от обычного общественного транспорта, что ее можно поймать везде. Не нужно никуда идти и где-то ее ждать. Вечером добраться до дома в Иркутске я могу только на такси! Маршрутку после десяти часов уже не дождешься.

Правда, при этом Аня умолчала, что и стоят маршрутки в Иркутске намного дешевле, чем в Питере.

Город-деревня

Теперь, пожив у нас, Аня делит жителей Иркутска на две большие части. Первые — это те, кто ненавидит Иркутск и хочет поскорее отсюда куда-нибудь уехать, хотя бы в Новосибирск. Другая группа: те, кто очень любит столицу Восточной Сибири и никуда отсюда уезжать не собирается.

— В последнее время Иркутск развивается, — уверена Аня. — Мне ваш город очень нравится, хотя здесь чудесным образом совмещены цивилизация и, простите, деревня. В центре города стоят старые покосившиеся деревянные дома, и кажется, что до них нет никому дела. Их не сносят и не реставрируют. Без слез на это зрелище смотреть невозможно. Мне жалко тех людей, которые там живут.

Еще Аню удивило, что в Иркутске люди очень рано приходят на работу и долгое время им просто нечем заняться.

— Какая-то болезненная точность у начальства по поводу опоздания сотрудников на работу. Я счастлива, что работаю с десяти утра, а не с восьми, как многие в Иркутске. В Питере я работала с двенадцати часов. Я сова — не высыпаюсь, если рано встаю. В Питере пять минут опоздания на работу — это несерьезно. А здесь это очень большая проблема, как мне показалось.

Лучше всего дома

Тем, кому становится грустно и скучно на родине, Аня советует уехать в другой город, не важно, куда. Она считает, что перемена места жительства делает человека более самостоятельным.

— Не нужно ничего бояться, — говорит она. — Нужно экспериментировать, рисковать. Но ни в коем случае не сжигайте за собой мосты. Продавать квартиру и уезжать в никуда — верх безумия. Посетите интересующий вас город, немного поживите там, ощутите на себе его ритм: вдруг вам что-то не понравится, всегда есть возможность вернуться назад. Я знаю, что в любой момент могу уехать из Иркутска, потому что в Питере у меня есть жилье. Я не волнуюсь, если что-то меня не устроит. У вас есть перспективы в чужом городе — оставайтесь, живите, работайте, привыкайте, добивайтесь. Но может случиться и так, что там будет еще хуже, чем у вас в городке. Тогда вы вернетесь обратно домой и по-настоящему поймете, как же все-таки дорого тепло родных стен. Лучше дома нет ничего.

Сама Аня говорит, что если на Земле объявят конец света, то остаток своих дней она обязательно проведет на Ольхоне. Девушка зачарована великолепием этого острова на Байкале.

Как все начиналось?

Аня Рейверг родилась и всю жизнь жила на Васильевском острове в центре Санкт-Петербурга. Она практикует своеобразный способ туризма. Приезжает на год-два в незнакомый город, ищет работу, вживается и изучает город изнутри.

Кроме Иркутска Аня уже успела пожить в Киеве, а также в Германии. В Гамбурге она жила вместе с человеком, которого очень сильно любила. Но вскоре чувства угасли, в доме начались бесконечные ссоры, и Аня вернулась домой, в Северную столицу.

ТИМУР БАЛАШОВ, timurb@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО и Ivan.rusny.com

Метки:
baikalpress_id:  10 904
Загрузка...