Из газеты — в семью

Еженедельник «Пятница» уже несколько лет сотрудничает с органами опеки и попечительства города Иркутска. За это время на страницах рубрики «Жди меня» были опубликованы сотни детских фотографий. В начале 2009 года мы встретились с ведущим специалистом-экспертом отдела по опеке и попечительству несовершеннолетних граждан управления Министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области по опеке и попечительству по городу Иркутску Олесей Александровной Клименок, которая рассказала о судьбе малышей, чьи фотографии были опубликованы в «Пятнице».

Это не трудно

За последнее время ситуация с усыновлением и опекой в нашем городе и по области в целом изменилась в лучшую сторону, за 2008 год 80 детей усыновили, а 129 взяли под опеку. Если несколько лет назад за детьми в детские дома и дома ребенка приходили только бездетные семьи, то сейчас все чаще усыновителями и опекунами становятся уже опытные родители, у которых есть дети. Сейчас государством созданы все условия для тех, кто хочет забрать ребенка в семью.

Практически нет никаких ограничений по возрасту и составу семьи. Внимание обращается только на состояние здоровья будущего родителя. «Если раньше существовал возрастной рубеж и люди предпенсионного и пенсионного возраста не могли взять ребенка, то сейчас совершенно не важно, сколько опекунам лет, не имеет значения и то, в полной семье или неполной будет жить ребенок, — поясняет специалист-эксперт Олеся Клименок. — С этого года в органах опеки будут смотреть не только медицинские справки, но и справки о финансовых доходах приемных родителей. За детьми приходят и совсем молодые пары, и люди в возрасте. Встречаются даже одинокие мужчины. В Иркутске трое одиноких мужчин за прошедший год стали отцами».

Едут отовсюду

После того как органы опеки и попечительства стали сотрудничать со средствами массовой информации, в том числе с «Пятницей», нередко в коридорах управления по семейной политике можно встретить людей с газетой в руках. «Приезжают из разных уголков Иркутской области, показывают на фотографию, напечатанную в газете, просят именно этого ребенка, и никакого больше, — рассказывает Олеся Александровна. — Мы очень рады тому, что стало меняться сознание людей, сейчас другое отношение к многодетной семье, уже нет такого страха перед обществом, перед тем «что скажут люди». Интерес к иркутским детям, оставшимся без родителей, огромен. К нам едут потенциальные усыновители из Москвы и Санкт-Петербурга, много желающих из других стран. В центральных городах России будущие мамы и папы должны учиться в специализированных родительских школах, изучать психологию детей, работать с психологом, потом сдавать экзамен, и только после этого они допускаются к базе данных, в которой могут посмотреть на детей. «Может быть, это и правильно, — делится своим мнением Олеся Клименок, — родители, которые раньше не имели детей, часто попадают в сложные ситуации только потому, что у них нет опыта и знаний».

Граждане другой страны

Отдельный разговор об иностранцах. В 2008 году за границу уехали 23 малыша из Иркутска, в 2007 году их было чуть больше. Конечно, органы опеки отдают предпочтение российским приемным родителям, но наши граждане не берут больных детей или детей-инвалидов. Тогда как иностранцев не пугают детские диагнозы, они уверены, что смогут оказать квалифицированную помощь таким детям. Для жителей заграницы есть, пожалуй, один самый страшный диагноз — хронический алкоголизм, все остальное излечимо... Работники опеки знают много случаев, когда безнадежно больные дети уезжают в другую страну и у них появляются шансы на нормальную жизнь. В чужой стране они получают возможность жить полноценно.

Если ребенка забирают иностранные родители, он автоматически становится гражданином той страны, откуда его приемные мама и папа. Случается так, что одна и та же семья несколько раз приезжает в один и тот же детский дом. В прошлом году в ноябре английская пара удочерила девочку трех с половиной лет, через два месяца они вернулись в бывший дом их дочери за другим ребенком. Воспитатели с трудом признали в чудесной малышке свою воспитанницу — всего лишь за два месяца девочка изменилась до неузнаваемости, она не отходила от родителей, лепетала что-то по-английски и излучала совершенно безмятежное счастье. Оказывается, у английских мамы и папы в их семьях существует традиция — брать на воспитание детей из приютов и детских домов. У Бенжамина в его родной семье четверо братьев, один из которых приемный, и у Анны похожая картина — ее родители также воспитывали не только родных детей, но и приемных. Теперь они продолжают семейную традицию.

Родная кровь

— За последние три года заметно изменилось отношение к детям-родственникам, мы обязательно говорим усыновителям, что у выбранной ими девочки есть сестра или брат, — рассказывает Олеся Клименок. — Чаще их забирают вместе. Но иногда понятие «родная кровь» не оправдывает ожиданий, а человеческий эгоизм не имеет границ. Например, у ребенка есть родная бабушка, которая периодически бывает в детском доме, причитает над внучком, приносит гостинчик, гладит его, изображает любовь, а потом уходит на месяц. Что творится в душе у такого малыша? Часто такие любящие бабушки поступают как собаки на сене. Они пишут заявление против опекунства других людей над этим ребенком, заявляя, что не позволят жить ему в другой семье, обрекая его тем самым на жизнь в госучреждении. Бывают случаи еще более нелепые. Бабушка, или тетя, или другие родственники осиротевшего по каким-то причинам малыша все-таки дают согласие на переезд ребенка в приемную семью, но потом в них просыпается желание постоянно инспектировать и контролировать воспитание их роднулечки в этой семье. В таких случаях работники органов опеки становятся щитом между родными и приемными родственниками.

Невозможно смириться и понять тех мамаш, внешне очень успешных, которые рожают детей и оставляют их в роддоме. Причем они не пишут отказную, чем лишают новорожденных шанса получить любовь приемных родителей. Объясняют это опять же очень эгоистично: «А может, я его заберу? Вот подрастет...» Надо ли говорить о том, что это «может» не случается никогда... Иногда искренне жаль кандидатов на усыновление, которые в последние минуты лишаются долгожданного ребенка. Так было в прошлом году. Усыновители выбрали малыша, от которого в августе в роддоме отказалась молодая студентка, свой отказ объяснившая тем, что ребенок не входит в ее жизненные планы. Но в день судебного заседания, когда все документы на усыновление были готовы, приехал дед ребенка и забрал его. Для пары, которая уже полюбила мальчика и решилась на усыновление, это была настоящая трагедия.

Еще один случай произошел в Зиме. Молодая пара, которой врачи поставили диагноз «бесплодие», решила взять в семью новорожденного. И такой случай представился. В роддоме того же города появился отказник. Молодые люди, не теряя времени, оформили все документы на опекунство (усыновление ребенка занимает больше времени, и многие сначала оформляют опекунство, чтобы побыстрее забрать ребенка в семью. — Прим. ред.) и забрали малыша. Два месяца молодые родители жили любовью к ребенку, они не скрывали своего счастья. А в соседнем доме этого небольшого городка жили кровные родственники, которые совсем недавно решили отказаться от новорожденного. Они в окно видели, как молодая приемная мама возит их отказного кроху в коляске, видели, что ребенок окружен любовью и заботой. В один прекрасный день кровные родственники решили повернуть историю вспять. Они вдруг осознали, что совершили ошибку, и решили снова изменить судьбу малыша. Родственники забрали ребенка у молодых приемных родителей, которые просто не успели оформить документы на усыновление. И никто не смог защитить эту молодую семью.

«Пятница» (№ 38 от 26 сентября 2008 года) писала о девочке Тане Кирилловой, удочеренной американской семьей в иркутском детдоме в возрасте 13 месяцев. У малышки — врожденное увечье, она родилась в Иркутске без малых берцовых костей, лодыжек и пяток. В Америке Таня стала Джессикой Лонг, а в 2008 году на Параолимпиаде в Пекине она принесла сборной США четыре золотые медали.

У кого из звезд приемные дети?

В 2007 году 56-летняя актриса Наталья Белохвостикова и ее супруг, 80-летний известный режиссер и сценарист Владимир Наумов, усыновили ребенка. Их сыном стал четырехлетний Кирилл.

Актер Алексей Серебряков, звезда сериалов «Бандитский Петербург», «Штрафбат», фильмов «Побег» и «9-я рота», вместе с супругой Марией в 2006 году усыновили второго мальчика. Сейчас в семье трое детей — родная дочка Даша и два приемных сына.

Светлана Сорокина стала мамой малышке Тоне. Телеведущая обожает приемную маленькую дочку. Родных детей у нее нет. В свое время Светлана объездила дома малюток в разных городах. Сначала ей хотелось взять мальчика. Но, когда она приехала в один дом малютки, директор уверенно сказала: «Мы нашли вам ребенка, точно ваш!» Светлана увидела очаровательную годовалую девчушку. Девочка подняла на нее глаза и сразу же потянула ручки, радостно заулыбалась. И у Светланы сердце задрожало как заячий хвостик: «Моя!» Сейчас Тоне восемь лет.

Бывшая жена Андрея Миронова актриса Екатерина Градова (радистка Кэт из «Семнадцати мгновений весны») стала мамой еще и приемному сыну. От Миронова у нее есть дочь Мария. После смерти Миронова Градова второй раз вышла замуж. Ее избранник моложе ее на восемь лет. И супруги тогда усыновили двухлетнего мальчика Лешу. Взяли они его в том самом детском доме, из которого брали малюток для съемок «Семнадцати мгновений весны». Мальчик оказался одаренный: играет на музыкальных инструментах, поет. Учится в школе-интернате с кадетским классом, мечтает стать военным.

Певица Татьяна Овсиенко усыновила мальчика с тяжелым пороком сердца, она оплатила лечение Игоря. Сейчас ребенок здоров, ходит в школу.

Нас выбирают

Ведущий специалист-эксперт отдела по опеке и попечительству несовершеннолетних граждан Олеся Клименок уверена: именно дети выбирают себе маму и папу. Бывает так, что взрослые идут знакомиться с мальчиком, а выбирают девочку, которая, увидев на пороге потенциальных родителей, кидается к ним в объятия с криком: «Мой папа пришел!» Особенно часто этот прием срабатывает летом, когда дети гуляют на участке, они всегда находятся в ожидании «своих родителей».

Проходящие мимо взрослые попадают под атаку детских глаз и, сами того не планируя, становятся родителями. Иркутянин Петр возил семью своего друга в детский дом. У самого Петра уже есть дети, и у него даже в мыслях не было брать приемного ребенка. Но встреча Петра с трехлетним Ванечкой изменила их жизни. Ваня оказался так похож на мужчину, что это заметили все, даже воспитатели. Пообщавшись с малышом, Петр никак не мог забыть ни его, ни их удивительного сходства. Через некоторое время в семье иркутянина появился еще один сын. «До сих пор родственники не верят, что этот мальчик не кровный мой ребенок, — смеясь, рассказывает Петр. — Ванечка принес в наш дом радость. Это какое-то чудо, что я повез в тот день друзей и сам попал в этот детский дом!»

Метки:
baikalpress_id:  10 818