«Я — водитель Буданова»

Под Иркутском живет свидетель событий дела скандально известного генерала

Он старается не вспоминать о службе в Чечне и о тех мартовских днях 2000 года. «Мне не жалко ту девушку-чеченку, мне вообще никого не жалко. А Буданов — настоящий мужик. Если бы только такие офицеры, как он, служили в Вооруженных силах, то в армии не было бы никаких проблем и солдат живых было бы больше», — признается личный водитель Буданова 1999—2000 годов.

В Чечне

Бориса Иванова (фамилия и имя изменены. — Ред.) призывали в армию в 1998 году: «Сначала служил в Чите, потом в Гусиноозерске, в 160-м танковом полку, а потом, после отпуска, весь наш полк отправили в Чечню — до конца службы оставалось восемь месяцев, — рассказывает спустя девять лет Борис. — Я был водителем Буданова сначала в Гусиноозерске, а позже и в Чечне».

В Чечню парень прибыл 11 октября 1999 года. Почти сразу его назначили личным водителем командира части полковника Юрия Буданова. Возил его он еще в Бурятии.

Борис говорит, что в части Буданова все уважали: «Он относился к нам совершенно нормально, как командир к подчиненным. Где-то был строгим. Внимательно относился к нам — если видел, что солдату не по себе, мог сам ему отпуск предложить. В Чечне, когда ребята увольнялись, всему строю пожимал руку на прощание. Были случаи, когда заметит, что на солдате бушлат истрепанный, — со своего плеча снимал и на солдата надевал. Отличный он мужик — русский, с широкой душой. Мы уважали его, боялись разочаровать. Он очень правильный был, но мог внезапно разозлиться: побагровеет, наорет, а уже через десять минут все прошло и забыто».

— У нас из всего полка за восемь месяцев погибли всего 22 человека, — говорит Борис. — Это очень мало по сравнению с другими. Ребята погибли в Аргунском ущелье — брали высоту 950. В том, что погибших было мало, я уверен, заслуга Буданова.

«Не жалко»

В ночь с 26 на 27 марта 2000 года Борис Иванов был в наряде. «Никто никогда свой нос не совал, не смотрел и не выяснял, куда собрался командир: приказано — едешь. Приказы не обсуждаются. Но в ту ночь он поехал не на уазике, на котором возил его я, а на БМП — там другой водитель». Борис рассказывает, что прекрасно знает тех ребят, которые ездили в дом Кунгаевых и помогли Буданову привезти 18-летнюю девушку в часть.

— Что происходило ночью, мы, конечно, не знали, — говорит Борис. — Но утром уже такой шум в части начался, вы представить не можете! Все бегают, носятся. На вертолете прилетел командующий, всех подняли, построили, плотно работали особисты с самыми приближенными к Буданову, в том числе со мной. Утром мы уже все узнали, что ночью Буданов задушил чеченку на территории части.

Борис рассказывает, что строем всех солдат проводили вокруг уазика: «Я тогда еще не понимал, зачем это, а потом выяснилось, что в машине сидел отец этой девушки — он опознавал в лицо тех, кто приезжал ночью в их дом». По словам Бориса, новость о том, что командир убил чеченскую девушку, особо никого не потрясла: «Знаете, мне вообще все равно, убил — не убил, задушил — не задушил. Мне вообще все равно, что с ней случилось, ведь я ее не знал. К тому же это война. Говорят, она снайпершей была, но даже если и нет — все равно». Борис говорит, что после трагедии ему вместе с особистами приходилось бывать в доме погибшей девушки: «Частный дом в Танги-Чу, это километров пять-шесть от части, ворота метра три высотой деревянные, забор такой же. Я в машине сидел. Ко мне сосед подходил их, спрашивал, что произошло... А в чем меня подозревать? Я срочник, мне приказали, я делаю. Так и все остальные парни».

Стараюсь забыть

Позже всех приближенных полковника увезли вслед за арестованным Будановым в Ростов-на-Дону.

— Он был там в СИЗО, нас водили на очную ставку, мы писали какие-то бумаги... — вспоминает Борис. — Но относились к нам как к собакам, а то и хуже. Например, мы три дня спали просто в поле, можно сказать, на голой земле. А потом, когда нас отпустили, дали нам проездные документы, и мы отправились домой.

До Иркутска парни добирались целых двенадцать дней: то билетов нет, то еще что-то. «Приятного в этих воспоминаниях мало. Наоборот, стараюсь забыть. Но так или иначе все в голове всплывает: раньше в суд вызывали, но я отказывался ехать, потом по телевизору это бесконечно муссировали, теперь снова всколыхнулось все, когда Буданова освободили». Борис говорит, что следил за расследованием:

— А как же не следить? Я ведь хорошо к этому человеку относился, он мне ничего плохого не сделал. Он настоящий русский мужик. Теперь, когда его отпустили, мне кажется, его найдут чеченцы... Скорее всего, ему не жить долго. Жалко его — всего ведь лишили: и звания, и наград, и боевых... Офицеры всего полка деньги на адвоката ему собирали. Все за него были горой. Был бы плохим человеком — разве бы они это делали?

Из явки с повинной

Я, Буданов Юрий Дмитриевич, хочу чистосердечно раскаяться в содеянном и сообщить следующее: 26 марта 2000 г. в 23.50 я вызвал свой экипаж БМП и приказал им ехать вместе со мной в Танги-Чу... В доме находились две девушки и два парня-подростка. На вопрос, где родители, старшая девушка ответила, что не знает. Тогда я приказал завернуть в покрывало старшую девушку и отнести в машину. Затем привезли ее в расположение полка. Подчиненным приказал находиться на улице. Мне было известно, что ее мать является снайпершей. Когда остались вдвоем, я спросил у нее, где находится ее мать. Она начала кричать, кусаться и вырываться.

Мне пришлось применить силу. Завязалась борьба, в результате которой я порвал на ней кофту и бюстгальтер. Я сказал, чтобы она успокоилась. Но она продолжала кричать и вырываться, тогда мне пришлось повалить ее на топчан и начать душить. Душил я ее за горло... Нижнюю часть одежды я с нее не снимал... Я вызвал экипаж, приказал завернуть в покрывало, вывезти в лесопосадку и похоронить. Экипаж все сделал. К протоколу явки с повинной прилагаю схему... Я просто хотел выяснить место нахождения ее родителей. 28.03.2000. Буданов

Кто такой Буданов?

Юрий Дмитриевич Буданов в 1998—2000 годах командовал 160-м гвардейским танковым полком, принимавшим участие во второй чеченской войне. В период боевых действий против незаконных вооруженных формирований в Чеченской Республике в январе 1995 года при взрыве фугаса получил контузию головного мозга. В октябре и ноябре 1999 года Буданов дважды был контужен при разрыве снаряда и при обстреле танка из гранатомета. В январе 2000 года получил звание полковника. Кандидат в мастера спорта по самбо. Женат, имеет двоих детей.

Громкое убийство

15 января 2009 года Буданов был освобожден. А 19 января 2009 года адвокат Кунгаевых Станислав Маркелов был убит в центре Москвы. Вместе с ним погибла журналистка «Новой газеты» Анастасия Бабурова.

Метки:
Загрузка...