Отредактировали «Щелкунчика»

Обозреватель «Пятницы» побывал на премьере знаменитого балета и не узнал любимую сказку детства

Публика в зале Иркутского музыкального театра имени Загурского отличалась большим как возрастным, так и социальным разнообразием. Однако основной движущей силой явно были женщины. Это они привели своих подруг, парней, мужей и детей приобщиться с прекрасному. При этом детей было, наверное, процентов тридцать от всего зрительского состава. И вели они себя на удивление пристойно. Особенно когда занавес поднялся...

Первую радость зрителям доставил оркестр. Музыка буквально разливалась вокруг и воспринималась, как и должна, абсолютно адекватной и ненавязчивой фонограммой к танцевальному действу, что говорит как о высоком мастерстве дирижера и исполнителей, так и об отличной слаженности действий оркестра и балетной труппы.

Танцоры тоже вызывали сплошь положительные эмоции, хотя некоторые юные дарования и отрабатывали свои номера, слегка высунув от усердия язык, но это скорее от недостатка опыта жизненного, чем профессионального и с возрастом обычно проходит. Интересно было наблюдать за превращением рождественской елки в люстру (прием, конечно, не новый, но всегда эффективный) и обратно. Однако вот общий смысл действия, и конкретно содержание либретто, вызывал недоумение, если не откровенное неприятие...

Непонятно, из каких соображений авторы скукожили либретто: мальчик с девочкой уснули под елкой в первом акте, и им приснился второй акт. Мне кажется, искажая таким образом классическое либретто балета, авторы должны были честно предупредить зрителей, что на сцене не балет, а сцены из него. И даже оговорка «По мотивам сказки Гофмана», на мой взгляд, постановщика не оправдывает. В результате мы видим ярчайшего шикарного Щелкунчика, исчезающего напрочь из действия еще в первой трети первого акта, загробный «Вальс цветов», до тошноты классическое па-де-де, козырную колоду «кондитерских» номеров с банальной завязкой и абсолютно бессмысленной развязкой всей этой, по мнению авторов, «феерии».

Очень большие вопросы вызвали у меня и некоторые костюмно-цветовые решения. Бледно-лиловый чародей Дроссельмейер походил скорее на какого-то вокзального бомжа, чем на мага и волшебника. Даже серебристая жилеточка не помогала. Снежинок цвета электрик с антеннами на головах я вообще сначала принял за инопланетянок. Но в полный шок меня (да и, думаю, добрую половину зала) повергли дюжина барышень и шестерка парней в играющих всеми оттенками серого костюмах в ключевой сцене «Вальс цветов».

Я мог предположить все что угодно. Что это похоронная команда мышиного короля, что это покрытые сажей снежинки, что это милиционеры сказочной страны, наконец. Но это, извините, не цветы. Я цветы видел. Они яркие и пахнут...

Может, если бы мне было лет десять, я бы воспринял подобную интерпретацию «Щелкунчика» даже и с восторгом. Но и то в случае полного незнакомства с данной сказкой ранее. А иначе я замучил бы свою маму, что привела меня в театр, простыми вопросами: «Где принцесса Пирлипат?», «Куда девался орех Кракатук?», «Что же стало с Щелкунчиком?». И попробовали бы мне, такому маленькому и настырному, адекватно объяснить про парадигму и творческие пути в искусстве. А лучше всего нечаянно резюмировала впечатления от увиденного горожанка лет шестнадцати с необезображенным интеллектом хорошеньким личиком, которая в фойе после спектакля, беспомощно комкая в руках программку, произнесла недоуменную фразу: «Че-то я ниче не поняла».

Цена вопроса

Стоимость билетов на спектакль Иркутского музыкального театра «Щелкунчик» составила от 120 до 350 рублей.

Больше ста лет на сцене

Двухактный балет «Щелкунчик» был заказан русскому композитору Петру Ильичу Чайковскому дирекцией императорских театров в начале 1891 года. Либретто написал балетмейстер Мариус Петипа по сказке Эрнеста Теодора Амадея Гофмана «Щелкунчик и мышиный король» (1816 год, «Серапионовы братья») во французской переработке Александра Дюма. Первая постановка балета состоялась в Санкт-Петербурге на сцене Мариинского театра 6 декабря 1892 года.

Метки:
baikalpress_id:  10 807
Загрузка...