Потомок рыцарей

Свою родословную длиной в тысячу лет составил иркутский профессор кафедры водных ресурсов ЮНЕСКО ИГУ, доктор биологических наук Евгений Зилов. В своем роду ученый нашел тевтонских рыцарей, священника, венчавшего Колчака, Менделеева и даже «королеву Сибири». Благодаря титулованным предкам светило науки мог бы беззаботно жить за границей. Однако Зилов остается преданным своей малой родине и не желает уезжать из Сибири.

Мощный род

Строгий костюм, галстук — образ Евгения Анатольевича с трудом увязывается с вояками в железных доспехах. Тем не менее дед ученого Рудольф Зилов был потомком тевтонских рыцарей.

— Тевтонский орден основали в XII веке в Палестине во время Крестовых походов. В 1198 году он перебазировался в Прибалтику. В XIII веке на землях, захваченных у пруссов, литовцев, поляков, возникло государство Тевтонского ордена, — поясняет Евгений Анатольевич. — Мои предки служили в этом ордене на протяжении не-скольких веков. Согласно семейным традициям, старший брат заводил семью и вступал во владение родовым замком, а младшие надевали рыцарские доспехи. Надо сказать, род Зиловых был достаточно мощным, их имения были раскиданы от Австрии до Норвегии. Об этом свидетельствуют записи готского альманаха (справочника дворянских родов Европы. — Авт.).

В 1466 году в результате Тринадцатилетней войны с Польшей Тевтонский орден признал себя вассалом польского короля. В 1525-м его владения в Прибалтике были превращены в светское герцогство Пруссию. В итоге род Зиловых раскололся. Одни Зиловы мигрировали в Россию и со времен Ивана Грозного служили в царской армии. Другие остались жить в Прибалтике. В XVIII веке, когда Петр I присоединил Прибалтику, они стали гражданами Российской империи и в России назывались остзейскими баронами.

— Мой дед Рудольф был из тех Зиловых, которые остались жить в Прибалтике, — рассказывает Евгений Анатольевич. — Во время Первой мировой войны он служил в русской армии. Его старший брат Генрих примкнул к немцам. Думаю, братья специально придумали эту авантюру, чтобы не потерять родовой замок. Впрочем, их «подстраховка» не помогла, во время войны родовое поместье и прилежащую к нему деревушку все-таки уничтожили. Когда грянула Гражданская война, Рудольф и Генрих перешли на службу к барону фон Унгерну. После того как войско Унгерна было разбито, братья разбежались в разные стороны — Генрих бесследно исчез, а Рудольф переехал жить в Иркутск.

«Латышский стрелок»

В Иркутске Рудольф Зилов объявил себя латышским стрелком. Благодаря этой выдумке его назначили заместителем начальника НКВД. 36-летний барон женился на 16-летней сироте Марии Морозюк. И у них родился сын Анатолий Зилов, отец Евгения Анатольевича. Под маской стрелка Рудольф прожил в Восточной Сибири чуть больше года, пока местные власти не узнали, что замначальника НКВД никакой не стрелок, а «кровавый угнетатель латышского народа».

— Рудольфа арестовали, — рассказывает профессор. — Сотрудники НКВД в знак «глубокого уважения» обещали деду устроить побег. Однако, когда тот собирался бежать, его расстреляли. Моя бабушка часто рассказывала о деде. Также найти свои корни мне помогли зарубежные друзья. Бывший проректор Университета Христиан-Альбрехта профессор Кай Лангбен нашел записи о фон Зиловых в Готском альманахе. Он с большим энтузиазмом отнесся к поискам и агитировал меня репатриироваться. Оказывается, если бы я доказал родство с дворянским родом Зиловых, то меня ждала бы беспечная жизнь. Признаюсь, такая роль иждивенца меня не устраивает.

В советские годы из-за дворянских корней Зиловым пришлось несладко. Евгению Анатольевичу, как внуку «врага народа», не разрешали выезжать на научные конференции за границу. А однажды родственникам тевтонских рыцарей даже устроили допрос в КГБ.

— Одна из баронесс Зиловых в свое время вышла замуж за герцога Готландского, — рассказывает профессор. — С течением времени умер последний наследник их рода, осталось имение герцогов. По этому поводу отца, брата и меня вызывали на допрос в КГБ. У нас спрашивали, что мы будем делать, если станем герцогами. Отец ответил, что он русский и никуда из России не уедет. Брат сказал, что не знает языка и также не желает покидать родину, я не нашел ничего лучшего, как сказать, что буду бороться за мир.

Королева Сибири

Евгений Анатольевич также скрупулезно изучил свою родословную по материнской линии. Воссоздать историю рода ему помогла внучатая тетя Валерия Флоренсова, которая два года сидела в лагерях за анекдотический донос о том, что она собирается стать «королевой Сибири».

— Тетка Валерия всю жизнь работала в Институте микробиологии и эпидемиологии, — рассказывает профессор. — Именно с ней связана история с заговором по отделению Сибири от России. Согласно выдумке местных чекистов, Сибирь по английскому образцу должна была стать отдельным государством с парламентом о двух палатах, кабинетом министров. Чиновников, якобы замешанных в этом заговоре, нашли. Оставалось только посадить короля или королеву. Наша семья была известна в Иркутске, с дворянскими корнями, кто-то из знакомых донес на тетку Валерию. В итоге ее как сибирскую королеву посадили в тюрьму, откуда она вышла через два года при смене Ежова Берией.

Прадед Евгения Анатольевича по материнской линии Александр Николаевич Флоренсов работал врачом больницы для хронических больных, а его старший брат Василий Николаевич служил священником в Харлампиевской церкви и венчал Колчака с Софьей Омировой. В годы советской власти он не оставил церковного сана, за что был сослан в Туруханский край. Кстати, по материнской линии в родственниках Евгения Зилова числился Дмитрий Менделеев. По словам профессора, одна из теток его прабабки Клавдии Ивановны Плотниковой была замужем за Менделеевым.

— Клавдию Ивановну мы похоронили в 1983 году, — вспоминает Евгений Зилов. — Она всегда из кокетства говорила, что ей 96 лет, сколько на самом деле ей было, даже не знаю. Жила она у тетки Ольги. В их доме часто собирались ученые, которые расспрашивали Клавдию Ивановну о Дмитрии Ивановиче Менделееве. В ответ на их расспросы она, хмыкая, отвечала: «Ха, старик». Так ничего конкретного о ее знакомстве с великим ученым нам узнать не удалось.

Эмигрировать не собираюсь

История рода Евгения Зилова могла бы стать сюжетом для целого цикла авантюрных романов. Профессор признался, что думал о написании книги о своих предках. Правда, времени на литературное творчество у него совсем нет.

— В основном пишу учебные пособия для студентов, научная деятельность занимает все свободное время, — признается профессор. — Так, конечно, полезно знать историю рода. Когда я искал свои корни, то узнал много интересных исторических фактов и даже выучил готический шрифт. То, что касается миграции, честно, я об этом не думал. Все мои предки активно стремились в Сибирь, разве я имею право нарушать их традицию?

Метки:
baikalpress_id:  10 755