Этого и следовало ожидать

Экономический эксперт «Пятницы» предсказал нынешний кризис еще год назад

Сегодня с проявлениями мирового экономического кризиса в России сталкиваются практически все: от олигархов до уборщиц. О его причинах и о том, почему жертвой кризиса оказалась наша страна, рассуждает Григорий Вадимович Заорский, профессор экономики из Иркутска. Напомним, что Заорский на страницах «Пятницы» предрек наступление кризиса еще в ноябре 2007 года. Тогда в это верилось с большим трудом.

На Западе играли...

Сначала профессор объяснил свою точку зрения на природу мирового экономического кризиса:

— Всякая экономика имеет свою стоимость — предприятия, компании и т. д. Вокруг этой реальной экономики возник пузырь — это стоимость экономики, выраженная в акциях. Цена акций во многом зависит от оценки неких экспертов, которые могут быть более-менее объективными, а могут оказаться игроками на рынке акций. Не случайно этих людей называют биржевыми спекулянтами. Они совершенно не заинтересованы в росте экономики страны, их интересует только свой процент от купли-продажи. И стоимость акций совершенно не отражается на положении самих предприятий и не влияет на их финансовое положение. Спекулянты играют: единицы наживаются, а сотни и тысячи, наоборот, разоряются.

Сложившуюся в мировой экономике ситуацию, связанную с кризисом на рынке ценных бумаг, по мнению ученого, можно сравнить с игрой в рулетку или карты. Для родных и близких зависимые от игры люди представляют настоящее бедствие. Это болезнь! А что можно сказать, если в эту опасную игру играет кто-то из высокопоставленных чиновников? Но так и происходит, только картежник выносит из дома последние деньги семьи, а кто-то поставил на кон Стабилизационный фонд страны, наши стратегические запасы: газ, нефть, алюминий и т. д.

— Я предполагаю, — говорит Григорий Вадимович, — что кто-то в правительстве определенную часть Стабилизационного фонда бездумно потратил на приобретение сомнительных акций в надежде получить высокие дивиденды. В этой авантюре поучаствовали также российские банки и госкорпорации. Таким образом, Россия стала игроком на спекулятивном рынке. Купленные акции частично были размещены в американских банках по цене, превышающей их номинальную стоимость, частично — лежали в сейфах. Затем в результате действий игроков, надувавших этот пузырь, стоимость акций резко упала. В итоге пострадали многие игроки, в том числе и наши. Пострадали и банки, выдававшие кредиты под залог дорогих акций. Пострадала вся западная экономика.

...а в России проиграли

Все это, по словам профессора, рикошетом отразилось на состоянии российской экономики, которая носит сугубо экспортно ориентированный характер (90—95% российского экспорта составляют природные ресурсы). Соответственно, вслед за свертыванием производства в США и других странах сворачивается и российский экспорт, падает стоимость нефти, газа, металла, падают объемы добычи, объемы реализации. Все это грозит нам масштабными сокращениями работников, что, в принципе, уже и происходит в добывающем секторе и энергетике. Еще одно следствие кризиса для России — сокращение притока объема долларовой массы, что, несомненно, приведет к подорожанию импортных товаров.

— Чего нам ждать к весне в стране и области, учитывая, что наш регион является сырьевым?

— Ничего хорошего. Бюджет сокращается. Будет только хуже. Мы очень зависим от экспорта. Алюминиевые заводы уменьшают производство, по лесу уменьшаются объемы. Будут закрываться предприятия, строительная отрасль уже встала. Сельского хозяйства давно нет, легкая и обрабатывающая промышленности задавлены импортом, пищевики работают на импортном сырье.

— Будет так же страшно, как было в начале 90-х? Или в 1998 году?

— Думаю, нет. Разрушать уже нечего, да и люди приспособились выживать... Мы уже находимся близко к дну.

Помогают олигархам

— Как вы оцениваете действия российского руководства в этот период?

— Несмотря на тяжелую ситуацию, именно сегодня создалась очень выгодная ситуация для экономики России. Есть шанс выйти из тупика. Я всегда говорил, что экономическая модель, избранная нынешним российским правительством, построенная на продаже собственных ресурсов и вовлечении в биржевую игру вырученной валюты, эта модель абсолютно неправильная. Нам надо выстраивать собственную полноценную экономику и обеспечивать занятость собственных граждан.

Уничтожение нашей экономики в угоду импорту — прямое уничтожение своих граждан. Хотите или нет, но это геноцид, по глупости или по прямому умыслу развязанный правящими кругами против простых людей России. Если мы не будем воссоздавать полноценную собственную экономику и трудоустраивать людей, кризис для нас не закончится.

Профессор уверен, что если бы наши руководители направили деньги Стабилизационного фонда на приобретение современного зарубежного оборудования, технологий, на создание новых эффективных производств, это позволило бы решить проблему занятости, укрепления мощи государства, уменьшить влияние кризиса не только на нашу экономику, но и на экономику зарубежных стран.

Многие из западных предприятий смогли бы нормально работать, поставляя нам оборудование и технологии, а мы бы отстраивали собственную экономику, постепенно становясь менее зависимыми от импорта. Однако правительство действует ровно наоборот: часть Стабфонда, сосредоточенная в ценных бумагах, в результате их обесценивания безвозвратно пропала, а то, что осталось, направляется на поддержание каких-то банков, компаний, структур, занятых продажей природных ресурсов за рубеж.

По мнению ученого, такие действия только разоряют государство. В период кризиса нас меньше всего должно волновать положение США и Европы — у нас должны быть свои интересы. Рано или поздно у них кризис закончится, производства вновь заработают, а мы наш Стабфонд потратим вхолостую на поддержку игроков, зависимых людей, которые хотят, чтобы их просчеты были компенсированы за наш счет. И власть им снова дает деньги. В результате страна в очередной раз останется без средств, так необходимых для воссоздания разрушенной за время «демократического» правления экономики.

— Однако некоторые российские эксперты считают, что, после того как кризис достигнет дна, возврат к паразитической спекулятивной модели будет уже невозможен и российской власти придется перестраивать свою экономическую политику.

— На мой взгляд, никакие угрозы не изменят менталитет российской власти. Так будет до тех пор, пока мы не съедим собственные ресурсы, и Россия умрет как государство. Эта модель приводит только к такому финалу. Государство, используя рентную методологию налогообложения недропользователей, совершает огромную ошибку, или даже вредительство в особо крупных масштабах. Это грабительская модель, при которой львиная доля прибыли от добычи природных ресурсов — государственной собственности — оседает в карманах олигархических структур, приближенных к власти. А простым гражданам остается только слышать шелест газа или журчание нефти по трубе.

Изменений не будет

— Власть пытается потушить вспышки недовольства политическими методами: снова происходит закручивание гаек, урезаются полномочия судов присяжных, вводятся поправки в Уголовный кодекс, согласно которым очень многие граждане могут быть признаны изменниками Родины и шпионами, разгоняют мирные митинги... Это эффективные меры?

— На мой взгляд, вполне эффективные. Дело в том, что у нас общество очень разобщенное; это раньше работники крупных предприятий могли выйти, выразить протест, сегодня это невозможно — нет таких предприятий. Если где и вспыхивают очаги недовольства, то они быстро подавляются либо с помощью обещаний, а если надо, то и силой. Смотрите, на Западе люди захотели выйти, выразить свое отношение к событиям, собрались и пошли. Греция, Франция, Америка. А у нас очень трудно людей объединить. Кроме этого нужно получить разрешение на проведение акции. На Дальнем Востоке людям не дали разрешения на митинг против повышения пошлин на ввоз иномарок, и их попытка собраться была жестко пресечена. Я не верю, что сегодня наш народ может оказать влияние на позицию власти. Народ в большинстве своем думает: «Жили, живем и жить будем». Все это еще не настолько людей всколыхнуло, чтобы пойти и потребовать. У нас изменить мировоззрение очень трудно. Я не питаю никаких иллюзий.

— Простите, но ведь в брежневские времена многие не верили, что когда-нибудь это закончится. Но ведь закончилось!

— Да, закончилась эпоха строительства коммунизма, но на смену коммунистам пришли люди, занятые только перераспределением. Они не создают ничего нового.

Профессор Заорский не верит, что этот кризис может стать для России «очистительным огнем», в котором сгорит все отжившее, паразитическое, тянущее нашу страну назад. По его мнению, для этого нужны перемены. А их нет и не будет. Перемены могут наступить только тогда, когда власть сама что-то захочет изменить.

Что такое кризис

От греческого krisis — поворотный пункт. Резкое ухудшение экономического состояния страны, проявляющееся в значительном спаде производства, нарушении сложившихся производственных связей, банкротстве предприятий, росте безработицы и в итоге — в снижении жизненного уровня, благосостояния населения.

«Современный экономический словарь»

Кто такой Григорий Заорский

Григорий Вадимович Заорский, ректор Сибирского филиала Государственной академии профессиональной переподготовки и повышения квалификации руководящих работников и специалистов инвестиционной сферы. Автор более 70 научных публикаций, в том числе двух монографий.

Метки:
baikalpress_id:  29 337
Загрузка...