Оглянуться в гневе

«Некоторые родители могут только мешать своим детям расти здоровыми и счастливыми», — уверен кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент кафедры социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Страдают все

— В редакцию позвонила наша читательница Марина. Она обеспокоена нынешними отношениями между родителями и детьми. Марина признается, что тоже несправедливо строга со своими детьми трех и пяти лет, может ни с того ни с сего накричать на них, обидеть. А недавно она с ребенком лежала в детской больнице и была просто в шоке от того, как мамы обращаются со своими крохотными, вдобавок больными детьми. Марина и про себя говорит, что не знает порой, как самой совладать с гневом на своего ребенка. А причина этого гнева — только простое непослушание. Что скажете, Сергей Анатольевич?

— Я думаю, Марина, что проблемы, которые волнуют вас, — это проблемы, возникающие в случае сверхтревожности и сверхозабоченности матери по поводу физического и морального состояния любимого ребенка. Вот есть такое тинейджерское высказывание — «хотеть не вредно», но, по научным и экспериментальным исследованиям, и мало хотеть, и много — все как раз одинаково вредно и часто приводит к плачевным результатам. Поэтому, наверное, каждый для себя, в том числе и в воспитании ребенка, должен придерживаться все-таки нормы претензий к собственному чаду, а это сложно чрезвычайно, потому что в педагогике как гиперопека, так и гипоопека — все приводит к обратному результату, обратному тому, о чем мечтают родители-воспитатели.

Если бы мы могли сформулировать для себя такой баланс, норму опеки и воспитания, вот это было бы замечательно. И я думаю, что проявление агрессии, немотивированной жестокости по отношению к собственному ребенку порождается именно этими крайностями. Ребенок либо раздражает, потому что он нежеланный, либо хочется сделать из него сверхнормального человека. Однако применяются несоизмеримые для этого меры, усилия и требования, и, к сожалению, во многих случаях все воспитание строится методом тыка, то есть методом проб и ошибок. А в результате страдают все — и родители, и дети.

Грош цена отношениям

Анна Ивановна: «Моя невестка очень строгая со своими детьми: младшему еще допускаются поблажки, но то, как она обращается со старшим сыном (ему девять), переходит все границы — наказывает ни за что. А если я начинаю вступаться, детям достается еще больше. Мой сын от воспитания устранился, говорит мне: «Не лезь». Он старается не обращать внимания, живет своей жизнью, а невестка может совсем контроль потерять. Хотя образованная женщина, два высших образования. Никогда не подумаешь, что она может быть такой жестокой».

— Уважаемая Анна Ивановна, наличие высшего образования, да хоть десяти, не является залогом грамотного отношения и к жизни, и к близким. Очень часто как раз люди без всякого образования являют собой эталон как интеллигентности, так и мудрости. В воспитании ребенка, как, наверное, и в любой другой деятельности, важно чувство меры, степень знания своих полномочий и, самое главное, интуитивное предвидение последствий того, что же все-таки мы собираемся сотворить. Вот в отношении вашей невестки к детям, особенно в различии этого отношения к младшему и старшему, наблюдается всего-навсего одна из психоаналитических концепций, а именно — проявление симпатии и антипатии.

Подобные чувства, как правило, полностью бессознательны. Вот и стоило бы все-таки ей подумать, где, на каком этапе, когда все это могло произойти, такая нелюбовь к собственным детям. Есть такое даже определение для подобных ситуаций — «дитя любви». Я, признаться, не знаю, как его описать в психологических терминах, но мне кажется, что интуитивно, т. е. полностью бессознательно, ваша невестка младшего ребенка еще как-то воспринимает как «своего», т. е. соответствующего ее системе представлений, а старшего по каким-то причинам отторгает.

Я думаю, что во взаимоотношениях вашей невестки с вашим сыном, возможно, происходили какие-то конфликты, и эти конфликты ассоциативно вылились в отношение к ребенку. Но если отношения портятся уже с обоими детьми, тогда грош цена отношениям между невесткой и вашим сыном. В психологии есть такое понятие, как «проекция»: мы переносим отношения с одним человеком на отношения с другими людьми, и чем эти люди более зависимы от нас (ну а кто более зависим, чем дети?), тем отчетливее становится фактическое положение дел. Анна Ивановна, да не любит он ее, и она вашего сына не любит, оба они не любят, не выносят друг друга, а дети оказываются заложниками. Вот такая ненависть и порождает жестокое отношение к ни в чем не повинным детям.

Глупых, слабых и трусливых

Ольга: «Мой муж считает, что детей надо наказывать. Его сильно били в детстве, он считает, что так правильно, потому что если детей начнешь распускать, то из них вырастет потом неизвестно что, тем более что время сейчас очень тяжелое. Я не знаю, что мне делать, потому что наказывает он, вроде, за дело, например, чтоб дети не врали, не брали чужого, но вижу, что толку из такого воспитания мало».

— Оля, я предлагаю радикальное средство: этих детей сразу надо убивать, тогда и проблем, это точно, уже никаких и не будет не в настоящем, не в будущем. Да, верно говорится, война — это последний аргумент дипломатии. И последний аргумент педагогики! Еще никто, Оля, никто и никогда не добился розгами того, что можно объяснить словами. Бить — это демонстрировать собственную безысходность и бессилие. Мы позволяем себе насилие над другим человеком только тогда, когда мы слабы. Но слов мудрости, душевной силы, элементарно любви нам не хватает, поэтому мы распускаем руки. Что посоветовать в вашей ситуации? Вашему мужу надо в срочном порядке обратится к специалисту, причем не по воспитанию детей, а по решению проблем взрослых — глупых, слабых и трусливых родителей.

Поменялись не дети

Нелли: «Я одна воспитываю двоих детей, но они совершенно по-разному на все реагируют. Со старшим всегда можно договориться, он даже готов взять вину младшего сына на себя, а младший этим пользуется, хитрит и очень много врет. Я никого из них стараюсь не выделять, но они будто от разных родителей. Хотя внешне очень похожи. Муж ушел от нас, никакого участия в семье не принимает, и мне очень тяжело и посоветоваться не с кем. Кому не скажу, все отвечают, что я накручиваю, но я вижу, что уже много проблем, а что дальше? Детям 12 и 10 лет».

— Неля, вы, конечно, накручиваете, как и все мы, но есть такая человеческая особенность — из мухи делать слона, т. е. из минимальной проблемы создавать гиперпроблему. Как правило, у всех нас существует ежеминутная готовность воспринимать ситуацию такой, какой она нам только кажется. Такие ли различные поведенческие реакции у ваших детей, Неля? Вы же сами отмечаете, что дети очень похожи, просто к одному вы склонны относиться снисходительно, а к другому критично. Поймите, два человека, рожденные и выращенные в одних условиях, просто не могут демонстрировать диаметрально противоположные свойства характера.

Ну а если демонстрируют, тогда проанализируйте себя: что изменилось в вас лично, Неля, с момента рождения первого до момента рождения второго ребенка. Дети выступают в качестве индикатора, т. е. показателя либо отношений с любимым человеком, либо изменения осознания себя, своих чувств. Поменялись не дети, Неля, поменялось ваше мировоззрение. Поэтому, видите, вы сами говорите, что они — будто от разных родителей, а они от разных временных промежутков вашего мировосприятия. Ведь жизнь, она полосатая — черная полоса, белая полоса, возможно, и момент рождения ваших детей был связан с разными моментами вашей жизни. Как правило, этим и объясняется такое разное отношение к самым близким нашим людям.

Толку мало

Оксана: «Скажите, можно ли бить ребенка, если он ворует из детского сада чужие игрушки? Ему пять лет, и он прекрасно понимает, что нельзя брать чужое, это уже было несколько раз, он скрывает, а потом я узнаю. Он еще врет много, и на него действует только строгое наказание. Поговоришь с ним, вроде понимает, и что дальше? У него все есть, и игрушек много. Не понимаю. Такой стыд».

— Я не специалист в детской психологии, но мне кажется, Оксана, что характер человека определяется с пеленок, и характер, и жизненные установки — все видно сразу. И очень грустно, что у вашего ребенка изначально наблюдаются подобного рода устремления. Да, конечно, можно наказывать, вся наша педагогика, по сути, руководствуется карательными принципами: поощрение и наказание. Закрепляются положительные навыки, они и поощряются, и якобы блокируются отрицательные навыки, за которые следует наказание. К сожалению, эта система себя не оправдала, потому что, и это элементарно, если меня наказывают, я буду действовать «назло врагам».

Думаю, ваш педагогический метод, Оксана, должен осуществляться все-таки с помощью разъяснений, и ваши разъяснения должны быть обращены к разуму ребенка. Вы должны максимально убедить собственного малыша, привести такие аргументы, чтобы он понял, что в жизни действительно хорошо, а что плохо, а не просто так — крики, ругань и наказание. Вы уже убедились, что толку мало. Если нужно, сто раз говорите. Наказание ради наказания — метод неэффективный. Если ваш ребенок все поймет и осознает, тогда он и поступать будет по-другому, по-хорошему, ему и самому понравится быть хорошим. Дети гораздо умнее, чем нам кажется. Я почему и боюсь с ними работать, потому что детишки — сами прекрасные психологи и манипуляторы.

Как минимум, как максимум

— Сергей Анатольевич, что себе нужно успеть сказать, когда твоя крепкая родительская рука готова надавать оплеух и затрещин и твой нежный материнский голос готов сорваться на крик в адрес собственного любимого ребеночка. Как успеть оглянуться на себя в гневе?

— Это сложно, это очень сложно, потому что такие желания и такие действия — кричать и бить — более естественны, нежели самокритичная оценка собственного хамского поведения. Ведь всегда легче найти крайнего: ты что же, не видишь, гаденыш, что я устал, либо — что я пришел в раздраженном состоянии? Это не я виноват, это ты попался мне под горячую руку! Для нормального адекватного действия необходимы как минимум выдержка, способность к размышлению и как максимум способность учитывать последствия того, чего же мы, собственно, хотим на самом деле от собственного ребенка и что мы сами говорим в этот момент.

Такими способностями, к сожалению, обладают единицы, и наши дети как-то взрослеют и созревают, слава Богу, самостоятельно, очень часто не благодаря, а вопреки нашим «педагогическим» усилиям. Слава Богу, сама природа уже заботится о физическом и психологическом здоровье наших детей. Потому что некоторые родители могут только мешать своим детям расти здоровыми и счастливыми.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов

по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  28 409
Загрузка...