Трудное детство

Избиения и унижения детей происходят даже в благополучных иркутских семьях

По данным статистики, ежегодно около 2 миллионов детей в возрасте до 14 лет избиваются родителями. Для 10% из них исходом становится смерть, а для 2 тысяч — самоубийство. Более 50 тысяч детей уходят из дома, спасаясь от собственных родителей. В конце прошлого года во всех городских отделах по делам несовершеннолетних прошла очередная операция «Семья», цель которой — выявить семьи, где жестоко обращаются с детьми. О каких «детских» проблемах узнали сотрудники милиции, какие приняли меры и как наказывают взрослых? Обо всем этом «Пятнице» рассказал инспектор ОДН ОМ 1 УВД по Свердловскому району старший лейтенант милиции, инспектор школы № 75 Ксения Светусова.

Синяки от рук матери

— То, что первоклассница Света пришла в школу в тот день немного не в себе, заметила классный руководитель, — рассказывает Ксения. — На девочке была блузка с вырезом. Учительница обратила внимание, что у нее на груди след, похожий на отпечаток ремня.

В разговоре с педагогом девочка призналась, что накануне вечером ее избила мама. По словам Ксении Светусовой, за день до этого учительница вызывала маму Светы на беседу. Девочке всего шесть лет. Она еще не понимает, что такое школа, почему нельзя болтать на уроке, почему дома вместо кукол нужно браться за домашние задания. Мама узнала, что ее ребенок не выполняет минимальную нагрузку. Возможно, именно этот разговор стал причиной маминой агрессии. Школьный инспектор с социальным педагогом приняли решение отвезти девочку на судебно-медицинскую экспертизу. Из видимых следов на теле малышки обнаружили лишь тот самый отпечаток от ремня на груди. Но в разговоре девочка призналась, что мама еще ударила ее по лицу.

— Самое удивительное, что это довольно благополучная, обеспеченная семья, — говорит инспектор. — Родители — образованные люди, маме около 50 лет. Инспектора отмечают, что ни девочка, ни мама не восприняли эти истязания всерьез. «Мы вызвали маму на беседу, она улыбалась, совершенно спокойно рассказала, за что и как ударила шестилетнюю дочь, — говорит Ксения Светусова. — Дескать, девочка грызла фломастеры, мама сделала замечание, дочь не послушалась, за что и была наказана».

Теперь эта семья поставлена на учет, несмотря на положительные отзывы и характеристики. Возбуждено уголовное дело по статье 106 «Побои».

Беспокойный мальчик

Пятиклассник 75-й школы Андрей — беспокойный ребенок. Учителя бесконечно жалуются на мальчишку. Он пропускает занятия, срывает уроки, не реагирует на замечания старших.

— Андрей — старший ребенок в семье. Мама молодая, непьющая, можно сказать, положительная, — рассказывает школьный инспектор. — Не так давно она сошлась с новым мужчиной, и, видимо, в знак протеста ребенок ведет себя неуправляемо. Был случай, что Андрей не ночевал дома. Тогда все обошлось — прохожий заметил ребенка одного на улице в поздний час и привез в милицию. После того как в семье появился новый «папа», мальчик стал более покладистым — не пропускал школу, вел себя более-менее спокойно. Но на днях стало понятно, кто его держит в ежовых рукавицах.

Четвертого декабря мальчик в прямом смысле не мог сесть на стул. Учительница обратила внимание, что мальчик крутится, вертится. Она задала ему вопрос, почему он не может сесть ровно. Ребенок ответил, что ему больно. После урока мальчик признался учительнице, что его наказал отчим. На теле ребенка инспектор обнаружила следы от ударов пластмассовой хлопушкой. Отпечатки дуг хлопушки были везде — на ягодицах, спине, руках. Это были жуткие следы, как от ожогов — вздутые, красные. Ребенок обрадовался, когда его повезли на судмедэкспертизу, и несколько раз спросил, посадят ли отчима за это в тюрьму.

— Как только мама узнала, что ее сожитель избил старшего сына, она тут же отправила детей к бабушке, — говорит Ксения Светусова. — Сама, дождавшись, когда он уйдет на работу, собрала вещи и ушла. Написала заявление в милицию. В результате 10 декабря против мужчины было возбуждено уголовное дело по статье «Побои». Выяснилось, что бил он не только ребенка, но и маму. Инспектор говорит, что мужчина приходил на беседу и полностью признал, что он избил ребенка в воспитательных целях.

Девочка без имени

Хорошо, когда дети уже в состоянии рассказать о своих проблемах. Но что делать младенцам, которые не могут не то что говорить, но даже ходить? Совсем недавно инспектора столкнулись с жутким цинизмом молодой матери. Проблема в том, что мать героинозависима.

— Родные, стараясь как-то избавить девушку от зависимости, отправили ее в глухую деревню к родственникам, — рассказывает инспектор ОДН, — там она забеременела и первые месяцы боролась с зависимостью, но на шестом месяце беременности сбежала и приехала в родной город. Здесь снова начались наркотики и притоны. Девочка родилась в роддоме, несмотря на то что мать на учете не состояла. В итоге ее выписали, и она снова пустилась во все тяжкие. Ежедневно молодой маме нужны три-четыре дозы наркотика. Поэтому она не задумалась, уходя в поисках героина, что будет с ее маленькой дочерью: «Молодая мать и ее бабушка живут в двухэтажном доме в соседних подъездах. Бабушка вышла на улицу и услышала истошный крик ребенка, — рассказывает Ксения Светусова. — Она стала стучать, дверь никто не открыл, тогда женщина попросила соседей выставить окно и достать младенца».

В дом проник мужчина. То, что он увидел, ужаснуло его: ребенок лежал голый в коляске — никаких пеленок или какого-нибудь одеяльца рядом не было. Мужчина стал искать, во что завернуть кроху, ведь на улице был ноябрь, но ничего подходящего не нашел — настолько все было грязным. Кто-то из соседей снял с себя куртку и кинул ее в окно. Малютку передали прабабушке, которая позвонила в скорую помощь и милицию.

— С ребенком могло случиться все, что угодно: он мог захлебнуться в рвотных массах, замерзнуть, но мать это не остановило. Она вернулась домой через пять часов после того, как грудного ребенка достали через окно, — рассказывает Ксения Сергеевна.

Сейчас маму мало беспокоит судьба ее дочери, она продолжает употреблять героин. Девочка, которой мать даже не придумала имени, ждет решения о лишении родительских прав. К слову, старшая сестра малышки прошла через подобное и теперь воспитывается в семье опекунов.

Один на остановке

Крайняя мера, которую сотрудники ОДН могут применить к проштрафившимся родителям, — забрать ребенка. Так случилось в семье иркутянки Татьяны Савельевой. Поздним июльским вечером в Ново-Ленино на остановке «Пионерская» маленький мальчик обратился к посторонней тете с вопросом: «А 55-я маршрутка сейчас ходит?» На улице уже темнело, и женщина обеспокоилась, куда это один собрался ребенок. Мальчик объяснил, что мамы нет дома и он хочет поехать к бабушке на Помяловского.

— Мальчика привезли в милицию, он назвал адрес, по которому выехали сотрудники правопорядка, но никого не обнаружили. Поскольку уже было поздно, ребенка отправили в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, — рассказывает Ксения Сергеевна. — Там мальчик находится до сих пор, но, что радует, мама, которая раньше употребляла героин, встала на путь исправления и теперь всячески старается добиться того, чтобы ей вернули сына.

С мамой и сыном мы повидались в реабилитационном центре, где пока находится мальчик. Здесь Руслан пошел в первый класс.

— Я гулял возле дома бабушки, а потом решил ехать домой в Ново-Ленино, — рассказывает Руслан. — Но дома никого не оказалось.

Мальчик сходил в соседний дом, где живут родственники, там тоже никто не открыл дверь. Тогда ребенок решил ехать назад, но не дождался маршрутки: «Меня привезли сюда, было немного страшно, но теперь я уже привык, здесь хорошо, но хочется жить с мамой, с ней лучше».

Татьяна говорит, что за сына спокойна, ведь она часто бывает в центре, знает, в каких условиях спит ее ребенок, что его кормят шесть раз в день, что он ходит в школу, с ним занимаются воспитатели: «Нынче первый раз Руслана отпустят со мной на выходные домой — ему исполняется семь лет. А после зимних каникул, я надеюсь, мне разрешат забрать сына». Татьяна признает — в том, что ребенок оказался в центре, ее вина:

— Я год употребляла наркотики. Но теперь, ради того, чтобы сын был рядом, я прошла лечение, устроилась на работу, стараюсь сделать все, чтобы быть с ним рядом. Это очень тяжело, но я уверена в своих силах. Теперь, когда я поняла, насколько легко потерять сына, я отказалась от наркотиков. Сотрудники ОДН, реабилитационного центра, отдела опеки и попечительства верят в силы Татьяны, они видят, как она изменилась и как сильно любит ребенка.

Родителей не выбирают

В ОДН рассказывают: бывают случаи, когда дети сами приходят к инспектору и жалуются на родных, близких. Они рассказывают, что происходит в семье. Но таких случаев очень мало. Какими бы ни были родители, как правило, дети все равно любят их и хотят оставаться с ними.

В каких случаях допустимо, на ваш взгляд, физически наказывать детей школьного возраста?

*За непослушание, пренебрежение к словам взрослых 7%

*В крайних, редких случаях, за серьезные проступки, провинности 5%

*За плохое поведение, грубость, хулиганство 5%

*За вранье, обман 2%

*За пьянство, курение, употребление наркотиков 2%

*За воровство 2%

*За плохую успеваемость, прогулы 1%

*Когда ребенок выводит из себя, провоцирует на такие действия 1%

*Периодически, «для профилактики» <1%

*Другое 1%

*Затруднились ответить 3%

Имена героев изменены.

Опрос населения проводился фондом «Общественное мнение» в 100 населенных пунктах 46 областей, краев и республик России 17-18 мая 2008 г. Опрошено 1500 респондентов

Метки:
baikalpress_id:  10 694