Английская мама

Семидесятидвухлетний житель Иркутской области нашел свою мать спустя 63 года в северном Альбионе

Долгожданная встреча произошла два года назад. Больше 60 лет два самых близких и любимых человека — мать и сын — не виделись. Во время Великой Отечественной войны мать жителя Усть-Уды Георгия Котлярова ушла за хлебом, оставив его вместе с братом дома, и пропала. Женщину взяли в плен фашисты. Спустя много лет мать с трудом нашла своего старшего сына, но тот скрыл от нее, где находится младший брат. Но со временем все стало на свои места, и эта детективная история увенчалась поездкой из далекого сибирского поселка в Англию, где сын и мать наконец-то встретились.

Таежный человек

Семидесятидвухлетний Георгий Котляров уже больше полувека живет в поселке Усть-Уда. Сейчас он возглавляет совет ветеранов. Когда-то Георгий был хорошим охотоведом — на медведя ходил практически с голыми руками. Смелый, сильный, ловкий, и возраст ему не помеха. Но все эти годы таежный человек не мог спокойно спать по ночам, потому что рядом с ним не было самого близкого и дорогого сердцу человека — мамы.

Георгия Георгиевича разлучила с ней Великая Отечественная война в далеком 1943 году. Семья Свиридовых в то страшное время жила в Литве. Туда потомственных казаков забросил глупый и страшный штамп — «дети врага народа». Как-то утром Валентина Свиридова, мама Гоши, ушла на рынок за хлебом и больше не вернулась. Женщину взяли в плен немцы. Так как она хорошо знала немецкий язык, ее заставили работать переводчицей. Маленькому Гоше к тому времени было всего семь лет, а его старшему брату Игорю — девять.

— После того как пропала мама, нас взяла к себе на воспитание тетка, — вспоминает Георгий Котляров. — Но вскоре она сдала нас в детский приют. У нее не было денег кормить нас, время было голодное, военное. Люди с трудом выживали. Мы с братом остались сиротами, правда, у нас был жив отец, который завел себе новую семью в Харькове. Связь с ним во время войны прервалась. Приют, в котором мы находились с братом, вскоре разбомбили фашисты. Мы чудом выжили и с трудом выбрались из завалов. Жизненные пути Георгия Георгиевича и брата Игоря разошлись. У них были разные характеры. Игорь рос хулиганом, а Георгий, наоборот, стремился к другой, достойной уважающего себя человека жизни.

— Несколько лет мне пришлось беспризорничать, я пробовал жить у отца, но мы не сошлись характерами с мачехой, — вспоминает Георгий. — Она постоянно выгоняла меня из дома, ведь в новой семье моего отца уже были свои маленькие дети. В пятнадцать лет я ушел из дома работать на танковый завод, а оттуда — в тюрьму. Посадили на месяц за случайный прогул. Повзрослев, я сам начал искать счастье в жизни.

Как-то он побывал проездом в Сибири. Георгию понравился замечательный, богатый природой край, и он решил навсегда остаться жить здесь. Ходил в тайгу: охотился на рысь, медведя, косулю. Месяцами дома не бывал, в схватки с настоящими дикими лесными хищниками один вступал и на волоске от смерти был, тонул, замерзал — и каждый раз в такие минуты вспоминал свою маму и хотел найти ее.

Путь в Англию

В 1945 году, когда союзники начали освобождать оккупированные территории, Валентина Свиридова познакомилась с молодым, красивым английским офицером Томасом Роуландсом. Казачка с гордым обворожительным взглядом приглянулась военному, и он забрал ее с собой в Англию.

В 1947 году влюбленные сыграли свадьбу. Валентина получила новую фамилию — Роуландс. Женщина не знала английского языка, и первое время ей с мужем приходилось объясняться на пальцах. Но за несколько лет она блестяще освоила новый язык.

Валентина знала: если после фашистского плена и сотрудничества с немцами она вернется в СССР искать своих детей, то ее ждут либо лагеря, либо расстрел. И когда Валентина вспоминала о России, каждый раз она думала о своих сыновьях. Ей казалось, что она слышит их голоса: «Мама, когда ты вернешься?» Супруги обосновались в Уэльсе. Валентине и Томасу пришлось перенести много трудностей. Русских беженцев в Англии не любили. Молодые с утра до ночи работали на текстильной фабрике. Вскоре у них родилось двое детей. Ребятишек назвали русскими именами: Анной и Павлом.

Валентина Ивановна основала в Англии крупную русскую общину, кстати, женщина до сих пор, несмотря на свой преклонный возраст, прекрасно владеет родным языком. Она ни на минуту не забывала о своих корнях и искала своих сыновей, забрасывала посольство СССР запросами о их судьбе. Но ответ был один: «Сожалеем, но данными о вашем сыне не располагаем». Тогда она решила искать сама. С упорством, которое достойно королевы Великобритании, Валентина искала людей, у которых были частные контакты с советскими гражданами, и убеждала их помочь ей: «Мое сердце говорит, что сын жив!»

Предательство

Наконец в начале 1960-х годов Валентине окольными путями чудом удалось узнать адрес человека, который по возрасту, имени и фамилии соответствовал ее сыну Георгию. Валентина, не теряя ни мгновения, написала ему письмо. Сердце подсказывало, что в маленьком поселке в Иркутской области живет именно ее Юра (так ласково мать называла Георгия Котлярова).

Получив письмо от мамы, крепкий и сильный мужчина, охотовед, прошедший огонь и воду, рыдал, словно ребенок. В своем первом письме Валентина умоляла Гошу простить ее за то, что так долго не могла его найти. Мать просила сына откликнуться. Писала, что безумно соскучилась и хочет поскорее увидеть свою кровиночку.

— Первое письмо от мамы мне пришло в пятнах от слез, — признается 72-летний Георгий Котляров. — Она рассказывала мне, как у нее сложилась жизнь, чем она занимается в Англии. Я нарадоваться не мог, что наконец-то мама нашла меня и мы совсем скоро снова будем вместе. Мы должны были увидеться. Но Валентину Роуландс не пускали в СССР к сыну, а Георгия Георгиевича — к маме. За их перепиской тщательно следили сотрудники КГБ.

— Меня должны были назначить главным инженером лесхоза, — не скрывая горьких слез, вспоминает сибиряк. — Но повышения я ждал долго. Вскоре меня вызвали в КГБ и все объяснили. Просили больше не писать маме. Советовали порвать всякую связь с гражданкой капиталистического государства — «врагом» Советского Союза. И я написал маме свое предательское письмо. Помню, как первые строчки на бумаге тогда разорвали мою душу в клочья: «Мама, меня гнобят на Родине за то, что я переписываюсь с тобой. Прошу тебя, больше не пиши мне — я коммунист, за связь с иностранцами меня могут исключить из партии, уволить с работы и посадить. Если тебе важно мое счастье, то, прошу тебя, забудь мой адрес». До сих пор презираю себя за это письмо. Ужасно представить, что чувствовала моя родная мать, когда его читала, ведь я отрекся от нее! Мама выполнила мою просьбу. Я снова потерял связь с самым дорогим моему сердцу человеком на несколько десятилетий...

Дом престарелых

В 2002 году Георгий вновь нашел маму. Помогла племянница из Франции. В Усть-Уду пришло письмо. В конверте лежал красочный проспект английского респектабельного дома для престарелых St Mary’s Court под Манчестером. Зал, кухня, спальня — настоящая квартира, и все для одного. Нажала на кнопку — пришла медсестра. Пациенты ни в чем не нуждаются. Даже на второй этаж — на лифте. На фото брошюры среди остальных старушек сибиряк узнал свою родную мать!

Теперь первым маме написал Георгий. Он сильно переживал и считал себя виноватым: «Здравствуй, моя дорогая мамочка. Как я рад, что ты снова нашлась. Мама, прости меня. Я пойму, если ты не захочешь больше со мной общаться, но знай, твой сын в России до сих пор помнит и любит тебя».

Георгий умолял простить его, как мог постарался объяснить свою жестокость. Ответ из Англии пришел через несколько мучительных недель: «Как я рада за тебя, сынок. Ты достоин нашего казацкого рода. Сыночек, родной, я тебя прощаю».

Валентина рассказала, что вот уже несколько лет как живет в пансионате. Ни в чем не нуждается, получает хорошую пенсию. Ее взрослые дети — бизнесмены, давно имеют свои семьи, а муж-англичанин умер пять лет назад.

— Мама прислала мне свои фотографии, — бережно показывает их Георгий. — Она у меня такая прелестная и такая добрая... Мы уже несколько лет почти каждый месяц шлем друг другу письма, она мне часто звонит. Я сразу узнал ее голос. Говорит на чистом русском языке. Но здоровье не позволяет выехать за пределы Манчестера — у нее больные ноги.

Георгий и его найденная мама в каждом письме клянутся в любви друг другу.

Обман брата

Оказалось, Валентина Роуландс приезжала в 2000 году в Москву к старшему сыну Игорю, она смогла его разыскать. Очень хотела увидеть и своего младшего сына, но встретилась только со старшим...

Брат Игорь с 1954 года тайно переписывался с матерью и скрывал это от Георгия Котлярова. Старший сын получал от матери хорошую материальную помощь, продовольственные посылки и не хотел делиться с братом. А матери писал, что Гошка — алкоголик, жулик, ворует и постоянно сидит в тюрьме.

 — Я ничего не знал о том, что про меня наплели матери, — вспоминает Георгий Георгиевич. — Наверное, брат ни с кем не хотел делить ее любовь и посылки из Англии. По молодости был у меня грех, месяц отсидки за прогул на работе. Вот и все! А потом я всегда был начальником, руководил химлесхозом. Списавшись с мамой, брат не сказал мне об этом. Как-то нагрянул в гости без приглашения и утащил с собой наши детские фотографии, где мы с мамой вместе. Но все-таки чудеса случаются. После того как о Георгии узнали журналисты, он встретился со своей мамой в Англии! Сибиряка пригласили на передачу Андрея Малахова на Первом канале. В студии собрались все родственники Валентины Свиридовой, живущие в России. В том числе и брат Георгия Георгиевича, и его родной дядя. Родственники не виделись несколько десятков лет. В программе брата Георгия Игоря заставили рассказать всю правду об английской маме и ее упорных поисках младшего сына в России.

В течение недели в Москве Георгию Котлярову оформили загранпаспорт и визу для поездки в Англию. Поездку оплачивал Первый канал.

Долгожданная встреча

Очень старая английская дама стояла у окна пансионата St Mary’s Court. «Кто там?» — Валентине Ивановне стало нечем дышать, стянула с шеи шелковый шарфик, медсестра бросилась наперерез с пузырьками лекарств: «Миссис Роуландс, вам нельзя волноваться!»

А у Валентины — слезы из глаз. Сквозь тщетную попытку что-то ответить. Шагнула навстречу человеку, открывшему входную дверь в их пансионат. Навстречу своему старому младшему сыну. Она ждала его шесть десятков лет. И самым нестерпимым в этом долгом ожидании стало это утро, когда ей сообщили, что московский самолет с гражданином России Георгием Котляровым на борту уже приземлился в лондонском аэропорту Хитроу.

Целый день сын и мать провели вместе. Мама ни на секунду не отпускала от себя своего Юру, пристально следила за каждым его шагом, как за маленьким ребенком. Познакомила Георгия со всеми соседями. С гордостью представляла его своим подругам. Английские старушки от удивления раскрывали рты. К маме в Англию приехал сын. Из сибирской глуши, где, по глубокому убеждению многих европейцев, до сих пор по улицам свободно ходят медведи, а люди прямо из ковшей пьют водку и моются под колонкой в 40-градусный мороз... Самые близкие люди не могли наговориться.

С Георгием очень хотели встретиться и английские брат и сестра — Анна и Павел, но приехать в пансионат до отъезда сибиряка они не успели. В память о долгожданной встрече мать подарила сыну золотые часы и чемодан гостинцев жене. Георгий привез в Англию маме пуховые шали и сувениры с Байкала.

— Я увидел маму в последний раз, чтобы снова потерять — теперь уже навсегда, — признается Георгий Георгиевич.

Сейчас мама и сын по-прежнему перезваниваются каждую неделю. Делятся самым сокровенным — личными радостями и бедами, разговаривают о жизни. В ноябре 2008 года умер старший, 74-летний брат Георгия Котлярова Игорь — старика долго мучила совесть, после того как он в прямом эфире на Первом канале признался в том, что скрывал адрес младшего брата от матери. Но время все расставило на свои места. 12 февраля 2009 года Валентине Роуландс исполнится 96 лет! Ей пришлось переехать жить в другой пансионат из-за того, что старушку достали российские и английские журналисты.

 — Мы выдержали все испытания, — говорит сыну-сибиряку английская мама. — Я буду любить тебя до конца жизни. Дай Бог тебе здоровья. Знай, ты всегда в моем сердце...

Брат не хотел делиться

Брат Игорь с 1954 года тайно переписывался с матерью и скрывал это от Георгия Котлярова. Старший сын получал из Англии хорошую материальную помощь, продовольственные посылки и не хотел делиться с братом. А матери писал, что Гошка — алкоголик, жулик, ворует и постоянно сидит в тюрьме.

ТИМУР БАЛАШОВ timurb@pressa.irk.ru Фото автора и из архива героев публикации, © zhizn.ru

Метки:
baikalpress_id:  10 702