«Скандал» с продолжением

Племянница Гайдая недовольна публикацией в «Пятнице»

Мог ли предположить великий кинорежиссер Леонид Гайдай, создатель бессмертных и добрых комедий, что вокруг его имени в Иркутске разыграется сюжет, который больше соответствует драматическому жанру. Дело в том, что в одном из недавних номеров «Пятницы» (№ 46 от 21 ноября 2008 года) вышла статья Тимура Балашова под названием «Скандал в семье Гайдая», посвященная судьбе дома на улице Касьянова, в котором великий комедиограф провел детство и юность. В публикации рассказывалось о препятствиях, возникших на пути создания в нем музея. После ее выхода неожиданно от одной из сторон конфликта пришло письмо с требованием опровержения.

Ответ на вопрос

С самого начала оговоримся, что интерес к дому, в котором жил Леонид Иович, не является чем-то нездоровым или скандальным. Иркутянам необычайно повезло, что именно в их городе любимый миллионами кинозрителей режиссер провел свои детство и юность, сделал первые шаги в творчестве и определился в дальнейшем выборе профессии. Разумеется, многим иркутянам и гостям города очень хотелось бы побывать в этом доме. Как говорится, припасть к корням, чтобы ощутить обстановку, в которой рождался гениальный талант. Но дом-музей до сих пор не создан, хотя об этом говорят уже лет пятнадцать. И любой человек вправе спросить: почему? В чем камень преткновения? И какой может быть выход из этой ситуации?

Именно на эти вопросы и попытался найти ответ корреспондент «Пятницы». Ему удалось выяснить, что юридически дом Гайдая в настоящее время находится в частном владении. Одна доля принадлежит вдове режиссера Нине Гребешковой, две другие доли — племянникам Гайдая: Константину и Вере. Также он выяснил, что и Нина Павловна, и Константин Иванович ни на что не претендуют и согласны отдать свои доли безвозмездно городу, чтобы создать музей. Поэтому сегодня судьба дома целиком и полностью зависит от Веры Гайдай, которая от своей законной доли отказываться не собирается. Константин Гайдай посетовал, что Вера «захватила весь дом» и сдала в аренду посторонним людям.

Также, по его словам, Вера Александровна завела на дом всей семьи новую домовую книгу, в которой не прописала двоюродного брата. Далее приводились слова Светланы Домбровской, начальника Управления культуры администрации города, которая сообщила, что племянница предлагала решить вопрос с домом Гайдая путем расселения всех прописанных в нем жильцов в новые квартиры. Корреспондент «Пятницы» обращался по телефону и к самой Вере Гайдай, но, к сожалению, она отказалась от комментариев, ограничившись репликой, что часть дома по улице Касьянова, 35, — это ее законная собственность и у нее есть свои предложения и проекты по поводу этого дома, но озвучивать их она не готова. Собственно, это и есть краткое содержание публикации.

Требую опровержения

Однако вскоре после выхода статьи Вера Александровна обратилась в «Пятницу» с неожиданным требованием опубликовать «опровержение», в сущности — целую статью объемом пять страниц машинописного текста, то есть вполовину больше, чем сама заметка. Надо признать, «письмо-опровержение» написано очень увлекательно, содержит множество метафор и блистательных сравнений, только для нас все-таки осталось непонятным, что же конкретно Вера Гайдай требует опровергнуть.

К примеру, в «опровержении» есть такая фраза: «Я никогда ни устно, ни письменно не просила и не собираюсь просить у городской администрации квартиры ни для себя, ни для каких-либо других людей. Более того, ни с кем из чиновников администрации этот вопрос я не обсуждала».

По этому поводу мы вынуждены были вторично связаться со Светланой Домбровской, которая снова подтвердила, что общалась очень плотно с Верой Гайдай перед прошлым юбилеем Леонида Иовича и той нужны были квартиры. Впрочем, и сама Вера Александровна, как следует из текста ее «письма-опровержения», не считает выкуп ее доли чем-то предосудительным. Вот цитата: «Попутно скажу, — замечает она, — что ничего срамного не вижу в том, что гражданин цивилизованного правового государства запрашивает адекватную цену за свою собственность, когда государство в ней почему-то нуждается».

Веру Александровну также не устроило утверждение Константина относительно «захвата всего дома». «Это неправда, — считает она. — Я пользуюсь лишь частью помещения, соразмерной моей доле в наследстве». Несомненно, это важная деталь, но газета — не суд и не может давать правовых оценок в отношении соразмерности долей: какая из них принадлежит Вере, а какая — Константину. Для этого доли должны быть юридически выделены и описаны в техническом паспорте. Если же доли не выделялись, то вопрос, кому какая часть дома принадлежит, вообще теряет смысл...

Что касается арендаторов, которые живут в доме Гайдая, то этот факт подтвердила в «опровержении» сама Вера Александровна, написав, что действительно живет в просторной благоустроенной квартире и в расширении площади не нуждается, а за ее частью «присматривает одна семья», потому что дом нужно отапливать зимой...

Далее Вера Александровна указывает, что сама заинтересована в том, чтобы в доме Гайдая был музей, и намерена принять самое активное участие в его создании. По ее мнению, нынешняя администрация города не способна сделать в усадьбе по улице Касьянова музей, достойный памяти великого комедиографа. Как выяснилось, у Веры Гайдай есть свои варианты спасения культурного памятника и превращения его в музей: например, учредить общественный фонд Гайдая или отдать дом под опеку какой-нибудь крупной коммерческой структуре...

Что же, если речь идет о создании частного музея, то это отличная идея! Такие музеи есть во многих странах мира, и они пользуются огромным успехом. И логично было бы предположить, что Вера Гайдай, имеющая для этого все права, могла бы учредить фонд Гайдая и возглавить его, привлекая средства инвесторов и грантодателей, за что благодарные иркутяне сказали бы ей огромное спасибо. Однако дальше Вера Александровна сетует: «Где идеи, проекты, предложения по дому на улице Касьянова, представленные администрацией Иркутска за последние годы? Я о них не знаю и выводы делаю соответствующие». После этой фразы у любого читателя возникает естественный вопрос: если речь идет о частном музее, то почему администрация города должна представлять «идеи» и «проекты»? Ведь в этом случае инициатива должна исходить от самой Веры Александровны. Как говорится, она хозяйка — ей и карты в руки.

В конце «опровержения» Вера Гайдай акцентировала свое внимание на фразе Светланы Домбровской, начальника Управления культуры администрации города: «Жаль, что Веру Александровну больше заботит материальная сторона вопроса, а не светлая и долгая память о ее великом дяде». И вот ответ Веры Гайдай: «Я расшифровываю это резюме абсолютно однозначно: хапнуть квартиру для Веры Александровны куда важнее музея, памяти о Леониде Гайдае и прочее, и прочее». Такие вердикты «фабрикуются для того, чтобы вежливо клеймить людей без чувства собственного достоинства и фамильной чести». Родственница комедиографа предположила, что некоторые лица в городе хотят убедить общественность, что она меркантильный, безразличный к памяти Гайдая человек.

Ремонт был

И дальше главная мысль всего письма: «Что касается «светлой и долгой памяти» в плоскости бескорыстия, то отчего бы городской администрации не подать пример и не сделать капитальный ремонт в доме на улице Касьянова за свой счет? Ну хоть в пику «корыстолюбивой» Вере Гайдай. Как бы взлетел рейтинг администрации в глазах сибиряков и даже Москвы! Пока этого не случилось, я позволю считать укоры в беспамятстве всего лишь дежурной демагогией, которую никогда не следует воспринимать серьезно».

Демагогия демагогией, но, как нам вновь подтвердила Светлана Домбровская, ремонт дома за счет средств администрации города уже имел место быть, и Вера Александровна была полна желания там жить и устраивать мини-экскурсии, однако в итоге все закончилось тем, что в доме живут арендаторы и никаких экскурсий. Нетрудно предположить, что второй раз мэрия на такой рискованный и дорогостоящий эксперимент вряд ли пойдет.

А теперь подытожим. У Веры Александровны есть несомненное право отстаивать свои права и интересы, и мы вновь предложили ей высказаться на страницах нашего еженедельника. Однако она категорически отказалась, посчитав, что в «опровержении» ее позиция изложена исчерпывающе. Очень жаль, потому что в нем много хлестких фраз и пространных рассуждений, но нет ответа на главный вопрос: будет или нет в усадьбе на улице Касьянова музей? И от кого или от чего это зависит? Но ответа, увы, нет... Дальнейшая участь замечательного дома остается неопределенной.

Не хочу участвовать в склоках

Мы связались по телефону с Ниной Гребешковой, вдовой Леонида Гайдая и замечательной женщиной, чтобы поговорить с ней о перспективах создания музея в стенах отчего дома ее знаменитого мужа. Как выяснилось, Нина Павловна знает о противоречиях, но не хочет, да и не может в этом участвовать.

— Вера Александровна — это приемная дочь Александра, брата Лени, — пояснила Нина Павловна, — ей досталось все то, чем владела семья Гайдай. И чего она там просит, мне непонятно... Все люди разные. Я, например, ни на что не претендую. Я претендую только на то, чтобы была светлая, добрая, достойная память о Гайдае, который вырос в Иркутске, дышал его воздухом... Мне хотелось, чтобы о нем остались добрые воспоминания. А как ведут себя родственники или вообще не родственники, я не хочу обсуждать, это их личное дело... Я не могу воспитывать Веру... Я не могу сказать: «Вера, будь человеком! Гордись тем, что ты попала в такую семью!» Она другого племени человек, другого понимания вещей...

Прошло 15 лет, как нет Лени, я уже старая, хотя еще держусь. Иркутск для меня уже очень далеко... Я ездила в Благовещенск на закладку памятника в честь Лени. Тогда у меня возникло ощущение, что я должна это сделать, но приехать в Иркутск и погрузиться во все эти склоки, которые развели мои родственники, или я уж не знаю, родственники ли они мне, я не хочу. Меня удивляет, то ли это время корыстное, где все измеряется деньгами, или только вырвать что-то. Мне это непонятно... А иркутянам я желаю здоровья, счастья и тепла...

ТИМУР БАЛАШОВ, ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА, АННА САМОХИНА friday@pressa.irk.ru Фото ТИМУРА БАЛАШОВА и из семейного архива семьи Гайдай

Метки:
baikalpress_id:  29 305