Кто есть кто в иркутском правительстве

При подробном изучении биографий членов кабинета министров и заместителей губернатора Есиповского становится понятно, что разговоры о доминировании приезжих сильно преувеличены

Напомним, что с самого начала идея создания правительства повергла местных чиновников и депутатов в смятение. Вроде бы и так все было нормально. Все сидели на своих местах, притерлись-пригрелись... Зачем огород городить? Сам губернатор Есиповский прокомментировал решение о реформировании структуры власти так: «Это изменение носит не декоративный характер, а в первую очередь должно позволить решить вопросы оптимизации и эффективности управленческих процессов». Публично также озвучивалась следующая причина: в условиях кризиса необходима консолидация власти. Кризис — вообще очень мощный аргумент, способный объяснить любые решения... Также в отношении реформы важное пояснение сделал первый зам губернатора Сергей Сокол, который заявил, что штат сотрудников администрации Иркутской области в 2009 году будет сокращен на 40%. То есть почти наполовину! Но, видимо, истинные мотивы действий по созданию правительства мы узнаем только в процессе его работы. Возможно, прежняя схема руководства области действительно несколько устарела, поскольку ей не хватало политической составляющей. Впрочем, поживем — увидим. Теперь о том, кто вошел в областное правительство и по какому принципу оно формировалось. Тут надо заметить, что большинство наших политологов и журналистов в буквальном смысле зациклились на теме «засилья варягов» в окружении нового губернатора. Так ли это на самом деле?

«Наши»

Как выяснилось, в правительство активно привлекаются и местные кадры. Причем все это люди известные, имеющие приличный опыт чиновничьей работы. Кто же они? Начнем с заместителей губернатора.

Один из них Юрий Гуртовой, который в 1997—2001 годах уже работал в администрации Иркутской области, будучи замом губернатора Бориса Говорина. Это человек с огромным опытом и связями в местной элите. Кстати, Гуртовой — полковник КГБ, был заместителем начальника управления КГБ, затем ФСБ по Иркутской области. До назначения в администрацию Есиповского Гуртовой работал замом начальника департамента безопасности корпорации «Ростехнологии», в которой, как известно, работал и будущий губернатор.

Другим замом губернатора и его полномочным представителем в Законодательном собрании Иркутской области назначен известный иркутский чиновник Сергей Кушнарев. Напомню, что раньше он работал в иркутской мэрии. Был председателем Комитета по информационной политике и внешним связям администрации Иркутска. По отзывам бывших коллег, Сергей Андреевич — человек образованный, дипломатичный, импозантный, умеет находить общий язык практически со всеми. На профессиональном чиновничьем жаргоне таких людей называют «орговиками».

Еще один заместитель председателя правительства области также представитель иркутской элиты. Речь идет об Александре Ведерникове. О нем известно, что долгое время он работал в различных коммерческих банках в Иркутске, Красноярске и Москве. Был депутатом ЗС. Кстати, Ведерников имеет благодарность Всемирного банка по реформе государственной службы и административной реформе.

Замом губернатора, руководителем представительства правительства региона в Москве назначен Юрий Дудников, который работал в администрации области еще при Тишанине. Ну и, наконец, нельзя не упомянуть Анатолия Дьячкова, который, являясь замом губернатора, также руководит администрацией УОБО. В итоге из восьми замов пять — наши земляки. Это явное большинство! Причем Юрий Гуртовой — явно одна из ключевых фигур.

Теперь посмотрим расклад среди министров. Как оказалось, и здесь немало людей, которые родились или долгое время работали в Иркутской области. Например, Руслан Болотов, мэр Шелехова, который получил в правительстве пост министра строительства и дорожного хозяйства. Министром культуры и архивов назначен Виталий Барышников, которого мы тоже хорошо знаем по его прежней работе в мэрии Иркутска (в качестве замначальника Управления культуры), а затем в администрации Александра Тишанина, где Барышников возглавлял Комитет по молодежной политике. Правда, при Тишанине была какая-то непонятная история с якобы нецелевым использованием средств на реализацию антинаркотической программы.

По требованию Тишанина была проведена соответствующая проверка, и выводы, к которым пришли проверяющие, по некоторым позициям оказались довольно неутешительными. После этого эпизода Барышников написал заявление об отставке, но из политики не ушел. Вскоре он стал помощником Виктора Круглова, прежнего председателя ЗС. Кроме того, Барышников стал играть заметную роль в местном отделении «Единой России», заняв пост замруководителя исполкома иркутских единороссов. Люди, когда-то работавшие с Барышниковым, отмечают, что он — настоящий трудоголик, работает по 12 часов в день, практически без выходных. Еще говорят, что он человек интеллигентный, неконфликтный и довольно толковый. Впрочем, бывшие знакомые Барышникова признаются, что были изумлены, когда узнали, что он ушел в «Единую Россию». Бывает...

Владимир Пашков, министр экономического развития, труда, науки и высшей школы также не новичок в региональной политике. Еще при Борисе Говорине он возглавлял Главное финансовое управление региона. В 2005 году занял пост вице-мэра Братска.

Наконец, министром социального развития, опеки и попечительства назначен непотопляемый Семен Викторович Круть, который является настоящим ветераном в областном руководстве, ведь он единственный чиновник, который пережил уже двух губернаторов и сохранил должность при третьем. Этот факт уже сам по себе говорит о многом.

Напомню, что в администрацию области Круть пришел в 1997 году. Поначалу он возглавлял Департамент региональных фондов и межрегиональных связей. Затем в 2001 году Борис Говорин поставил Крутя руководить областной соцзащитой. И этот пост он сохраняет до сих пор, но теперь уже в ранге министра. Журналисты и депутаты ломают голову над феноменом Семена Крутя. Это тот редкий случай, когда никакие громкие скандалы, которые время от времени возникают в связи с деятельностью главного защитника пенсионеров и малоимущих, не могут поколебать его незыблемого положения. А таких эпизодов в бытность пребывания на посту руководителя соцзащиты у Семена Викторовича было немало. Еще в 2003 году при Борисе Говорине много шума наделала история, связанная с депутатским запросом по поводу нецелевого расходования средств.

В ходе разбирательства КСП выяснилось, что ведомство Крутя приобрело дорогостоящий джип «Ниссан-Патрол» без положенного в этих случаях конкурса и без особой необходимости. Также депутаты упрекнули Семена Крутя в том, что он установил в своем кабинете... импортную душевую кабину. Эта пикантная деталь интерьера оживленно обсуждалась в СМИ. Однако сам чиновник категорически отверг все обвинения в свой адрес.

По поводу джипа он сказал, что машина необходима для поездок в отдаленные районы области, а кабина нужна для сотрудников, которые приезжают из командировок. По его словам, они приезжают, заходят, переодеваются, моются. И спокойно, в чистой рубашке присутствуют на совещаниях, коллегиях. Однако выводы КСП говорили о том, что нарушения все-таки были. Да и сам губернатор в итоге вынужден был признать, что «Ниссан-Патрол» приобретен незаконно. На этом все и закончилось.

Круть остался без джипа, зато в своем начальственном кабинете с кабиной. В 2006 году депутат Романов выступил с новыми «разоблачениями» по поводу нецелевого расходования денег в Департаменте соцзащиты. На этот раз речь шла уже не о каком-то джипе, а о настоящем теплоходе (по уверениям руководства Департамента соцзащиты, он был куплен для организации летнего отдыха детей из неблагополучных семей). В ходе проверки КСП выяснилось, что теплоход был куплен с нарушением законодательства РФ и области. Однако никаких оргвыводов из этого события так и не последовало. Семен Викторович остается у руля, несмотря на все нападки и разоблачения, и, надо полагать, принесет еще много пользы региону.

Свою должность также сохранила Наталья Малявкина, министр образования, как, впрочем, и Юрий Бажанов, министр сельского хозяйства. Так что все разговоры о том, что кадровая политика руководства области нацелена на вытеснение местных специалистов приезжими, не подтверждаются. Иркутяне в правительстве есть и в достаточном количестве.

«Варяги»

Теперь о пресловутых «варягах». По поводу Игоря Есиповского много говорить, думаю, нет смысла. За то недолгое время, что он руководит нашей областью, биография Игоря Эдуардовича изучена вдоль и поперек. Добавлю только, что поначалу все в Иркутске говорили, что Есиповский — «временный»: мол, сделает свое дело, в смысле, обеспечит победу «Единой России» на выборах в ЗС, и уйдет. Но предсказатели жестоко посрамлены, Есиповский назначен на должность главы региона и заявил всем, что это всерьез и надолго. Ну и, разумеется, нужно сказать, что Есиповский — это креатура главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова, нашего земляка, который, судя по всему, пристально следит за ситуацией в регионе.

Что касается первого зама губернатора Сергея Сокола, «Пятница» уже писала о нем в одном из предыдущих номеров. Благо информации о нем много, чего не скажешь о другом первом заме Есиповского — Михаиле Штонде. Это фигура совершенно неизвестная, причем не только в Иркутске. В Интернете нашлось упоминание только о том, что Штонда родился в 1965 году и некогда работал в московской фирме ООО «Фарм Синдикат» (оптовая торговля лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения). Разумеется, в назначении его на пост первого зама есть некая интрига, но разгадать ее пока не представляется возможным.

Зато есть масса любопытной информации об Александре Моисееве, получившем пост заместителя председателя правительства. Эта фигура заслуживает пристального внимания хотя бы потому, что он единственный из областного правительства, который работал в Правительстве РФ и был даже федеральным министром! Бывший армейский полковник Александр Моисеев попал в Белый дом еще при бывшем первом вице-премьере Юрии Маслюкове.

В его секретариате он отвечал за Мингосимущество, этими же вопросами он заведовал в секретариатах Виктора Христенко и Михаила Касьянова. Кстати, именно Касьянов лоббировал Моисеева на пост главы рыбного ведомства. И не напрасно: Моисеев всего за несколько месяцев сумел кардинально изменить правила игры для рыболовецких предприятий: отменил аукционы на вылов рыбы и отстранил региональные власти от распределения квот. Однако в декабре 2003 года Касьянов неожиданно отправил своего выдвиженца в отставку.

По данным газеты «Ведомости», Моисеев сам обратился к премьеру с просьбой об отставке, поскольку перенес сложную операцию. Затем экс-министр на какое-то время ушел в бизнес, работал в крупном кораблестроительном концерне. В марте 2008 года он снова вернулся на госслужбу, но уже не в столице, а в Великом Новгороде. Там он получил пост замглавы администрации области, курировал вопросы, связанные с культурой и архивным делом.

Однако на Новгородчине Александр Петрович пробыл всего пять месяцев. 1 августа он покинул пост, а уже 12-го был назначен замом губернатора Иркутской области. Возникает естественный вопрос: почему? Может быть, возникли разногласия с новгородским губернатором Митиным? Злые языки по этому поводу вспоминают статью в «Известиях» от 19 мая под заголовком «Скандал в Новгороде: команда областного главы погуляла. Подстрелили рыбака».

А дело было так: под конец майских праздников глава Новгородчины Сергей Митин отправился на катере с пятью заместителями и помощниками на прогулку.

Среди входящих в «ближний круг» был и Александр Моисеев. Около часа дня катер вошел в небольшую речушку у деревни Сельцо. В это время в кустах стояла лодка, в которой рыбачили двое местных жителей. Неожиданно раздались выстрелы, в результате которых один из рыбаков был ранен. Издание утверждает, что попавшая в рыбака пуля «вылетела» из катера. Журналисты говорят, что стрелял сам Митин. Но в итоге дело о стрельбе так ничем и не закончилось.

Раненый рыбак не стал писать заявление. Зато вскоре члены команды Митина начали подавать в отставку, в том числе и Моисеев. Но почему следующим местом работы он выбрал Иркутск? Все-таки в новгородском назначении просматривалась хоть какая-то логика: местный губернатор Сергей Митин и Александр Моисеев — земляки (оба родом из Нижнего Новгорода). Возможно, Моисеев тоже где-то пересекался с Сергеем Чемезовым, ведь он долгое время работал в Белом доме.

Наибольшее раздражение среди назначенцев Есиповского у иркутской элиты вызывает фигура Михаила Кручинина, возглавившего Министерство жилищной политики, энергетики, транспорта и связи. Хотя на первый взгляд оснований для недовольства быть не должно. В Красноярске Михаил Кручинин возглавлял энергосбытовое предприятие, которое вошло в десятку крупнейших компаний края по объему реализации. Видимо, причина болезненной реакции на назначение Кручинина заключается в том, что коммуналка и энергетика у нас всегда были приоритетными отраслями, дефицита кадров в этой сфере никогда не наблюдалось, наоборот, хоть завались. Но почему-то назначили 29-летнего красноярца, практически «юношу», как выразился один депутат. Естественно, все в Иркутске считают Кручинина ставленником Сергея Сокола.

А вот в назначении Юрия Олефира на должность министра здравоохранения явно просматривается рука Александра Моисеева, зама Есиповского. Как выяснилось, Олефир возглавлял Комитет по охране здоровья населения Новгородской области и практически в одно время с Моисеевым. Собственно, Моисеев и представил его иркутским журналистам, заявив, что Юрий Олефир «чуткий, грамотный и высоконравственный человек». Надо добавить, что Олефир работал на руководящих должностях в Центральном военном клиническом авиационном госпитале № 7 в Москве. А еще раньше служил на Крайнем Севере начальником медицинской службы атомной подводной лодки.

Кроме того, он кандидат медицинских наук, врач высшей категории, имеет почетное звание «Заслуженный врач Российской Федерации», награжден государственными наградами. Кстати, Юрий Олефир является специалистом в области урологии, одной из самых востребованных специальностей. Интересно, что, находясь на административной работе, Юрий Витальевич продолжал оперировать пациентов. В Иркутске он тоже планирует практиковать как хирург. Так что будем считать, что нам крупно повезло!

Коммунальщина в мозгах

Вообще, вся эта дискуссия на тему «варягов» и «коренных» ни к чему хорошему нас не приведет. Конечно, многие у нас хотят, чтобы во власти были только местные, это понятно. Все уже за долгие годы устоялось, утряслось, а тут какие-то непонятные люди с непонятными идеями. Но вспомним, что Петр Первый тоже понавез на горе боярам немцев и голландцев, и в итоге Россия за короткий срок вышла на совершенно другой уровень развития. И вообще, проблема не в том, откуда чиновник родом, а в том, что он собой представляет, что у него в голове. По этому поводу вспоминается байка о том, что Александр Лебедь, став губернатором Красноярского края, посетовал, что соседней областью руководит коммунальщик, имея в виду нашего Говорина. Отношения двух губернаторов и правда не сложились, было время, когда Лебедь обещал «придушить Говорина» непоставками угля в северные территории, а Говорин говорил, что Лебедь «не сможет решить ни одного вопроса, потому что он никогда их не решал».

Лебедь был генералом, а Борис Александрович — коммунальщиком, в том смысле, что долгое время работал в коммунальной сфере, потом занимался теми же вопросами в исполкоме, на посту мэра и губернатора. Конечно, в этом нет ничего плохого, но штука в том, что весь комплекс проблем, стоящих перед регионом, Борис Александрович видел тоже через призму ЖКХ, а это все-таки несколько ограниченный взгляд. И по этому же принципу он подбирал свою команду. В итоге коммунальное мышление прочно укоренилось в мозгах нашей региональной элиты.

Подготовка к отопительному сезону, капитальный и текущий ремонты, состояние коммуникаций, общественный транспорт — все это долгое время владело умами чиновников и депутатов. Разумеется, это важные вопросы, но нельзя же заботиться только о хлебе насущном, нужно и для будущего развития что-то делать. Но главная проблема в том, что такое мышление очень созвучно мышлению жителей коммунальных квартир с их постоянными склоками из-за непотушенной лампочки в туалете, толкотней в коридоре и стремлением напакостить друг другу. Только иркутские чиновники и депутаты, мыслящие коммунальными категориями, бились не за лампочку в туалете, а за бюджет... Вот и вся разница.

После Говорина пришел Тишанин, который вроде бы интуитивно чувствовал, что нужно запускать некие механизмы, которые выведут область из тупика, ухватился за проект агломерации, но то ли проект был недостаточно хорош, то ли у экс-губернатора не хватило сил преодолеть коммунальную идеологию в себе, ведь он тоже был своего рода коммунальщиком, только железнодорожным... Поэтому вопрос кадровых назначений не должен рассматриваться в категориях «свои-чужие», нужно смотреть в корень проблемы: смогут ли назначенцы Игоря Есиповского переломить коммунальную идеологию и работать содержательно с прицелом на развитие региона.

Метки:
baikalpress_id:  10 655