Бензиновая роскошь

Почему после падения цены на нефть в три раза, бензин в Иркутске подешевел лишь на десять процентов?

Нынешнее лето запомнилось иркутянам резким скачком цен на бензин. Осенью с наступлением мирового кризиса стала резко дешеветь нефть. Цена на нее снизилась более чем в три раза. Было бы логично, если бы вместе с ценой на черное золото упала цена и на его производные продукты. Однако бензин в Иркутске подешевел лишь на 10 процентов и стоит в два-три раза дороже, чем в США. В чем причина такого несоответствия?

Чтобы везде успеть

Наталья Стахеева — водитель с восьмилетним стажем. Как только получила права на вождение и приобрела личный автомобиль, баранку из рук не выпускает. Ласково называет свою машину «Машуней» и говорит, что автомобиль — это прежде всего возможность организовывать свой день так, чтобы везде успевать.

Для Натальи машина — это средство передвижения. Роскошью для нее, как и для многих других автомобилистов Иркутской области, является бензин. «Во время путешествий по России всегда замечаю, когда проезжаю соседние с Иркутской областью регионы, чем ближе к Иркутску, тем цены на бензин выше», — говорит Наталья. С сожалением констатирует: в нашей области работают нефтеперерабатывающие заводы, а бензин дорогой. «Значит, не совсем грамотно организовано ценообразование, есть где-то пробелы», — подчеркивает она. Такие выводы может сделать любой местный автолюбитель.

В этом году самые высокие цены на бензин в Иркутской области были зафиксированы в конце лета, когда стоимость наиболее распространенного топлива АИ-92 достигла 29 рублей. С наступлением финансового кризиса резко стала дешеветь нефть. Было бы логично, если бы вместе с ценой на черное золото упала цена и на его производные продукты. Цены, конечно, значительно упали, но не в Иркутской области. Стоимость бензина АИ-92 на сегодня составляет 22 рубля 80 копеек, АИ-80 — 22 рубля 30 копеек, АИ-95 — 29 рублей 40 копеек, АИ-98 — 30 рублей (данные прошлой недели).

Бензин — это роскошь

Председатель иркутского общества автомобилистов Николай Сергеев сложившейся ситуацией более чем обеспокоен и считает, что изменений к лучшему не предвидится.

«Ничего не изменится, — считает Николай. — Если даже премьер-министр Владимир Путин, общаясь недавно с жителями России, заявил, что бензин у нас такой дорогой, потому что налоги высокие. А если само правительство не может эту проблему решить, на что вообще можно надеяться?!» От более подробного разговора Николай Сергеев отказался, смысла не видит...

Да и как его увидеть, если Владимир Путин ясно дал понять автомобилистам России: машина — это не средство передвижения, а роскошь, и те богачи, которые могут позволить себе иметь автомобиль, должны раскошеливаться на дорогой бензин. На его слова, выражающие государственное мнение по этому поводу, могут смело и спокойно ссылаться производители и продавцы топлива. И низких цен теперь точно не дождешься! Впрочем, премьер пообещал что-то такое сделать с налогами, чтобы цены на ГСМ так сильно не росли.

«Бензин — это основной энергоноситель, он играет значительную роль в формировании цен на другие товары, в том числе социальные — хлеб, молоко, — говорит Александр Воронов. — Сам по себе товар может быть дешевый, но из-за того, что грузовик просто проехал по городу и доставил продукты в магазины, товар становится значительно дороже, чем есть на самом деле. И тут стоимость бензина сказывается на всем населении, даже на том, кто не имеет автомобиля. Государству можно порекомендовать одно — упорядочить ценообразование, чтобы ставка НДПИ шла за нефтью. Нужно объяснить компаниям, вот, мы вам снижаем налог, но вы будьте добры ставьте конкурентные цены на внутренних рынках и обеспечьте, пожалуйста, рынок нефтью и бензином. Дешевым. Мы его добываем, мы должны получать бензин за деньги чуть-чуть дороже, чем у арабов. И тогда это даст рентабельность для наших внутренних производителей, внутренний рынок будет сильнее. Сейчас, конечно, не так катастрофично, как было в 1998 году. Но чем дольше кризис будет развиваться, тем сложнее будет сделать нормальный, адекватный рынок». А пока бензиновый рынок не привели в порядок, автовладельцам ничего не остается, как смириться и завидовать западным странам, где бензин стоит в два, а то и три раза дешевле.

Кто виноват?

Начальник отдела продаж Иркутского филиала компании «Брокеркредитсервис», эксперт по топливному рынку Александр Воронов уверен, главная причина того, что в Иркутской области самые высокие по России цены на бензин, заключается в наличии монополистов на внутреннем рынке ГСМ.

Нефтяные компании в Иркутской области имеют вертикально интегрированные структуры, то есть они, помимо того что добывают нефть, еще производят бензин и его продают. Отсутствие конкурентов и абсолютное доминирующее положение на рынке позволяют им устанавливать завышенные цены на нефтепродукты. «У нас все монополизировано, — говорит Александр Воронов. — Вот в зарубежных странах есть рынок: какие-то компании добывают нефть, какие-то заводы производят бензин, а кто-то его продает. Нефть сегодня стоит ниже 40 долларов США, а ведь была почти 150 долларов за баррель! Соответственно, бензин тоже должен дешеветь. Должен, но не обязан. У нас он дешевеет куда медленнее, чем в других странах. Сейчас его стоимость упала на 10%. Но 10% — это ненормально».

Если до финансового кризиса нефтеперерабатывающие предприятия обосновывали стоимость бензина высокой ценой на нефть, то сейчас ситуация изменилась, и нефтяникам стало нечем апеллировать. В США бензин сегодня стоит от 13 до 16 рублей (если переводить на наши деньги). «Они там, в Америке, если и добывают нефть, то или на юге, в районе Мексики, а это 3—4 тысячи километров от Нью-Йорка, либо вообще у черта на куличках, в Персидском заливе например. И бензин там более качественный, и заводы более мощные. У нас парадокс какой-то получается. Нонсенс», — говорит эксперт. По данным Федеральной антимонопольной службы России, с начала года было возбуждено более 100 дел, связанных с нарушением антимонопольного законодательства на российских рынках автомобильного топлива и авиатоплива. Около половины из этих дел связаны с злоупотреблением доминирующего положения на рынке.

На компании и предприятия были наложены штрафы на общую сумму более 800 млн рублей. В октябре этого года ФАС России направила семи крупнейшим компаниям предостережения о необходимости снизить цены на нефтепродукты. Недавно Управление ФАС по Иркутской области признало нефтяную компанию Роснефть нарушившей Закон «О защите конкуренции». Антимонопольщики обвинили компанию в том, что она установила и поддерживает высокие цены на автомобильные бензины, дизельное топливо, авиационный керосин и мазут. На Роснефть наложили штраф в размере более 229 млн рублей. Но компания намерена обжаловать решение Арбитражного суда Иркутской области о признании нарушений антимонопольного законодательства.

Александр Воронов считает, что меры, принимаемые антимонопольщиками, ситуацию не исправят: «А что Роснефть? Ну и заплатят они штраф, а что дальше-то будет? Пока мы не разберемся на внутреннем рынке, не наладим баланс компаний, чтобы они не закрывали свой убыток засчет нас, к лучшему ситуация не изменится, и у нас будет уродливый рынок. Сейчас он не гибкий, не эластичный, и его сложно контролировать. Та же самая Роснефть: компания пользуется исключительным правом, поскольку она монополист и может загибать цены. И штрафы эти ничего не дадут».

«Ножницы Кудрина»

Кроме монополизма нефтяных предприятий в Иркутской области есть и еще одна причина высоких цен на бензин, которая затрагивает всю Россию в целом. Это налоги.

Есть в России налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), так называемые ножницы Кудрина, названные в честь (или не в честь?) соответствующего министра финансов России. В отношении нефти смысл «ножниц» заключается в том, что, когда цена на нефть на мировом рынке растет, вместе с ней растут экспортная пошлина и налог на добычу полезных ископаемых. Проблема в том, что размер НДПИ увеличивается с некоторым опозданием. Эта задержка позволяет нефтеперерабатывающим предприятиям использовать подорожание нефти, увеличивать прибыль и инвестировать в проекты. Но когда цена на нефть падает, то и налог падает медленно. Выходит, что предприятие экспортирует нефть по низкой цене, а налог платит от ее высокой стоимости.

«Сейчас цена на нефть падает, и «ножницы Кудрина» не успевают корректировать размеры налогов. Поэтому экспорт нефти для наших добывающих компаний сегодня является убыточным и невыгодным, — говорит Александр Воронов. — Предприятия не то что зарабатывают, они терпят убыток и, естественно, компенсируют его на внутреннем рынке за счет высоких цен на нефтепродукты. Поэтому с одной стороны, «ножницы Кудрина» позволили создать предприятиям резерв, а с другой — они сейчас наказывают всех нас: нефтяники заламывают цены, перекладывают свои проблемы на наши плечи». Стоимость бензина на российском рынке формируется от цены нефти на зарубежном рынке и от ставки НДПИ. Казалось бы, стоит откорректировать размер налога, сделать ставку ниже и позволить нефтяникам зарабатывать на внешнем рынке. Но тогда ситуация повернется другой стороной: нефть будут экспортировать, внутренний рынок оскудеет, возникнет дефицит, и цены опять-таки поднимутся. «Такая вот замкнутая ситуация получается», — разводит руками Александр Воронов.

Однако эксперт считает, что наших монополистов в сложившейся ситуации тоже нужно понять: «Компании не могут работать себе в убыток. У них есть сотни тысяч людей, которые должны получать зарплату, есть кредиты, и их надо платить. Но такой рынок у нас будет еще лет пятнадцать — это точно. Он, конечно, сформирован, есть компании, и мы видим лидеров рынка, которые научились работать. Но с другой стороны — давайте формировать более-менее нормальный, конкурентный рынок, учитывая, что и предприятия должны зарабатывать, и население не должно страдать от высоких цен. Сейчас всем тяжело. Но что уж так совсем-то наглеть?»

Загрузка...