Страсти в заповеднике

Сотрудники Байкало-Ленского заповедника ведут войну из-за квартир

Год назад в «Пятнице» было опубликовано большое интервью начальника ГУВД по Иркутской области Алексея Антонова. В той беседе Алексей Алексеевич назвал список чиновников, в отношении которых милиционерами были возбуждены уголовные дела. Среди них оказался и Александр Заяц, директор ФГУ «Природный заповедник Байкало-Ленский». Недавно в редакцию обратился его заместитель Виктор Степаненко. Он заявил, что является инициатором возбуждения этого уголовного дела и готов поделиться подробностями с читателями «Пятницы».

Как в кино

Скандал вокруг руководителя заповедника вспыхнул из-за квартирного вопроса. Конечно же, вы помните фильм «Гараж» и показанные в нем страсти вокруг распределения боксов. В заповеднике произошло нечто подобное. Коллектив разделился на два лагеря: получивших квартиры в новом доме и лишившихся шансов на улучшение жилищных условий. Причем представители оскорбленной половины заповедника утверждают, что их вычеркнули из списков незаконно.

— В очередь на жилье я встал в 1988 году, как только пришел сюда на работу, — говорит заместитель директора по экологическому просвещению ФГУ «Государственный природный заповедник Байкало-Ленский» Виктор Николаевич Степаненко. — Я просто автоматически внес свою фамилию. За годы работы никаких оснований для того, чтобы снять меня с очереди, не было. Списки очередников регулярно вывешивались, Виктор Николаевич отслеживал свое передвижение наверх и терпеливо ждал.

— В 2003 году начали строить дом рядом с нашей конторой в Солнечном. Земля, на которой велось строительство, находилась в оперативном управлении нашего заповедника. Не стану ударяться в подробности, кто вообще допустил строительство домов на федеральной земле. Лично меня волновало и радовало, что по спискам я был первым претендентом на жилье. Я надеялся получить для расширения однокомнатную квартиру, — продолжает Виктор Степаненко. — На работу я езжу со станции Батарейная. А здесь я жил бы под боком и на работу ходил бы пешком. Но этой мечте не суждено было сбыться. Часть квартир в двух новых домах фирма, ведущая строительство, отдавала для сотрудников заповедника. Сколько именно, мне не известно, но я знаю точно, что во втором из построенных домов их было девять.

— О том, что я, выражаясь проще, пролетел, стало известно летом 2007 года, — говорит Виктор Степаненко. — Это случилось, когда в дом стали заезжать новые жильцы. Меня среди них не было, хотя я стоял в очереди первым!

Белые нитки

Виктор Степаненко говорит, что среди новоселов домов, построенных на территории заповедника, были люди, не имеющие к нему никакого отношения.

— На все мои запросы я получал ответ, что якобы эти квартиры были отданы в фонд решения вопроса о подключении дома к теплосетям и канализации, — продолжает Виктор Николаевич. — Все они, конечно, уже приватизированы, и о передаче жилья тем, кому оно изначально предназначалось, теперь речи не идет. Тогда Виктор Степаненко отправился выяснять отношения к директору заповедника Александру Зайцу.

— Я задал вопрос, почему не обнародовали результаты распределения, а все сделали втихую, — продолжает Виктор Степаненко. — Наш руководитель ответил, что ничего уже сделать нельзя и моя проблема, возможно, решится в будущем. Он представил мне документы, но в них я увидел откровенное надувательство.

Виктор Степаненко утверждает, сто согласно этим бумагам, неожиданно попавшие в списки новоселов люди активно участвовали в строительстве и внесли в него вклад в размере нескольких сотен тысяч рублей.

— Фамилии этих людей мне известны, — говорит Виктор Николаевич. — Но обнародовать их я не стану. Скажу лишь, что среди них представители семей, приближенных к самым заметным городским чиновникам. И это еще не все откровенные подставы. Например, есть в этом деле о квартирах документы, составленные еще в 2002 году, а печать, заверяющая их, начала действовать только три года спустя. В общем, белых ниток и откровенного идиотизма хватает. К тому же из них совершенно не понятно, сколько квартир ушло налево в действительности.

Где правда?

Виктор Степаненко подал заявление о действиях своего руководителя в областной ОБЭП. Там завели уголовное дело против Зайца по двум статьям — «Злоупотребление служебным положением» и «Ненадлежащее исполнение служебных обязанностей».

— Затем дело было передано в прокуратуру Октябрьского района, — рассказывает Виктор Степаненко. — Там оно через некоторое время было закрыто. Затем, насколько мне известно, открылось снова. Но в какую сторону оно движется, мне не известно.

Виктор Николаевич утверждает, что за время, пока ведется следствие, ему пытались снизить зарплату до уровня водителя или секретаря. Он обратился в инспекцию по труду, и зарплату довели до прежнего уровня.

— Кроме меня, квартиры не получили еще несколько сотрудников. Они так же, как и я, начали протестовать. С ними поступили жестко: часть из них уволилась, не выдержав урезания зарплаты и притеснений. Других увольняло руководство, но люди восстанавливались на местах через суд.

По словам Виктора Степаненко, до всех этих страстей он был в отличных отношениях с Александром Зайцем, но квартирный вопрос привел к тому, что теперь директор и его заместитель практически не общаются. И это притом, что ежедневно ходят на работу в одно и то же здание. Теперь коллектив заповедника с большим нетерпением ждет результатов следствия.

Я не виновен

Александр Заяц, директор ФГУП «Заповедник Байкало-Ленский»:

— По поводу жилплощади, на которую претендовал Степаненко, решение вынес суд. Не в его пользу. Неужели Виктор Николаевич считает себя выше суда! Я настаиваю на том, что жилье получили сотрудники заповедника, которые больше остальных в нем нуждались, например, те, кто недавно окончил высшее учебное заведение. Меня искренне удивляет позиция Виктора Степаненко. Он с двумя своими единомышленниками, также моими заместителями, ополчился против всего коллектива. Тем самым, конечно же, вносится негатив в работу заповедника.

В СУ СК при прокуратуре России по Иркутской области подтверждают, что дело по статье «Злоупотребление должностными полномочиями» против Александра Зайца все еще расследуется Октябрьским отделом Управления. Правда, о тонкостях дела, а также о том, на какой стадии находится расследование, сотрудники ведомства не распространяются.

Загрузка...