Антишпионские поправки

На прошлой неделе правительство внесло на рассмотрение в Госдуму поправки к Уголовному кодексу, согласно которым граждане России, чьи деяния направлены против безопасности РФ, в том числе ее конституционного строя, суверенитета, территориальной и государственной целостности, будут признаны изменниками и шпионами. Многие юристы считают, что с принятием этих поправок любой гражданин рискует угодить под «шпионскую» статью, как это было во времена Сталина.

Ход конем

О подоплеке и возможных последствиях принятия поправок мы решили спросить у Дмитрия Васильевича Носкова, руководителя правозащитной организации «Гражданская инициатива».

— Сложности в доказывании, которыми объясняется необходимость внесения изменений, можно решить и по-другому, — считает правозащитник. — И совершенно справедливо депутат Елена Мизулина, признанный теоретик и практик в области уголовного и процессуального права, сказала, что это просто беспредел. Нельзя подменять законность целесообразностью и наоборот. По словам Дмитрия Васильевича, вариант, который предлагается, действительно дает ничем не обоснованную свободу усмотрения, при этом нарушаются принципы законности, правовой определенности, презумпции невиновности и т. д. Правозащитник также обратил внимание на размытость формулировки в поправках к закону. Состав преступления не конкретизирован, и, по сути, под него можно подвести все что угодно. Происходит расширение уголовной репрессии, что противоречит Европейской конвенции по защите прав человека и многим другим международным актам.

— Вам это не напоминает сталинские времена, когда людей хватали и отправляли в тюрьму за что угодно: за анекдот, за письмо из-за границы, за непролетарское происхождение?

— Разумеется! Только в Конституции 1936 года было четкое понятие «враг народа», а в нашей ситуации делается ход конем: правительство предлагает убрать «враждебную деятельность», чтобы под этим прикрытием необоснованно расширить рамки уголовного преследования. Ведь под государственную измену можно подвести многое из того, что сейчас не считается преступным, да и не должно считаться.

— Например?

— Оппозиционная деятельность, контакты с иностранцами, высказывания против власти относительно социальных проблем, которые у нас происходят, деятельность журналистов. Теперь в шпионы и изменники может попасть кто угодно: достаточно просто высказать не то мнение. По сути это возврат к временам диссидентства, но если раньше людей в психушку отправляли, то теперь могут и посадить. Между тем у нас принято положение Европейского суда по правам человека, согласно которому госслужащий заключает так называемый общественный договор, то есть он согласен жертвовать частью своей личной свободы и не возражает против того, чтобы его деятельность критиковалась. Антишпионские поправки вступают в явное противоречие с этим положением.

Дмитрий Носков считает, что в результате принятия поправок могут пострадать многие конституционные права и свободы: свобода СМИ, свобода граждан объединятся, свобода собраний и митингов и т. д.

— В таких условиях очень легко провести какую-нибудь экспертизу, возбудить дело. Поэтому все это навевает определенные подозрения. В сталинской Конституции был «враг народа», а теперь в категорию шпионов и изменников может попасть огромный круг людей.

— Можно сказать, что все эти поправки на деле являются предлогом, чтобы запустить механизм для очередного закручивания гаек в стране?

— Конечно. Это негативные тенденции, связанные с политической и экономической ситуацией в стране. 2009 год по всем оценкам будет очень тяжелым для России... Поэтому этот законопроект, а также законопроект, сокращающий полномочия присяжных, нужно расценивать как некий упреждающий удар со стороны власти. Неприятно это...

Загрузка...