Ни ты — мне, ни я — тебе

«Нужно вообще-то каждому определиться, чего он хочет в этой жизни», — советует кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Контракт и любовь

— Вот какое письмо, Сергей Анатольевич, прислала тридцатитрехлетняя Людмила из Иркутска: «Неужели действительно сейчас чувства, так называемые любовь, брак, — это скрытые расчетливые действия по отношению друг к другу? Я давно наблюдаю за своими знакомыми — что говорить, когда на работе, в кругу подруг, в другом женском обществе только и слышу «пусть достает», «пусть крутится», «его проблемы» в адрес своих мужей.

Самые откровенные так вообще заявляют: «Я что, зря с ним живу, готовлю, стираю?» И это семья? Получается, что один ищет, кто бы ему рубаху зашил, поесть сварил, а второй — чтоб холодно не было, чтоб партнер под рукой был. Муж как машина для доставания денег. И это в обмен на то, чтобы ему пуговицу пришили? Обалдеть! А я-то, дура, за чувства, за человеческие поступки, а не за то, сколько он мне денег принесет, замужем была». Сергей Анатольевич, что, правда, что 99,9% не за мужа, а за машину, квартиру выходят? Лохов, поклаблучников ловят в обмен на бытовые услуги?

— Люда, я с вами абсолютно согласен. В последнее время, к сожалению, наблюдается классическая подмена понятий: реальные чувства подменяются расчетом. Хотя есть так называемая классификация браков и степень их устойчивости. По этой классификации, к сожалению, самый короткий брак — это когда любовь до гроба, т. е. когда мы вкладываем душу, чувства, эмоции в другого человека без остатка; а самый устойчивый — это брак по расчету, когда речь идет не о чувствах, а о разуме.

Это скорее деловое соглашение, нежели близкие личные, интимные отношения между людьми. В этом случае уместен и так называемый контракт между супругами — кому что достанется после развода. Но контракт и любовь — это все-таки разные вещи. Либо мы полностью и беззаветно отдаемся во власть любимого человека, либо у нас, как у Дзержинского, холодная голова. Я все-таки думаю, что ваша статистика, Люда, в плане реальных отношений под названием любовь и меркантильных взаимоотношений двух бизнес-партнеров немножко утрирована, я все-таки думаю, что процент истинных чувств гораздо выше. Мне хотелось бы на это надеяться...

Всей жизни мало

Альбина: «Муж совсем к нам с дочерью невнимателен, и к своей матери тоже. О чем его ни попросишь, все только «отстань», и все, «мне некогда». А на работе он не так и упахивается, не самый главный он там человек, работает не напрягаясь, но ничем никогда не поможет. Мы с его матерью живем, и мне обидно, что он ее так унижает. Она все понимает, видно, что ей за него стыдно, хотя от этого не легче. Он, как чужой человек, ни слова доброго, ни цветочка к празднику. Даже деньги на хозяйство из него приходится вытягивать чуть ли не силой. Живем уже пятнадцать лет, но с каждым годом только хуже и хуже. Вот что может получить женщина за искреннюю любовь».

— Да, Альбина, все мы родом из детства, и, так скажем, ранние детские впечатления о характере взаимоотношений в родительской семье, несомненно, накладывают отпечаток на дальнейшую жизнь, и более того, конечно же, формируют фактические отношения в семье, созданной уже нами. Естественно, все имеет отклик, и если человеку, в данном случае вашему мужу, не было привито до 7—8 лет уважительного отношения к матери, то, как правило, этого отношения не возникает и в собственной семье, в отношениях с женой и детьми. Поэтому вашего мужа можно только пожалеть.

Представьте, ведь то, что вы испытываете на себе, неоднократно испытывала его мать. Если есть дефицит ответственности, дефицит эмоциональности и дефицит любви, то все это наблюдается и в отношениях с любимым человеком. Ваш муж, Альбина, и хотел бы любить, да просто не знает, как. Для него привычные формы поведения — это формы поведения загнанной в угол собаки, он просто не умеет адекватно реализовать свое отношение к вам и своей дочери. Срок совместного проживания не играет никакой роли, если человеку недодано что-то в детстве, то всей жизни мало, чтобы компенсировать этот недостаток. Я бы посоветовал вам, Альбина, не быть такой поверхностно-категоричной в оценках, вас ведь многое связывает, надо все-таки постараться найти ключики к душе вашего мужа.

Пессимистичный прогноз

Ирина: «Мой муж в доме живет как настоящий инвалид — ничего не умеет, о чем только ни спросишь, одни обещания. А мы не зарабатываем таких денег, чтобы по любому поводу «мужа на час» звать, дом наш как после бомбежки. Не может одна женщина все успеть. Особенно когда двоих детей приходится еще обслуживать. Сыновья тоже с папы берут пример — ждут, когда им все на блюдечке принесу. Конечно, сама виновата, что их такими лентяями воспитала. Но мне казалось всегда, что лучше учиться не на окрике, а на добром отношении, думала, что забота о них будет всегда лучшим примером, как нужно относиться ко всему в жизни. А получилось все наоборот. Ни картошки почистить, ни полы самостоятельно, без ругани, не вымоют. Повторяют только за папочкой, что это все женская работа, как попугаи. Надоела мне такая жизнь».

— Понятно, что ситуация и позиция иждивенца в семейных взаимоотношениях — более выигрышная в качестве примера для подрастающего поколения. Лентяям жить проще, а брать ответственность на себя и возлагать на себя какие-то обязательства даже в плане выполнения домашних обязанностей — это гораздо сложнее. А поэтому дети и копируют наиболее выгодные способы взаимоотношений и поведения. Но, Ира, с хроническим ребенком можно жить только очень малую часть времени, и ваше письмо является показателем того, что степень инфантилизма мужа превысила степень вашей любви к нему. Когда мы остро начинаем реагировать на особенности поведения близкого нам человека, тогда, по сути, прекращаются и реальные взаимоотношения с ним. И прогноз на будущее мне представляется более чем пессимистичным, если, так скажем, подобный инфантилизм не преодолен в подростковом периоде, то во взрослом состоянии он уже практически неизлечим.

Опустили руки

Валентина: «У нас в семье все живут будто посторонние. Так принято было в семье у мужа. Там его мать даже дни рождения детей никогда не отмечала, никаких подарков, муж вырос очень замкнутым. Я думала, что его сердце растопится от моей любви и заботы, но вот скоро десять лет как мы женаты, а он только больше замыкается, лишнего слова не скажет, даже простого спасибо от него не дождешься. Мне даже кажется, что ему все равно — рядом я или нет, лишь бы его только не дергали».

— Есть такое выражение, Валя, сколько людей, столько и мнений. Это можно дополнить еще одной цитатой: нет общей для всей реальности, а есть способ описания реальности. В каких терминах мы описываем жизнь, которую проживаем, такую жизнь мы и ведем, так и живем: либо фиксируемся на положительных моментах, либо на отрицательных. Я думаю, что в ваших взаимоотношениях с мужем многое еще просто не реализовано. Да, он бука, он замкнутый, он сам в себе.

Есть даже такой акцент характера под названием шизоидный. Но, как говорил в свое время Иван Бехтерев, нет плохого гипноза, есть недостаток времени. Каждому человеку нужен свой период времени, свои для каждого временные затраты усилий со стороны близких людей, чтобы человек наконец хотя бы попытался изменить свое мировосприятие. И вот то, что вы сказали в отношении вашей любви, которая готова растопить лед отчужденности вашего мужа... Мне кажется, что вы раньше времени опустили руки, конечно, клиент сложный, но если ваши чувства к нему еще сохранились, то я бы посоветовал вам и дальше работать.

Несчастный человек

Ирина: «Мой муж имеет такую особенность — когда надо ему, он все забывает. Например, про мой день рождения только удивится — надо же, я забыл. Это чтобы лишний раз подарков не дарить. Зато про свои именины и именины своих родственников прекрасно помнит. И настаивает, чтобы подарки его родителям были всегда очень дорогими, даже пусть потом денег в семье не будет. А мои родители не в счет, и дочка тоже. Он говорит, что мое воспитание — одно баловство. Много у него рассуждений на тему воспитания. А в результате — только ворчание, ворчание и обиды, что ему мало внимания, всем недоволен, хоть в лепешку разбейся. Все не так, только сравнивает, как другие женщины все успевают. Недавно я сделала ему замечание, что он в грязной обуви пошел по только что вымытому полу, так он распсиховался и швырнул утюг об стенку. Утюг потом мне самой пришлось покупать».

— Это очередная вариация, Ира, на тему «Мужики — как дети». В данном случае речь идет о демонстративной реакции и демонстративных особенностях характера вашего мужа. Это называется еще истероидной формой поведения. В данном случае речь идет об импульсивности, которая приносит определенные дивиденды, и, естественно, «забывчивость» мужа о ваших праздниках и праздниках ваших родных — это забывчивость иллюзорная. Вот такая двойная мораль свидетельствует об усилиях вашего мужа поднять хоть каким-то образом свою заниженную самооценку.

Ира, ваш муж — крайне несчастный человек. Помните, как у Ильфа и Петрова? Александр Македонский, конечно, был великим человеком, но зачем же стулья ломать? В данном случае — утюги. А ведь этот случай является прекрасным индикатором психологической слабости вашего мужа. Вы просто в очередной раз попали в одну из его многочисленных болевых точек, поэтому с ним надо работать как с тяжелым клиентом. Здесь требуется все-таки личная консультация. Ира, рекомендую вам связаться со мной как можно быстрее.

Разговор на равных

— При таком раскладе, Сергей Анатольевич, получится, наверное, только то, что ни ты — мне, ни я — тебе?

— А никто никому ничего ведь и не должен! Как сказал немецкий психолог Фриц Перлз в своей изумительной книге «Внутри и вне помойного ведра», «я — это я, ты — это ты, и то, что мы встретились друг с другом, является большим счастьем, и то, что мы расстались с тобой, является еще большим счастьем». Все. Никто никому ничего не должен, ничем не обязан, каждый должен представлять собой самодостаточную личность. Если вы хотите всю жизнь прожить с мужем-ребенком или женой-лялькой — это ваше право, так же как и ваше право жаловаться потом на несправедливость жизни. Но самое интересное, что мы живем в проблемных для нас отношениях и пять, и десять, и двадцать лет и все плачем. Значит, нас это устраивает? Нужно вообще-то каждому определиться, чего он хочет в этой жизни, а потом и относиться к ближнему своему не как к ребенку с неразвитым умом, а как к взрослому человеку, наделенному хоть какой-то ответственностью. Вот тогда и можно начинать вести разговор на равных.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед
с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов
по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  29 262
Загрузка...