Задержали выплаты

В Усольском районе приемные семьи два месяца не получали детских пособий

На прошлой неделе в «Пятницу» позвонила Татьяна Бухарова из Усолья-Сибирского. Она рассказала, что ей и остальным приемным матерям уже второй месяц не платят денег на содержание детей. Положение приемных семей близко к отчаянному. Корреспонденты «Пятницы» немедленно отправились в Усолье выяснять, в чем дело.

Когда мы приехали, хозяйка дома Татьяна Бухарова поила детей чаем. На столе были одни блины. Дети их поглощали с аппетитом. — Тянем время, — с грустью призналась Татьяна Викторовна, — с блинами и кабачками. Слава Богу, что есть свой огород и кое-какие запасы. Чувствуется, что Татьяна Викторовна — хорошая хозяйка. В доме очень уютно. Кругом порядок. Оборудован теплый туалет, есть ванна, большая стиральная машина-автомат. Только тесновато, в каждой комнате — по три кровати. — Там наверху еще три комнаты, — показала Татьян Викторовна на лестницу, — я несколько лет строила второй этаж, чтобы детям просторнее было. Там очень хорошо. Можно было оборудовать специальную комнату для игр, другую — для занятий. Но денег не хватило закончить. Нужно проводить отопление, электрику... Жаль. В ее доме собрались еще пять женщин: Ирина Казанцева, Ирина Холодок, Ирина Литвинцева, Людмила Слесарева и Маквала Цхадая. Собрались, чтобы рассказать о своем бедственном положении. У всех них на попечении находятся приемные дети: у кого три ребенка, а у кого и шесть. Все дети разного возраста. Например, у Маквалы Гивиевны старшей дочери 15 лет, а у Людмилы Алексеевны двое приемных детей уже поступили в авиационный техникум. Все они говорят, что приемная семья — это огромная забота и ответственность. — Встаем в семь утра и ложимся в двенадцать, — объясняет Ирина Литвинцева, — я на пенсии. Свои дети выросли, но силы еще есть, и жилье позволяет. Женщины, решившие взять приемных детей, уже не могут работать, на это у них просто нет времени и сил. Некоторые благополучные семьи и с одним-то ребенком едва справляются, а тут семьи по семь человек, и каждому нужны уход и забота. При этом у большинства мам из Усолья нет мужей, поэтому единственный источник денежных средств — это поддержка государства, которое, кстати, постоянно декларирует заботу о семье и призывает россиян брать детей-сирот на воспитание, чтобы они выросли полноценными гражданами своей страны. Эта помощь, по словам матерей, составляет 4800 рублей на ребенка, плюс зарплата приемной мамы — 3600 рублей. Итоговая цифра — 8400 рублей. В общем, отнюдь не огромные деньги. — Все уходит на детей, — говорит Ирина Казанцева, — особых льгот для нас нет. В школе нас, как и других, обязывают платить за учебники, за ремонт. Обедов бесплатных нет. Почти никаких послаблений. Но и эти небольшие деньги перестали платить. Началось это с сентября. Женщины пришли в банк за зарплатой, а на счетах пусто. Через месяц прекратили поступать и детские пособия. В итоге два месяца без денег. Уже третий пошел. — Почему не платят, никто ничего не объясняет, — говорит Ирина Холодок. — Нет денег, и все... Где только мы не были! Везде только руками разводят. Ничего толком не говорят. Начальник нашей соцзащиты Семенов нам свой пиджак предложил... Сказал, что в бюджете области этих денег нет. Мол, ждите... — А на что содержите ребятишек? — У всех родственников и знакомых занимаем, — призналась Ирина Литвинцева. — Первое время терпели... Но ситуация становится все хуже и хуже. А ведь детей не только накормить-одеть надо, им еще кроме этого много чего нужно: учебники, книжки, игрушки, краски, карандаши. К примеру, у Маквалы Гивиевны двое ребятишек ходят в художественную школу. Это стоит денег — 2500 рублей за человека в год. У других — на борьбу, теннис и английский... — А елки начнутся! — восклицает Ирина Холодок. — Новогодние праздники — это и для обычной семьи огромные затраты. И костюмы надо, и подарки, и цирк... Детям ведь не объяснишь, почему другие пойдут в цирк, а они нет. Но самое страшное, конечно, вопрос выживания зимой. Холода уже настали, а у приемных семей дрова на исходе. Чем топить будут — неизвестно... У Татьяны Бухаровой дрова уже закончились. За свет платить тоже нечем. Женщины беспокоятся, что скоро к ним приедут и отключат электричество и никто не посмотрит, сколько у них детей — девять или пять... Не то время... Телефоны, кстати, почти у всех отключены за неуплату. Одна из приемных мам призналась: «Мы близки к отчаянию. Если так пойдет и дальше, то мы будем вынуждены отдать детей обратно. В приют! А что делать, если в кастрюле пусто!» И тут же испугалась своих слов: «А как ребенку сказать об этом, мол, извини, иди назад. Как самой после этого жить? Ведь мы их уже воспринимаем как родных».

Тревога остается

Когда верстался номер, в «Пятницу» позвонила Татьяна Бухарова. Она сообщила, что в местной соцзащите ее заверили, что детские деньги наконец поступили на счета матерей. Но, по словам Татьяны Викторовны, все равно остается чувство тревоги. Хорошо, если это были временные трудности, а если в связи с экономическим кризисом подобное превратится в систему. Страшно, что заложниками ситуации становятся самые слабозащищенные категории граждан. А еще страшнее, когда ими становятся и так обделенные судьбой дети-сироты и добрые женщины, которые решили дать им семью и душевное тепло.

Что будет дальше

Чтобы выяснить причины задержек, мы позвонили в Министерство социальной защиты населения Иркутской области. Однако Любовь Шеметова, начальник отдела предоставления поддержки семьям, на этот простой вопрос ответить категорически отказалась, сказав, что не уполномочена. Тогда мы позвонили на телефон горячей линии Минсоцзащиты Иркутской области:

— Скажите, пожалуйста, с чем связаны задержки выплат детских пособий приемным семьям?

— С кризисом... С чем! В декабре должно начаться финансирование, должны деньги быть.

— А дальше все нормально будет?

— Даже не могу подсказать...

Загрузка...