Из ямы не вылезти

Выпускница детдома второй год живет в гараже

У 19-летней сироты из Ангарска Нади Макаренко вместо прописки есть только акт обследования жилищно-бытовых условий. В нем черным по белому написано: «Место жительства — поселок Майск, ГСК-3, бокс № 408». Здесь, в смотровой яме гаража, девушка живет уже второй год. Закрепленная за ней комната в бараке сгорела еще восемь лет назад, когда Надя находилась в детском доме. Вопрос же о предоставлении сироте нового жилья чиновники так и не решили.

Трудное детство Жизнь Надежды Макаренко простой не назовешь. До одиннадцати лет девочка жила с родителями-алкоголиками, которые вспоминали о дочери лишь тогда, когда были не в состоянии сходить в магазин за бутылкой. В их квартире постоянно собирались толпы собутыльников. Ругань, пьяные разборки. Наде казалось, что этот кошмар уже никогда не кончится. — У нас частенько дома даже нечего было поесть, — вспоминает Надя. — Одежды нормальной не было. В школу я не ходила. В отделе опеки о судьбе ребенка задумались, когда родители Нади потеряли за долги квартиру.

Одиннадцатилетнюю девочку отдали в детский дом. Там она прожила до 15 лет, а потом поступила в профессиональное училище. Училась на агента по снабжению, рекламе и сбыту, жила в общежитии. После окончания учебы Надя узнала, что закрепленная за ней комната в бараке сгорела еще восемь лет назад, когда она была в детском доме. Новым же жильем сироту не обеспечили.

С милым в гараже рай

Три года назад Надя встретила своего Александра.

— Хорошо, что я познакомилась с Сашей, он обустроил для нас гараж, — говорит девушка. — А так бы мне пришлось жить на улице. Без прописки на работу не берут, а квартиру снимать нет денег. В гаражном кооперативе к постоянным жильцам бокса уже привыкли.

Местный сторож Евгений Епанчинцев относится к ребятам с пониманием:

— Надежда с Александром второй год у нас живут. Мы с ними из-за этого неоднократно ругались, говорили, что жить в гаражном кооперативе нельзя. Сейчас к ним уже привыкли, сильно не придираемся. Они так-то ребята тихие, не пьют, не дебоширят.

 С виду гаражный бокс ничем не отличался от остальных. Но лишь с виду.

 — Вот наш коттедж. Не стесняйтесь, заходите, — открывая ворота, сказала девушка. В гараже стоит уазик, под машиной — смотровая яма, расширенная до комнатенки, в которой и живут молодые. По крутой деревянной лестнице мы осторожно спускаемся вниз. От тусклого света лампы непривычно рябит в глазах. Внутри — холодные бетонные стены и пол. По правую сторону стоит деревянный топчан, над ним висит ковер.

 Напротив кухонный гарнитур, холодильник, микроволновая печь, газовая плитка, раковина. В углу от кровати — телевизор с DVD-плеером и стол, сделанный из станка швейной машины «Зингер». За ним Надя готовится к занятиям — сейчас она учится в училище на парикмахера.

— Здесь у нас комната и кухня, — поясняет Надя. — А вон там, внизу, туалет. Еще одна лестница, ведущая вниз. Здесь в земляной пещере находится уборная. Посередине стоит ванная с душем и умывальник. Александр включает кран, вода из раковины стекает в ямку в земле.

— Весной куплю пиломатериалы, построю над гаражом второй этаж — детская будет, — говорит хозяин. От этого «подземного царства» мурашки бегут по коже. Хозяева, видя мое недоумение, говорят, лишь разводя руками, что уже привыкли к такой жизни.

— Холодно, конечно, отопление наверху центральное, внизу греемся калорифером, а так жить можно, — говорит Надя. — Саша провел вытяжку, чтобы с улицы выхлопами не пахло. Трамвайная остановка рядом — на учебу удобно ездить. Я ведь сейчас еще в одно училище поступила. Так что теперь полдня на занятиях, опять же бесплатные обеды.

Средств на съемную квартиру молодые заработать не могут. Александр развелся со своей женой. Этот гараж — все, что осталось от брака. Прописки у него также нет. Деньги на жизнь, одежду, содержание машины и медицинские услуги мужчина зарабатывает, ремонтируя автомобили. Причем автомастерская расположена здесь же, в гараже.

— Без прописки мне не выдают медицинский полис, — жалуется Надя. — Мне же нужно постоянное наблюдение у врача. Сейчас я уже на четвертом месяце беременности, что будет дальше, не знаю.

Скорая помощь сюда не поедет. Да и малышу в таких условиях жить нельзя. Конечно, мне страшно, что ребенка могут забрать. Я хочу свою семью, хочу жить как все нормальные люди.

Чиновники не спешат

Надо сказать, что прокуратура обязала городскую администрацию выдать девушке жилое помещение. Однако обеспечить сироту жильем чиновники не спешат.

— Из администрации мне прислали гарантийное письмо на выдачу комнаты в общежитии 13 квадратных метров, — поясняет Надя. — Я попросила время подумать. По закону мне должны были дать 33 квадрата. Потом снова обратилась с вопросом о выдаче комнаты, но ее почему-то уже отдали другому человеку.

Хотя официального отказа я не писала. Начальник юридического отдела администрации Ангарского муниципального образования Евгения Понятовская с доводами Нади Макаренко не согласна:

— Мы предоставляли Надежде комнату в общежитии 13 квадратных метров. Девушка от нее отказалась. Жалобы на то, что мы передали это жилое помещение другому человеку без ее согласия, необоснованны. Эта комната пустовала пять месяцев. И у девушки было время подумать.

Надя же хочет отдельную приватизированную квартиру. Эти требования основаны не на законе и не могут быть удовлетворены. Сироте необходимо встать на учет нуждающихся в предоставлении жилого помещения. После этого ей предоставят жилье. Вообще, эта история очень странная, и мы будем с ней разбираться. Изначально девушка не говорила, что живет в гараже. Мне кажется, что это просто хорошо разыгранный спектакль, игра на публику. Спектакль или нет, но факт есть факт — девушка уже два года живет в гараже, сейчас она на четвертом месяце беременности.

Макаренко в надежде на правосудие собрала целый ворох документов из отдела опеки и городской прокуратуры. Среди них есть очень любопытные, которые, по мнению девушки, и стали причиной того, что она осталась без крыши над головой.

— Изначально мы с родителями жили в нормальной благоустроенной квартире, — поясняет Надя. — Мать пила, отец держался, работал. Но потом он тоже пристрастился к спиртному. По квартплате накопился долг. И тогда они решили обменять нашу двухкомнатную квартиру.

— В администрации мы взяли копию документов обмена, оказывается, что этим вопросом занимался отдел опеки, — добавляет Александр. — Почему так произошло, непонятно. Но именно работники опеки обменяли благоустроенную квартиру. Причиной обмена был указан разъезд семьи. При этом родители Надежды и не думали разводиться. Они продолжали вести свой разгульный образ жизни на новом месте — в бараке, пока их не выкинули на улицу.

— Однажды к нам домой пришла какая-то женщина и стала спрашивать, на каких правах мы здесь живем, — вспоминает Надя. — Она являлась законной владелицей этой комнаты. А нас просто обманули при обмене жилья. В итоге я попала в детский дом. Не менее противоречивые вопросы вызывает справка, выданная сироте, о прикрепленной за ней комнате в бараке, в квартире № 4. Однако в полученной справке из БТИ видно, что это был каркасный засыпной трехкомнатный дом, в котором 4-й квартиры не существовало. Впрочем, в администрации Ангарска считают, что оснований для возмущения у девушки не должно быть.

— Доводы о наличии вины органов местного самоуправления в утрате жилой площади несостоятельны, — в официальном письменном ответе прокомментировала исполняющая обязанности мэра Ангарска Ирина Цыпенко. — Жилое помещение было утрачено в результате пожара. Оценку законности произведенного обмена могут дать только правоохранительные и судебные органы. И в настоящее время нельзя утверждать, что произведенный обмен не соответствовал требованиям закона.

Надежда Макаренко уже устала бороться. Девушка не знает, где искать правду. На суд надежды мало. Выйти замуж за Александра тоже нельзя — тогда она потеряет статус сироты и ей придется навсегда распрощаться с надеждой на положенные по закону квадратные метры.

Могут забрать ребенка

— Без прописки мне не выдают медицинский полис, — жалуется Надя. — Мне же нужно постоянное наблюдение у врача. Сейчас я уже на четвертом месяце беременности, что будет дальше, не знаю. Скорая помощь сюда не поедет. Да и малышу в таких условиях жить нельзя. Конечно, мне страшно, что ребенка могут забрать.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments
Загрузка...
Загрузка...