Боюсь своего мужа

«Любовь ни в коем случае не соотносится с такой эмоцией, как страх. Это взаимоисключающие понятия», — напоминает кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Вопрос времени

— Сергей Анатольевич, что это за Средневековье — женщина боится своего мужчины?

— Я бы сказал, что это даже не Средневековье, это отсутствие самого смысла отношений. Потому что любовь ни в коем случае не соотносится с такой эмоцией, как страх. Это взаимоисключающие понятия. Биологически закрепленная реакция живых существ на страх выражается в трех основных формах: либо мы сражаемся с источником страха как с врагом; либо спасаемся бегством, если чувствуем, что мы слабы; либо впадаем в ступор, т. е. когда страх парализует. И я думаю, что страх перед мужем, когда жена при этом продолжает с ним жить, сродни третьей составляющей.

И этот ступор — паралич действий и мыслей — представляет собой ситуацию неопределенности, значит, рано или поздно это состояние должно перейти либо в первую, либо во вторую форму, потому как неопределенность — это крайне шаткое состояние. И весь вопрос упирается только в свойства характера, темперамента, личности человека, который испытывает страх. Разрешение неопределенности — это вопрос времени. Страх перед мужем — это своего рода тихий омут. Бояться бесконечно невозможно. Однажды наступает время действовать: женщина все равно уходит от человека, который внушает страх, либо она совершает поступки, которые подпадают уже под Уголовный кодекс.

Найти человека

Любовь: «Я боюсь своего мужа! Мне 54, ему 59, прожили вместе 30 лет, вырастили двоих сыновей. Я работаю и получаю пенсию, он не хочет работать, пенсионер. Он постоянно меня критикует, контролирует, сколько денег я трачу. Я боюсь купить себе новую юбку. Я боюсь в дом пригласить своих подруг, уговариваю, чтобы он не ругался, я боюсь, что он напьется пьяным и будет выступать. Я боюсь ему в лицо сказать, что он в чем-то неправ, он постоянно нападает. Я не могу сделать ему замечание, терплю все, чтобы его не разгневать, постоянно думаю, я его брошу, но боюсь остаться одна. Он командует мной, только его мнение важно, мое — нет! Я постоянно оправдываюсь перед ним. Как мне поменять позицию?»

— Уважаемая Люба, ваша проблема — во временном факторе, ваша позиция, которая вырабатывалась на протяжении 30 лет, стала не только привычной, она уже окостенела, и поэтому поменять свое отношение к человеку, который, кроме страха, у вас сейчас ничего не вызывает, представляется сложнейшей процедурой, но попробуем. Во-первых, дети выросли, живут, насколько я понимаю, самостоятельно, таким образом, вы отвечаете только за себя; во-вторых, Люба, вы продолжаете работать, т. е. занимаете активную социальную позицию, не являетесь иждивенцем у государства; в-третьих, у вашего мужа, можно догадаться, нет нефтяной скважины, нет олигархических состояний, он никак не может быть вашим спонсором.

Значит, вы находитесь в более чем выгодной позиции в плане принятия решения о собственной независимости, так что решите для себя простую задачу: продолжать ли вам дрожать по любому поводу, стремясь предвосхитить капризы деспота, либо все-таки пора совершать поступки. Вы боитесь одиночества? Но хорошее одиночество еще и заслужить надо, а при вашем раскладе вам не нужно его бояться. Да одиночества у вас и не получится, у вас всегда будет возможность общаться с сыновьями, у которых наверняка уже есть или будут дети, ваши внуки. А найти нормального человека, я подчеркиваю, нормального, не поздно ни в каком возрасте.

От расстройства чувств

Светлана: «У меня дома очень непростая ситуация сложилась. Мы с мужем живем уже 12 лет, жили без росписи четыре года. Потом он предложил мне расписаться, я очень хотела этого, нормальной семьи. Но после свадьбы стало не так, как я мечтала. Муж очень занят и увлечен работой и воспитанием своих детей от первого брака, хотя они с женой и развелись, все равно он участвует во всех делах своей первой семьи. Я почувствовала себя ненужной и завела роман. Через год все открылось.

Я надеялась, что тот человек со мной соединится, но он остался со своей семьей. А я осталась у мужа, потому что мне пойти некуда было, не к родителям же, когда тебе почти сорок. И с тех пор отношения с мужем хуже некуда. Я, сама того не желая, отчитываюсь перед ним во всем и его стала контролировать, хотя раньше этого не было. Все время чего-то боюсь, что он уйдет к женщине какой-нибудь, хотя сейчас не похоже, что у него кто-то есть. Но я поняла, что люблю только его и что мне никто не нужен, только он».

— Мы все, Светлана, сначала совершаем поступки, а потом придумываем для них обоснования, а если не совершаем поступки, тогда тешим себя иллюзиями, мечтами, прожектами. Но, Света, уже многое произошло, ситуация более-менее определилась, вам необходимо как минимум понять, что и вы, и ваш муж имели свое прошлое. Зачем же воспоминанием об этом прошлом отравлять друг другу жизнь? Он поддерживал отношения со своей прежней семьей, а вы от расстройства чувств завели роман.

Все это было, было когда-то, и, я вас очень прошу, не чувствуйте себя исключительно виновной. Не превращайтесь в рабу любви, а попробуйте как минимум зауважать себя и как можно меньше оправдывайтесь перед вашим суровым мужем, носителем этических и нравственных норм поведения в браке. Поймите, если вы не сможете занять равную с ним позицию во взаимоотношениях, вы все время будете виноваты, причем виноваты всегда и не по факту, а по инерции.

Фантазия работает

Алиса: «Год назад у нас была встреча с однокурсниками. Все у нас собрались, потому что мы с мужем тоже вместе учились, многие приехали из других городов даже. И я обратила внимание, как мой муж с интересом общается с теми девушками, на которых раньше внимания не обращал. С тех пор стал мне подчеркивать, что они все очень хорошо выглядят, прямо не говорит, а мне кажется, что он подразумевает, что я постарела. И недавно с увлечением смотрел передачу по телевизору, какие возможности сейчас есть исправить внешность с помощью пластических хирургов. Мне это очень неприятно. Я теперь стараюсь не появляться ненакрашенной, дома хожу только с прической, но все равно ничего не помогает. Та встреча с однокурсниками все изменила в наших с мужем отношениях».

— Всегда, Алиса, есть факты, а есть их интерпретация. Человек — такое существо, которому фактов не то что не хватает, они, по большому счету, вообще не нужны, потому что своя фантазия работает. В вашем случае я четко вижу так называемое избирательное восприятие, при котором мы обращаем внимание только на те аспекты ситуации, которые посчитали сейчас значимыми. И даже нейтральное поведение другого человека четко встраивается в систему наших страхов и ожиданий. Идет навстречу по улице незнакомый человек и улыбается, так нам, Алиса, этого мало, он же, гадина, ехидно улыбается, он фактически насмехается над нами, т. е. мы придумываем причины поведения других людей.

Вы встретились с однокурсниками, ваш муж обратил внимание на внешность ваших студенческих подруг, ну, ясное дело, давно не виделись, нахлынули воспоминания, возникла потребность в выражении симпатии. Так вы, Алиса, подумайте, если хвалят другую женщину, это совсем не значит, что этим оскорбляют вас. Только на основании своей предвзятости вы начали замечать за мужем те вещи, которые наверняка были раньше, но вы на них внимания не обращали, как, в частности, на его интерес к пластическим операциям. Поэтому, Алиса, не создавайте себе проблему, не усугубляйте ее и по возможности пытайтесь быть объективной. Глядишь, все тогда и встанет на свои места.

Некуда деваться

Рита: «Бывшая жена моего мужа, с которой он расстался десять лет назад, вдруг нарисовалась в нашей жизни. Стала проявлять усиленное внимание к нашей семье и даже имела наглость заявиться к нам домой на день рождения мужа. Я бы ее выгнала, но дома были все родственники, которые тоже не одобряют ее поведения. Я теперь боюсь, что муж к ней уйдет. У него там двое детей, у меня сын от первого брака, общих детей нет. Он сказал, что и так уже детей достаточно. Я боюсь потерять его, боюсь, что разрушится моя жизнь. А он ничего не понимает, что со мной происходит, обзывает только толстой бочкой, хотя если уж говорить, кто толстый, то его жена тоже не Дюймовочка».

— Рита, меня поражает ваша самооценка, которая опустилась уже ниже плинтуса. Ничего себе! На день рождения вваливается какая-то посторонняя тетка, а вы и все ваши родственники утерлись! Вас обзывают, а вы плачете в тряпочку! Да, в конце концов, если дело так пойдет и дальше, то вас, Рита, оставит не только ваш муж, но и ваши родственники, которые перейдут на сторону его бывшей жены. Возьмите себя в руки и не позволяйте обиде брать верх над вашими отношениями с любимым человеком, постарайтесь относиться к его словам снисходительно: ах, я бочка, да ты что, милый, я просто дорожная цистерна!

Понимаете, стоит усилить понятие, которое вам навязывается, я думаю, не со зла, и эти игрища сразу сойдут на нет, потому что вы не отрицаете слова говорящего, а мало того что подтверждаете их, но даже усиливаете. Это весьма эффективный прием как при назревающем конфликте, так и для разрядки давней напряженности в отношениях. Поэтому не вгоняйте себя в состояние безысходности, в состояние зависимости, ненужности, я думаю, что вам есть за что себя полюбить. Ну а если вы полюбите себя, то и всем окружающим, в том числе и вашему мужу, некуда будет деваться.

Впал в детство

Марина: «Муж старше меня на 18 лет, раньше я думала, что это только плюс. Мне он нравился именно потому, что он взрослый, самостоятельный и с ним надежно. Я родила двух детей. Но сейчас в него вселился как будто другой человек. Он стал следить за мной, проверяет каждый звонок, может на моей работе появиться случайно, и с детьми он совсем не тот, кого бы я хотела видеть отцом, — он очень не выдержанный с детьми. Может материться при них, вообще несдержанный, ни за что ни про что наказывает детей. И я боюсь, что в нашей семье дело скоро дойдет до рукоприкладства. Я его совсем не узнаю, он стал какой-то злобный и подозрительный».

— Ваша ситуация, Марина, во многом типична. Когда имеется такая разница в возрасте, мужчина со временем начинает чувствовать свою неполноценность: вот- де появится скоро молодой красавец, охмурит, отобьет, заграбастает его любимую жену-малышку. И поэтому такие мужчины начинают суетиться, пугаться всего, ищут шпионов и врагов под кроватями и на работах. У них портятся отношения со всеми, в том числе и с детьми, как все у вас и происходит.

Ваш муж просто боится, он боится потерять вас, поэтому для того, чтобы дело не дошло до рукоприкладства, а это вполне возможно, ибо такой проблемный возрастной муж способен на все, постарайтесь его успокоить, продемонстрируйте ему свою надежность, уверенность в ваших отношениях. С ним нужно вести себя как с испуганным ребенком. Это может спасти ситуацию, хотя не факт. Все зависит, наверное, от силы ваших чувств — только сильное исходное чувство может спасти людей в их кризисных отношениях. Так что терпения вам, Марина, и мудрости, если ваш муж впал в детство.

Важна философия

— Я, Сергей Анатольевич, была однажды по-настоящему шокирована. Пришла в гости к старому приятелю — обаятельнейший мэн, добрый, деликатный, внимательный и т. д. Он женился на молоденькой девочке, позвали меня. И я с отвращением увидела, что мой друг — настоящий деспот, ведет себя как полоумный падишах, бровью поведет, а его хорошенькая жена несется исполнять глупые приказания, трясется от страха, что сделает что-то не так. Очень грустно наблюдать такие метаморфозы.

— Здесь речь идет даже не о метаморфозах, вся проблема заключается в степени дозволенного поведения: на людях мы одни, в кругу семьи — другие. Мы просто не можем всегда быть одними и теми же, потому что в разных обстоятельствах мы играем разные социальные роли. Но всегда важна, конечно, общая философия, узнаваемость, т. е. нужно все-таки быть последовательным в своем поведении. Но в различных жизненных и житейских ситуациях мы ведем себя так, как предлагают нам окружающие.

Часто деспотизм в личных отношениях со стороны одного из партнеров буквально провоцируется рабским состоянием другого: когда мы сами дозволяем, разрешаем и провоцируем человека становиться хамом. Может быть, это происходит от слишком большой и слепой любви, когда одна сторона теряет контроль, другая — самоконтроль. Вот тогда все дурные подсознательные качества, которые более строгим и требовательным окружением блокируются, вырываются наружу. В каждом человеке столько всего! И очень часто сами жертвы провоцируют тиранов.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед

с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов

по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  10 438