Закрыть наркопритон

Избавиться от мест, где собираются наркоманы, очень сложно из-за несовершенства законодательства

Несмотря на многочисленные обещания властей бросить все силы на борьбу с наркоманией и на очевидные промежуточные победы в этом нелегком деле, существующие законы не позволяют эффективно бороться с таким явлением, как наркопритоны.

В мае этого года в Свердловском районном суде Иркутска рассматривалось дело Валентины Чумаковой, проживавшей по адресу: улица Баженова, 6. Эта пятидесятилетняя женщина в марте прошлого года решила открыть в своей квартире настоящий притон для желающих сделать укол наркотика. Сама Валентина не кололась, но усиленно пила.

Соседи поначалу жалели женщину: ведь страсть к алкоголю у нее появилась после того, как она несколько лет назад лишилась двух дочерей и мужа. Но вскоре весь дом возненавидел Валентину.

В две комнаты своей коммунальной квартиры Валентина пускала только девушек-наркоманок: мужчин она боялась впускать в жилище. Для нужд героинщиц Валентина отдала одну из своих комнат, во второй жила сама. Причем жила, в принципе, неплохо. Регулярно убиралась в квартире, оплачивала коммунальные услуги, вносила деньги за электроэнергию. Пила не круглосуточно, только по вечерам. За предоставление крова Чумакова установила таксу — сто рублей.

Информация о деятельности Валентины быстро распространилась в среде наркоманов и вскоре дошла и до наркополицейских. Те установили за квартирой Чумаковой постоянное наблюдение и упорно собирали доказательную базу. Как только из дома выходила очередная уколовшаяся девушка, ее задерживали и увозили на освидетельствование к наркологу. Примечательно, что практически все клиентки Чумаковой после бесед с сотрудниками наркоконтроля снова шли в притон, но ничего не говорили хозяйке о слежке.

Последним днем существования притона стало 20 марта. Представители правопорядка сочли, что доказательств вины Чумаковой собрано достаточно, и ее, к огромному удовольствию соседей, задержали. Суд вынес Чумаковой достаточно мягкий приговор: два года условно. Но и этой меры хватило, чтобы Валентина задумалась над своим асоциальным поведением и больше не стала пускать к себе наркоманок.

Но не ко всем содержателям притонов судьи относятся одинаково. Менее терпимы они к тем из них, кто не только дает приют героинщикам, но и колется с ними сам, да еще и торгует наркотиком. Как пример — житель микрорайона Приморского 43-летний Александр Федоров.

Три года назад через дальних знакомых он, будучи холостым мужчиной, нашел себе симпатичную квартирантку — Алену Чупину. Вскоре выяснилось, что она не просто очаровательна. Алена оказалась действующей проституткой и наркоторговкой. Как ни странно, Александр не стал выгонять ее из квартиры. Через некоторое время Алена стала его возлюбленной. Нетрудно догадаться, что в один ужасный день Александр не выдержал и укололся сам. Дальнейшее падение было стремительным. В итоге дошло до того, что Александр в феврале этого года устроил в своей квартире притон.

По законам наркоманской конспирации, Александр старался действовать с максимальной осторожностью. В свой дом впускал только знакомых людей. А они приводили с собой кого угодно. Кололись наркозависимые в туалете Александра. Некоторые из них, в особенности подружки Алены из числа секс-работниц, уходили сразу на работу, единицы оставались кайфовать в квартире. За посещение притона клиенты отдавали хозяину по 150 рублей.

— У нас и раньше из-за них было неспокойно, — говорит жительница дома Галина Петровна. — А после создания притона стало просто страшно. В эту квартиру, как на шабаш, слетался всякий страшный сброд. Их обколотые лица мне до сих пор снятся по ночам. Я помню имена некоторых наркоманок, которые ходили к Саше: Длинная Аня, Мышка Таня, Шлеп-Нога. Это ужасно!

Как и в предыдущем случае, для безоговорочных доказательств сотрудникам наркоконтроля потребовалось время, чтобы свозить к наркологу как можно больше героинщиков. Затем последовал визит с обыском в сам притон. Суд, несмотря на полное признание Александром своей вины, приговорил его к трем с половиной годам в колонии общего режима.

Срок получила в сентябре этого года 26-летняя Людмила Дорохина, которая так же, как и ее «коллега» из Приморского, была заядлой наркоманкой.

— Впервые я попробовала наркотик в 1998 году, — рассказывала Людмила следователю. — Тогда многие кололись «ханкой». У меня сначала не было зависимости, я могла совмещать употребление «ханки» с учебой в техникуме. Но вскоре этот наркотик исчез, и на смену ему появился героин. Тогда я очень быстро скололась. Сейчас мне нужно по три дозы ежедневно. А где взять деньги? Воровать я не хотела, вот и рассудила, что если у наркоманов есть деньги на героин, то они с удовольствием будут платить за крышу над головой.

Эту мысль Людмила претворила в жизнь в августе 2008 года. Она сообщила самым проверенным своим друзьям-наркоманам о том, что будет пускать их к себе за 150 рублей. Спрос на это предложение был постоянным. Ходило к Людмиле несколько человек, но зато постоянно. Главными же постояльцами стали супруги Лаврентьевы, приехавшие в Иркутск из Свирска и жившие у Людмилы три месяца. Посетители притона готовили здесь раствор героина для внутривенного применения, кололись и релаксировали на диване. После выхода из квартиры их, как вы уже догадываетесь, ловили наркополицейские и увозили к наркологу. 14 августа задержали и хозяйку притона. Ее отправили в колонию на полтора года.

Фамилии осужденных изменены.

Для удобства наркоманов

В две комнаты своей коммунальной квартиры Валентина пускала только девушек-наркоманок: мужчин она боялась впускать в жилище. Для нужд героинщиц Валентина отдала одну из своих комнат, во второй жила сама. Причем жила, в принципе, неплохо. Регулярно убиралась в квартире, оплачивала коммунальные услуги, вносила деньги за электроэнергию. За предоставление крова Чумакова установила таксу — сто рублей.

Почему трудно закрыть

Начальник группы дознания Управления федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Иркутской области Наталья Водянникова говорит, что, перед тем как закрыть очередной наркопритон, полицейские должны произвести тщательную подготовку.

— Для сбора необходимых доказательств нужно, во-первых, допросить соседей, которые могут подтвердить наличие в их доме наркопритона, — говорит Наталья Ивановна. — Во-вторых, взять свидетельские показания у самих посетителей притона и собрать доказательства того, что они употребляли наркотики именно по этому адресу. Для этого их необходимо доставить на освидетельствование к наркологу. Одним из самых важных доказательств являются показания о том, что в притоне можно было находиться за определенную плату и что это заведение работало не один и не два дня. Только при наличии всех этих составляющих можно ждать обвинительного приговора в суде.

Метки:
baikalpress_id:  29 195
Загрузка...