Не с кем поговорить

«Мы начинаем чувствовать другого человека только тогда, когда нам плохо. А когда хорошо, мы слушаем только себя», — утверждает кандидат психологических наук, член-корреспондент Международной академии психологических наук, доцент, заведующий кафедрой социальной психологии факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Где мои тапочки?

— Сергей Анатольевич, что это за ситуация — знакомых много, а поговорить не с кем?

— Ну это вообще-то самая обычная в жизни ситуация. По большому счету, поговорить можно только с самим собой. А чтобы другой понял? Это всегда проблематично, всегда создается только иллюзия понимания. В процессе общения, когда два человека разговаривают один на один, то, по Эрику Берну, общаются минимум шесть человек, т. е. шесть субличностей, потому что у каждого человека уже имеются три субличности, три составляющих, и задача партнера — определить, с какой из субличностей идет разговор, чтобы адекватно в нем участвовать. По Эрику Берну, существует три закона общения. Первый: если вопрос-ответ симметричны, т. е., допустим, мое «родительское» задает вопрос вашему «родительскому», либо мое «взрослое» задает вопрос вашему «взрослому».

Второй закон общения: если общение происходит на разных уровнях, но тоже параллельно — допустим, «родитель — дитя». В ситуации семьи родительские программы формируются в пять, максимум в семь, лет, это те программы, которыми мы руководствуемся на протяжении всей своей жизни. Но ребенок рано или поздно взрослеет и покидает дом. Либо вот еще ситуация: начальник — подчиненный, молодой сотрудник взрослеет и тоже уходит.

И третья составляющая человеческого общения по Берну: если вопросы и ответы пересекаются. Вот можно представить рядовую ситуацию — допустим, мужчина приходит домой с работы и спрашивает: дорогая, где мои тапочки? Т. е. ожидается конкретный ответ на конкретный вопрос. А жена ему говорит: возьми там, где ты их бросил; иными словами — разбросал игрушки, не можешь положить на место. Здесь, собственно, и начинается конфликт. Поэтому договориться друг с другом можно только в том случае, если мы пониманием, с какой диспозиции и на какую тему задан нам вопрос. А понять это, как всегда, как раз самое сложное.

Другой род, другой слой

Олеся: «Муж полгода назад бросил пить, хотя алкоголиком никогда не был, а тут пришел к тому, что хватит, надоело, и вдруг выяснилось, что все его друзья — это только собутыльники, оказывается, без бутылки никакого общения нет. Муж теперь очень страдает от одиночества. Все старые друзья — тоже не алкаши, а встреча без спиртного им кажется напрасной тратой времени. Муж теперь совсем замкнулся. Вот так не станешь же заводить новых друзей на пятом десятке».

— Ваша ситуация, Олеся, более чем тривиальна во многих отношениях: нет связующего звена — нет и общения. По концепции Зигерта Ланга, базовой групповой потребностью, которая способствует возникновению отношений между людьми, является так называемая близость интересов: то, что нас связывает, — это и есть источник наших контактов. Поэтому, Олеся, ваш муж, который резко изменил свою систему ориентиров, соответственно, сразу лишился и друзей. Я думаю, что для приобретения новых настоящих друзей, а не для реанимации прежних взаимоотношений, он должен сориентироваться на другой род, другой слой приятелей. А его проблема в том, что он зациклен на прежних взаимоотношениях, он просто других не видит. Помогите ему разобраться в себе самом и в том, что же ему нужно в жизни от людей. Вся депрессия сразу и закончится.

Путь в тысячу миль

Светлана: «Почему-то не могу общаться с людьми, чтоб потом не страдать. Начинаю очень сильно привязываться, а никому это не нужно, нужно, чтоб так было — поговорили, поболтали ни о чем и разбежались. Моя близкая подруга вышла замуж и очень отдалилась от меня, стала жить по указке мужа, он ее старше, и она все делает, чтоб ему угодить, хотя мы с ней раньше были как родные люди. Но ее муж не стал терпеть нашей дружбы, мне очень не хватает в жизни человеческого участия, может быть, потому что я выросла в многодетной семье, сестры и братья теперь далеко, я не замужем, и близкого человека никак не встретить».

— Вы, Света, сразу наговорили столько глупостей подряд! Во-первых, близкие отношения с другими людьми — они не всегда так опасны, как может показаться. Не бойтесь этого, глядишь, а вдруг человек все-таки окажется нормальным. Во-вторых, отношения с подругой. Почему опыт общения с ней так вас травмировал? Она отдалилась, ну, значит, ей так надо. Либо вообще так нужно было вам всем в жизни. Света, не персонифицируйте, не зацикливайте ситуацию на себе разнесчастной, вы имеете право на счастье. И какой-либо опыт, вообще опыт, любой, не должен быть негативным, однозначно плохим. Как говорил Конфуций, путь в тысячу миль начинается с первого шага, и не позволяйте себе думать о превратностях судьбы и ошибочности ваших действий на основании чужого опыта. Опыт, Света, вы должны приобрести свой, индивидуальный.

Вычеркнуть из списка

Марина: «После развода все друзья нашей семьи взяли сторону моего бывшего мужа, даже оказалось, что самая моя старая подруга и то, оказывается, предпочитает дружить с его новой женой, она мне ничего не говорила, просто стала пропадать, пока я все не узнала. Чувствую настоящий вакуум, а раньше все не так было, и я всем была нужна. Что делать? Такое чувствую одиночество и свою ненужность. На работу, с работы...»

— Марина, как говорится, друзья познаются в беде, и я думаю, что настоящие подруги так бы никогда не поступили. Понимаете, любая жизненная проблема, в данном случае развод, является четким индикатором реального отношения к вам, посмотрите, если вам плохо, а якобы близкая подруга отворачивается от вас, то ключевым словом здесь является слово «якобы». Поэтому не берите в голову и не заморачивайтесь на предмет измены подруги. Марина, это не подруга, таких подруг не бывает по определению, друзья, они всегда поддерживают, а не отворачиваются. Поэтому, я думаю, нужно просто вычеркнуть ее из списка значимых людей и жить дальше. Глядишь, настоящие друзья в вашей жизни еще появятся. Как и человек, который вас будет любить.

Делом, словом и отношением

Людмила: «Люди сейчас так замкнуто живут, это даже очень близких касается, даже родственников. У нас в семье раньше было очень дружно, но сестра вышла замуж за обеспеченного, он против, чтоб она вела себя как раньше. У них сейчас друзья — только его знакомые, сестра встречается только с ними, и мама обижается, все равно нельзя так с нами, она стала как чужая, позвонит раз в месяц, и все. Мы же ничего не просим у нее, вот мама недавно болела и запретила мне просить денег у нее на лекарства».

— Люда, будьте сильной, не ждите ни от кого ничего, чем больше вы ожидаете, тем меньше вы получаете. У них своя жизнь, у них свои интересы. А вы рассчитывайте только на собственные силы. Поймите, чем больше вы ждете либо хотите от кого-то чего-то, тем большая вероятность того, что вы ничего не получите. И ваши отношения с людьми, и с родственниками в частности, не должны ставиться на материальную, меркантильную основу. Отношения свои вообще надо очистить от всех меркантильных соображений, убрать из своей жизни ожидание, что вам откуда-то что-то упадет, какой-то подарок. Будьте сильной, если это возможно. Маму надо не забывать и всегда поддерживать, это в ваших силах, делом, словом и отношением, вам одной нужно заменить ей обеих дочерей, чтобы вашей заботы хватило за двоих.

Чем жестче, тем здоровее

Марина: «Дочка в этом году поступила и привела к нам домой двух своих однокурсниц, сказала, что им жить негде. Я думала, что речь идет о нескольких днях, пока они не найдут квартиру, поэтому не возражала, а они и не думают ничего искать. Живут, разумеется, без всяких денег, и питаются они тоже у нас, дочка всегда их к столу приглашает. Поверьте, я совсем не от жадности так, может быть, при другом отношении я бы только радовалась, что у дочки появились друзья, но недавно я случайно услышала, как они между собой говорили, что моя Настя — настоящая лохушка, и добавили бы, наверное, еще много чего нелицеприятного, только я помешала им.

Я пробую говорить дочери, что ее подруги совсем не те, кем она их считает, но она не слышит меня. Что же мне делать? Я конфликта с дочерью не хочу, ей еще с ними учиться, но и не хочу, чтоб ее так использовали непорядочные подруги, она только начинает жить — и такие уже проблемы от ее доверчивости. Мне кажется даже, что если я попрошу этих девочек уехать, то моя дочь из чувства солидарности отправится вместе с ними».

— Марина, уважаемая, выгоняйте всех, это очевидно. Тем более что у вас решение уже готово, вы уже созрели. Даже если ваша любимая девочка последует за этими, с позволения сказать, подругами и, насколько я понимаю, на вокзал, и вообще ненадолго, она очень скоро вернется обратно. Не бойтесь показаться жестокой, это только последовательность в отстаивании интересов, как своих, так и собственной дочери. И чем быстрее вы примете это решение, и чем жестче вы будете, тем здоровее будете и вы, и, соответственно, ваша доченька.

Постоянная категория

Ирина: «Вот стоило серьезно заболеть, закрыть бизнес, как я растеряла всех своих друзей. Раньше всем была нужной, с утра до вечера звонки, все выходные на природе большой компанией. А сейчас вокруг тишина, ни души. Осталась в таком одиночестве, что иногда просто и поговорить не с кем, даже парой слов перекинуться».

— Так, Ира, я думаю, это проблемы не бизнесвумен, а нытье учительницы первых классов начальной школы. Это несолидно, Ира. Возьмите себя в руки. Вы же сильная женщина. Поймите, друзья не растут в огороде, их нельзя купить, они либо есть, либо это ваша иллюзия в отношении этих людей. Настоящие отношения не базируются на статусе, это аксиома. Друзья — это постоянная категория, а не конъюнктура, связанная со статусом, поэтому и не страдайте от резкого изменения к вам этих посторонних людей, а подумайте, что отношения как такового и не было никогда. Других друзей нужно искать, теперь уже настоящих.

Проблема в эгоизме

— Сергей Анатольевич, какая это малость — человек хочет быть услышанным, и другой человек хочет этого же самого. Один человек страдает от одиночества, и у другого — такие же проблемы. Что же мешает людям нормально разговаривать? Ощутить эту самую единственную настоящую роскошь — роскошь человеческого общения?

— Все просто и одновременно сложно, вся проблема в эгоизме людей. Мы все хотим слышать самих себя любимых — и больше никого. Часто любой диалог превращается в два наложенных друг на друга монолога. Мы ждем, когда партнер элементарно закроет пасть, чтобы самому продолжить свой текст, вставить хоть словечко. Очень редко мы пытаемся услышать друг друга. И в большинстве своем благоприятное впечатление о партнере появляется только тогда, когда он готов согласиться с тем, что мы говорим. Мы не слышим друг друга, и, самое страшное, мы не хотим слышать. Мы начинаем чувствовать другого человека только тогда, когда нам плохо. А когда хорошо, мы слушаем только себя.

Уважаемые читатели «Пятницы»!

У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед с психологом Сергеем Бышляго. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  10 406